USER_AVATAR
a-MY
 
Сообщения: 153
Зарегистрирован: 13 дек 2007, 14:22
Блог: Посмотреть блог (39)
Архивы
- Апрель 2013
+ Декабрь 2012
+ Октябрь 2012
+ Июль 2012
+ Март 2012
+ Январь 2012
+ Сентябрь 2011
+ Июль 2011
+ Июнь 2011
+ Май 2011
+ Февраль 2011
+ Ноябрь 2010
+ Октябрь 2010
+ Сентябрь 2010
+ Август 2010
+ Июль 2010
+ Июнь 2010
Поиск блогов

Страх перед насилием, как легитимность государства

Постоянная ссылка a-MY 16 июн 2010, 08:12

“Насилие” стало распространенным пугалом, это слово применяют везде, где нужно вызвать страх и панику у людей. Люди заявляют: «У вас хорошие цели, но мы против насилия».
Слово “насилие” вызывает больше путаницу и непонимание, чем что-либо конкретизирует.

Слово “насилие” - удобная формулировка манипуляции в интересах государства, когда требуется очернить кого-либо или отпугнуть от кого-либо. Когда активисты-пацифисты обвиняют радикальных активистов «в чрезмерном насилии», то они больше играют на руку власти. В «дворовых понятиях» пацифисты - это хлюпики. И это не форма оскорбления или унижения, это просто реальная действительность наших улиц.
Стоит попытаться прояснить понятие «насилие» и какую долю насилия совершают анархисты.

В первую очередь анархистов обвиняют в насилии, когда они совершают саботаж. Поджог машин, особенно полицейских, разрушение капиталистических заведений, coffee или fast food, погром банков или офисов – это форма саботажа. Саботаж – это не насилие, не возможно против неодушевленных предметов осуществлять насилие. Битье витрин или поджог банкоматов – это никак не насилие. Это обычный политический ущерб капитализму или саботаж.
[У саботажа есть свое значение и роль в анархическом движении, а в социальной борьбе - это другая тема. Но в защиту метода саботажа стоит сказать, что в действительности капиталистическая собственность застрахована и разрушенное капиталистическое имущество окупается страховыми компаниями. Это возможно, когда саботаж происходит раз в год, если не в пятилетие. Такая форма саботажа, естественно, покрывается страховкой за все издержки и разрушения. Саботаж эффективен только тогда, когда он регулярен. Активисты восхищаются саботажем рабочих 19 века на заводах, но при этом отрицают этот метод сейчас. Разве поломанные станки и разрушенные предприятия буржуазия потом не восстанавливала за счет тех самых рабочих, которые и осуществляли саботаж? Но метод борьбы саботажем был и остается эффективным. Страховые компании - это попытка капитализма за счет рабочих в будущем покрыть издержки в результате саботажа]
Нас, анархистов, называют хулиганами. Да, мы политические хулиганы, потому что прямое действие в обществе законов будет или хулиганством или терроризмом, в зависимости от количества нанесенного материального ущерба. У нас, анархистов, нет цели уничтожить людей даже целого класса. Если в результате прямого действия страдают люди, то это не закономерность, а случайность. Если кто-то готов убивать людей только из-за одетой на них формы или за ношение “галстука”, то этим он ничем не отличается от нацистов, которые готовы убивать людей из-за цвета кожи, разреза глаз и структуры волос.
Власти пытаются очернить саботаж, применяемый анархистами на улицах при прямом действии, и представить его как насильственный акт. Очень часто такое заблуждение можно встретить и среди активистов, сторонников пацифизма.


Насилие - это применение физической силы против человека, группы или сообщества, при условии, что ему нет противодействующей физической силы. Насилие – это монополия на физическую силу. Насилие - это когда одна сила больше, чем противодействующая ей сила, F>-F. И чем эта разница больше, тем более агрессивна форма насилия. Справедливое общество будет существовать, когда физическая сила будет всегда иметь противодействующую ей силу, когда F=-F.
Основным монополистом физической силы является государство. Именно поэтому самая основная агрессия насилия исходит от государства и государственных учреждений, как армия и полиция. Это законная форма насилия.
Одностороннее применение силы – это форма проявления насилия.
Полиция может в одностороннем порядке применять силу против людей, и она защищена законом, который она же и защищает. Государство – это главная форма насилия, которая защищена законом, который защищается с помощью насилия, применяемым этим же государством.
Случаи, когда должностные лица отвечают за свои действия своей жизнью, являются не актом насилия, а актом противодействующей силы. Генерал, который посылает солдат на войну и отдает приказ бомбить мирных жителей, проявляет акт насилия, за который он в ответе. Он в ответе не за то, что одет в униформу и на нем погоны. Полицейский подвергается акту возмездия не за то, что он носит форму, а за то, что в отделении избивает людей, например.
Пацифисты, которые выступают против насилия, на деле льют больше воды на мельницу насилия, так как если государство стремится монополизировать физическую силу, то пацифисты стремятся уменьшить силу, противодействующую государству. Таким образом, уравнение F>-F превращается в F>>>-F, когда одна сила во много раз больше силы противодействующей, что позволяет проявляться насилию еще сильнее и агрессивней.
Справедливость и равновесие в обществе возможны будут в том случае, если на любую физическую силу будет существовать противодействующая ей сила, когда F=-F.
Подрыв государства и его разрушение должны начинаться с лишения учреждений, основанных на одностороннем применении силы, монополистической власти на физическую силу.
Государство укреплялось всегда с помощью обезоруживания людей. Большевики с захватом власти начали обезоруживать людей, что позволило проводить политический террор, названный «красным террором». Политический террор возможно осуществлять тогда, когда обезоруженные люди будут не способны оказывать отпор.
«Зуб за зуб, око за око, кровь за кровь» выражается в субъективной форме. Уже древние племена понимали значение уравновешенности сил в обществе. Когда бьют тебя, бей и ты, когда стреляют в тебя - стреляй тоже, бьют тебя по зубам - бей в ответ по зубам, режут тебя - режь их в ответ. Тут не имеет значение, выбили зуб тебе или нет, главное бить тогда, когда бьют тебя.
Защищаться от бандитов и криминальных элементов проще потому, что против них можешь применить такую же силу. В то время как против полиции ты не сможешь применить силу, так как это считается покушением на должностное лицо. Именно поэтому люди в погонах более страшны, когда они расстреливают людей в супермаркете или избивают в отделении, - нет права защищаться.
Это заблуждение, что против полиции должно существовать народное ополчение или дружина. Народная или общественная дружина существует как противодействующая сила полиции, государственной силе, но с упразднением полиции и уничтожением государства дружина и народное ополчение станет монополистом в применении физической силы. И какой бы справедливой, честной, открытой или подконтрольной не была дружина, как только одна сила увеличивается, она становится одной из форм насилия. И мы вернемся к тому, с чего начали: никаким организациям, объединениям и формированиям мы не должны доверять одностороннее использование физической силы.
Я за то, чтобы я мог использовать физическую силу, но я так же и за то, что любой, против кого я начинаю применять физическую силу, мог с таким же успехом воспользоваться ею.
Люди в древности своей защитой считали клинок, в то время как современное общество правом личной защиты наделило другого человека. Это позволило одним людям использовать силу, а других этого права лишило.

