USER_AVATAR
a-MY
 
Сообщения: 153
Зарегистрирован: 13 дек 2007, 14:22
Блог: Посмотреть блог (39)
Архивы
- Апрель 2013
+ Декабрь 2012
+ Октябрь 2012
+ Июль 2012
+ Март 2012
+ Январь 2012
+ Сентябрь 2011
+ Июль 2011
+ Июнь 2011
+ Май 2011
+ Февраль 2011
+ Ноябрь 2010
+ Октябрь 2010
+ Сентябрь 2010
+ Август 2010
+ Июль 2010
+ Июнь 2010
Поиск блогов

О национальности

Постоянная ссылка a-MY 16 июн 2010, 08:13

- Вы какой национальности?
- Я нерусский.
- Понятно, и какая национальность?
- Я и говорю, национальность – нерусский!

Отношение к национализму в антиавторитарном движении может быть не однозначным. Но вот к вопросу национальности - отсутствует. Получается, что мы против нацизма, но признаем национальность.
Вопрос национальности является актуальным в современном антифашистском движении. И связанно это с проведением митинга «Русские против фашизма» 4 ноября 2009г., но из-за круговорота событий я немного промедлил с этой темой. Здесь я выражаю свою индивидуальную позицию, как анархист.

Одним из лозунгов митинга был «Не все русские фашисты». Я бы предпочел, чтобы слово русский, наоборот, связывалось именно с фашизмом. Не из-за ненависти к русской национальности, а из-за тактического хода. Если фашисты используют лейбл «русский», чтобы распространять свои фашистские идеи, то человек, который не приемлет эти взгляды, будучи недовольным такой подменой понятий, может не только возмущаться кощунству фашистов, но и начать предпринимать какие-либо действия против этого. Человек смотрит новости и знает, что есть русские фашисты и есть русские антифашисты, и он выбирает, кого поддерживать и к кому он испытывает симпатии.
Намного проще работать с человеком, который действует, даже если ты и не полностью разделяешь все его взгляды, чем с людьми, которые сидят у телевизоров.
Тут прослеживается одна существенная ошибка, которая повторяется на протяжении последних лет в анархическом движении (пока еще анархисты – это основной костяк антифашистского движения в России), – борьба за симпатии людей. Бесполезно вести политическую борьбу, не захватывая власть. Симпатии людей нужны тем, кто рвется к власти. Поддержка анархистами национального митинга связана с борьбой за симпатию, а не за выражение своей позиции. Нам важны не симпатии, а чтобы не мешали нам делать необходимое.
Заигрывать с национальностью не стоит. Это поражение. Есть вещи, у которых суть не меняется. Отношение к национальности не важно, важно ее наличие. Существование и приемлемость национальности спасает нацизм от поражения. Если люди откажутся использовать терминологию национальности, то нацизму просто не на что будет опираться. Но такие выражения как «русский анархист», «немецкий антифашист», «американский социалист» и так далее используются даже в лексиконе анархистов. Если мы против нации, то анархисты есть анархисты, только одни из России, другие из Мексики, мы антифашисты, только кто-то из Германии, а кто-то из Японии.
Если люди не отказываются от использования национальности, значит, они не понимают, о чем мы говорим.

Очень часто идут споры об этносе. Мы все внешне различны и имеем разный язык, и от этого никуда не деться. Да, это так. Но теряется одна важнейшая вещь. Страна может пониматься как государство с явно выраженными границами и как географическое местоположение.
Из первого восприятия появляется национальность, из второго - народы/этнос.
Появление народов обусловлено двумя вещами: географическим местом и культурой. Нация – это население конкретного государства.
Между людьми есть культурно-географическое различие. Западное полушарие будет отличаться от восточного, и на земле нет местности, которая в точности была бы похожа на другой участок суши. Значит, чем разнообразней ландшафт земли и чем больше население планеты, тем разнообразней будут становиться люди.
Независимо от внешности дети, которые вырастут в одной местности и в одной культурной среде, будут иметь друг с другом больше общего, нежели с теми, кто с ними похож внешне, но вырос в другой местности с другой культурой.
Мне очень хорошо запомнился пример, когда азиат, который похож на китайцев больше, чем на европейцев, но выросший на севере России, негативно и с презрением относился к китайцам. Конечно, тут не малую роль играет разжигание розни и ксенофобии государством.

На человека больше влияет не его внутренняя наследственность, а внешняя среда.
Народы и этнос – это результат не крови, а внешней среды.
Количество наций столько, сколько государств, а разнообразных этносов, сколько разнообразных ландшафтов.
Государство – это единственное, что уничтожает разнообразие людей, самобытность этноса, народное меньшинство. Государство под эгидой национальности стирает географические особенности и насильно насаждает культуру нации через школы.
Государственное насилие и пропаганда национальности - это единственное, что стирает различие между жителями Северо-запада России и Дальнего Востока. А различия бы стали складываться не только из-за отличительности территорий, но так же и культурного взаимодействия с другими этносами.
Стоит понимать, что чукчи и славяне - это результат не человеческого менталитета, а условий внешней среды. Переехав жить к чукчам, со временем человек станет по поведению чукчей, так как на него будет воздействовать внешняя среда, и человек просто биологически будет вести себя относительно окружающей среде. И менталитет, о котором некоторые так упорно твердят, является всего лишь окружающим фактором. Нет смысла восхвалять этнос и им гордиться. Окружающая природа диктует свои правила, по которым человек играет.
Стоит понимать, что замкнутость на определенной территории ведет к умственному параличу, в то время как перемещение влияет на расширение восприятия мира. Передвижение и перемещение людей в географическом пространстве способствует обмену информации, воспринятой разными географическими условиями, что опять способствует развитию человечества. И стоит понимать, что перемещение людей не уничтожает этнос, оно его обогащает. Пока люди своей деятельностью не влияют на географический ландшафт, этносу ничто не угрожает.
Именно по этой причине мы, анархисты, стремимся к упразднению границ. Потому что это не уничтожает этнос, а обогащает каждого человека знаниями и расширяет его восприятие окружающего мира.

Национальная трактовка в корне не верна, она не оправдана ни генетически (биологически) ни теорией новых правых, которые признают влияние территории, а не генов. Взять, например, Приморский край на Дальнем Востоке России - это политическое деление, которое не отвечает действительности. На деле было бы уместней говорить о жителях долины реки Уссури, гор Сихотэ-Алиня, побережья Японского моря и так далее. В большинстве случаев даже анархисты используют трактовку и политическое деление, названия областей/краев или городов. На деле все жители этих ландшафтов были бы отличительны.
Города строятся и развиваются в зависимости не от ландшафта, а от стремления получить прибыль. По существу все города стоит уничтожить, снести потому, как эти города не приспособлены для жизни большого количества людей. Уничтожить города для создания таких полюсов, которые будут отвечать потребностям большого количества людей. Города стирают различия и особенности людей.
Новые правые, отказываясь от генетического понимания этноса, себя обезоруживают. Они становятся сектантами, которые признают равенство, но при этом изолируют себя от других ландшафтов. Стоит понимать: человек не является носителем этноса, этнос – это результат внешней среды, то есть этнос - это географическая особенность, и естественно не возможно быть ее носителем.
До становления Руси существовало множество племен, которые именовались за счет местности обитания. Взаимодействие этих этносов породило большой этнос – славян, который просто определялся большей частью территории. Но если вспомнить Русь до времени формирования централизованного государства, то все вольные города, хотя их и относят к этносу славян, имели собственное наречие, свою особенную культуру, которая отвечала ландшафту местности.

Географическое место влияет, но оно не является наследственным и не достается на всю жизнь. Этнос изменяем, как ландшафт земли. Националисты призывают к любви к родине, к территории, на которой родился. Это же нередко, но в более мягкой форме, можно встретить и среди анархистов. В общем, все крутится вокруг «любви к родине». Тут стоит понимать, что невозможно любить неодушевленные предметы. Любовь - это взаимность чувств, это биологическое проявление тела. Чувства не могут проявлять неодушевленные предметы, тем более отвечать взаимностью. Невозможно любить родину или территорию, это неодушевленные предметы. Можно испытывать чувства к людям. И чаще всего привязанность не к территории, а к тем людям, которые на ней живут.
Моя родина там, где меня ждут и любят.
Естественно, географическое место рождения и взросления накладывает свой отпечаток на человека. Но это не становится причиной любви и гордости. Стоит понимать, что географическое место влияет на человека своим давлением, погодой, атмосферой, составом почвы и пищи, запахом этой местности. И человек естественно будет чувствовать себя на схожей территории лучше и комфортней. Но это не причина быть прикованным к данной местности, человек, как животное, способен адаптироваться к внешней среде, именно поэтому этически изменяем.