Очень часто люди стремятся приравнять антифашистов к нацистам, обвиняя их в насилии. Но они не углубляются в суть проблемы.
Нацизм в стране развился за счет того, что против нацистских нападений не было организованно своевременного силового отпора. Если бы тем молодым бонхедам своевременно давали по морде, то мы не имели бы проблему под названием нацизм. Но именно страх перед нацистами породил развитие нацизма на наших улицах. Уличное насилие, которое творят нацисты возможно только тогда, когда они в одностороннем порядке применяют физическую силу, не получая должный и равный отпор.
Никто не вспоминает, что было на улицах пять лет назад: от слова «нацист» разбегалась молодежь. Именно в то время родился такой анекдот: «Сколько требуется бонхедов, чтобы разбежалась толпа скейтеров? – Один».
За пять лет все изменилось, нацисты потеряли монополию на физическую силу на улицах. Не малую роль в этом сыграли те самые боевые антифашисты, которых сейчас обвиняют в использовании насилия и сравнивают с нацистами.
Антифашисты становятся сторонниками насилия тогда, когда начинают массово применять физическую силу против всех, кто их не устраивает, лишая тем самым возможности на отпор и противодействие.
Так же и с уличным насилием. Например, с гопниками. Причина гопничества в том, что существуют хлюпики, которые не применят силу, когда у них отбирают часы, телефон, деньги и другие вещи. Именно за счет того, что гопник может пугать применением силы, а с другой стороны человек боится применить силу, рождается уличное насилие.

Антифашизм, оставаясь политическим действием и имея единственную цель - противодействие нацистскому террору, рано или поздно станет насилием, так как при ослаблении нацистского террора, антифа начнет монополизировать силу в своих группировках. Антифашистское действие, которое остается уравновешенной силой против политического насилия, будет всегда на грани насилия. Как только политическое насилие, против которого выступает антифашистское действие, ослабнет, сила антифа увеличится. И это приведет к насилию со стороны антифа. Противодействие нацистскому насилию должно заключаться в противодействии сил. Если нацисты начинают убивать, то человек должен иметь полное право на отражение таких актов нападения.
Антифашистское действие должно идти от противодействия политическому насилию к противодействию любому насилию, к социальной борьбе. Антифашистское действие должно быть не организованным отпором группы или сообщества людей, а индивидуальной возможностью применения физической силы, взаимодействием между разными индивидами, при этом создается коллективный отпор в виде отпора множества индивидуумов.
Пока антифашистское действие не станет одной из форм, разрушающей монополию государства на применение физической силы, оно будет оставаться политичным и не имеющим развития в будущем.
От политического противодействия насилию – антифашистской борьбы к повседневному противодействию насилию в обществе – социальной борьбе.

Стоит понимать и уяснить, что физическая сила остается одним и тем же в любой ситуации. Насилие – эта та же физическая сила, что и самооборона. Отличие состоит в том, что при насилии нет противодействия, в то время как самооборона – это противодействующая сила.
Любая самооборона может перерасти в насилие, а насилие в самооборону.
Физическая сила, используемая индивидуально множеством личностей, взаимодействующих между собой не в рамках двух конфликтующих сторон и с участием третьего лица, наблюдающим и предотвращающим в случае увеличения применяемой силы одной из конфликтующих сторон, – приблизит нас к социальному преобразованию общества и к уравновешенному и справедливому сожительству людей.

борющийся пока жив
25.01.2010, MY
Последний раз редактировалось a-MY 28 авг 2010, 03:25, всего редактировалось 1 раз.

__________________
Дорогу осилит идущий!
0 комментариев Просмотрено 2711 раз

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Google [Bot], Yahoo [Bot]

cron