Нам, анархистам, не стоит игнорировать актуальные вопросы и темы общества. Отношение к нации и этносу должно исходить не из того, что ими пользуются нацисты. Мы, анархисты, должны на такие актуальные темы отвечать своим пониманием и восприятием. Я не игнорирую вопрос этноса, просто в отличие от нацистов у меня другое понимание его. И чем мы, анархисты, будем проще и понятней отвечать на такие вопросы, тем больше мы будем идеологически обезоруживать нацистов.

Так же как не стоит игнорировать проблему гастербайтеров и иммиграции. Конечно, эта проблема возникает из-за капитализма, это понятно всем. Нацисты опираются на решение этой проблемы. Они предлагают депортацию всех приезжих, но при этом умалчивают, за чей счет будут это делать и что такая программа позволит увеличить налогообложение.
Рассматривая проблему гастербайтеров, стоит обратить внимание на то, чтобы приезжие не сбивали заработную плату, они должны обладать такими же правами, как и местные рабочие. Это приведет к тому, что нанимать гастербайтеров станет не выгодно. Естественно, это приведет к избытку рабочей силы, но лучше, чтобы у всех были равные возможности, определяющиеся его классификацией. Никто не будет ехать за 100, 1000 или 5000 километров, если и на своем месте получает то же самое, что и в дали. Это значит, что эффективней помогать увеличению заработной платы там - откуда едут, нежели бороться там - куда едут. Тем более гастербайтер с правами будет так же заинтересован, чтобы его сожители не приезжали и не лишали его имеющейся работы. Именно такие приезжие рабочие, обладающие равными правами и имеющие работу, будут стремиться увеличить стабильность у себя на «родине», чтобы его земляки-конкуренты не приезжали. Экономически это означает, что появится стремление к выравниванию возможностей в разных странах, то есть люди приезжают и улучшают свое положение, чтобы его улучшить и там, откуда они приехали. Стоит понимать, что капитализм – это эксплуатация, и он стремится эксплуатировать тех, кто выгоднее, а не по национальному признаку.
Если нацисты предлагают обложить всех местных рабочих налогом, чтобы депортировать, то мы предлагаем не тратить денег, а дать всем рабочим одинаковые права. Это не потребует увеличения налогообложения рабочих, а так же ударит по взятничеству чиновников, которые в сговоре с капиталистами доят приезжую рабочую силу. Я не сторонник синдикалистского подхода к решению вопроса иммиграции таким способом, но я привожу пример разрешения актуального вопроса.

Нацисты оправдывают депортацию тем, что тогда русский капиталист/буржуй будет достойно платить русскому рабочему. Только тут становится вопрос: «А что этим русским капиталистам мешает сейчас платить достойную заработную плату русским рабочим?» Им вполне ничто не мешает платить достойную заработную плату русским рабочим, тем более за счет мизерной зарплаты гастербайтеров.
Пару лет назад был материал, где отмечалось, что нацистская организация ДПНИ была замечена в сотрудничестве со строительными компаниями, которые активно пользовались услугами незащищенных рабочих (гастербайтеров). Почему нацисты, крича «русский, помоги русскому», сами сотрудничают с компаниями, которые не помогают русским рабочим, а, наоборот, сотрудничают с теми компаниями, которые используют дешевую бесправную рабочую силу (гастербайтеров).
Мы, анархисты, не должны игнорировать вопросы, которые интересуют общество. Мы должны на них давать ответ, простой и понятный, а не ссылаться на классиков социализма. Это все равно, что в дилемме о Боге поп постоянно ссылается на Библию. Такая позиция не раскрывает сути вопроса и тем более не дает понимания его.


Затрагивая вопрос национальности, стоит затронуть и толерантность. Я не толерантен к людям. Толерантность – это терпеть то, что ты не одобряешь. Я не буду одобрять многие действия людей, я не буду с ними общаться и вести какие-либо контакты. Я общаюсь с теми, кто мне приятен.
Если в доме азербайджанцы торгуют водкой из-за своей социальной слабости и правовой незащищенности, то я их не одобряю не потому что это азербайджанцы, а потому что они торгуют водкой. Я не приемлю это действие, хотя и понимаю их социальную слабость. Толерантность учит меня с этим мириться. Но мне отвратителен факт торговли водкой, и не важно, кто торгует: русская бабушка или приезжие азербайджанцы.
Глупо относиться враждебно к приезжим корейцам, живущим в подъезде и поддерживающих его в чистоте и порядке, или гордиться русскими, живущими ниже или выше, которые пьют, свинячат, заплевывают подъезд и забрасывают его окурками.
Есть определенное отношение к поступкам и поведению, которое не зависит от внешнего облика. Толерантность заставляет нас обращать внимание на то, что мы, анархисты, говорим «это неважно».
Толерантность, так же как и идеология нацистов, акцентирует внимание на внешних признаках человека, в то время как мы, анархисты, должны говорить о том, что человек оценивается по его поступкам и поведению в независимости от внешних признаков. Толерантность заставляет обращать внимание на внешние признаки и прощать поступки и действия, которые ты не одобряешь.
Например, в 2000-х годах один из пограничных городов Китая с Россией был заселен вежливыми, добрыми и улыбающимися людьми. Спустя 7 лет этот город наполнился озлобленными, наглыми и агрессивными людьми.
За семь лет жители города изменились полностью. Факт торговли играет важную роль. Но горожане стали вести себя так, как вели себя приезжие из России, которые пили, матерились, ругались, оскорбляли, дебоширили и ко всему этому поведению требовали уважения и почести к себе. Но как себя вели, такое отношение и заслужили. Тут факт того, что одна сторона - жители Китая, другая сторона - жители России, маловажен. Оставаясь вежливым с людьми, я не встретил никакой ругани и оскорблений в свой адрес. И услышав фразу «китайцы наглые и грубые», я спрашивал: «А какое отношение должно быть к пьяницам?».

К толерантности стоит добавить одну из самых излюбленных тем всех нацистов – гомосексуализм. Около двух лет назад во внутренней дискуссии среди анархистов стоял вопрос сексменьшинств. Было много позиций: и то, что они угнетаемые и стоит за их права бороться и, наоборот, что это все либерализм. Но я тогда и сейчас остаюсь на позиции, что не стоит отмечать и акцентировать внимание на сексуальной ориентации человека, потому что это внешний признак. Мы, анархисты, не должны делить общество по внешним признакам. Когда мы, анархисты, обращаем внимание на внешний признаки угнетенных, протестующих, борющихся, именно тогда мы подобаем себя нацистам, именно в таких позициях мы соглашаемся с нацистским подходом к пониманию общества.
Гомосексуализм мало изучен, в психоанализе нет этому объяснений. В обществе очень велик настрой гомофобии. Стоит добавить, что гомофобы чаще всего скрытые гомосексуалисты, которые с этим борются внутри себя, потому они так активно ненавидят гомосексуалистов, которые не стесняются своей ориентации. Гомофобам стыдно за то, что они такие же. Толерантность подразумевает то, что просто человек должен терпеть этих «пидорасов».
Такой толерантный подход к гомосексуализму закрывает этих людей еще больше от общества, что еще больше затрудняет понимание и причины гомосексуализма. От явной агрессии к ним люди начинают их ненавидеть, хотя во внешних признаках нет ни плохого, ни хорошего.
Гомосексуализм очень развит в милитаризме, в армии. Это естественно - отсутствие противоположного пола диктует свое поведение. То же происходит и в природе. Так же как однополый секс имеет место быть в тюрьмах. История свидетельствует, что и среди нацистов было не мало гомосексуалистов. Если нацисты требуют запретить гомосексуализм, тогда стоит начинать с запрета нацистских партий и организаций. Так как именно нацисты выступают за развитие милитаризма.

Пора перестать игнорировать тематику нацистов. Лучше разбираться в тематике нацистов и иметь свою позицию по этим вопросам, нежели подражать их образу, который и так не удачный. Даже государственные политологи не используют в агитации национальную терминологию, чаще всего используется термин «Россия». Под термин «Россия» попадает все население на территории РФ, в то время как «русский» узкий термин, да и не понятно, кто русский, а кто нет.
И как было правильно замечено по поводу митинга «Русские против фашизма», не понятно кто под кого косит. Или фашисты под антифашистов или антифашисты под фашистов.
Если нацисты напирают на внешние признаки, мы, анархисты, в таких проблемах должны акцентировать внимание на поступках и действиях. Приезжие грабят - но кто-то хочет, чтобы его грабил русский? Приезжие насилуют - но я не думаю, что женщине будет приятней, если ее изнасилует русский. Вопрос не внешности, а в самих действиях. Нацисты против того, чтобы приезжие не насиловали, но за то, чтобы насиловали русские. Именно на таком нацистском абсурде мы и должны их обставить.
И мы, анархисты, не должны уподобляться восприятию общества и социума нацистским подходом. Нацисты все общество делят по внешним признакам. Классовый подход не создает свой метод восприятия общества, а подражает нацистскому. Потому что в классовом обществе люди разделены не по цвету кожи, а потом где сидят: если сидит в бытовке - свой, если сидит в кабинете - то враг. Хотя при этом тот, кто сидит, думает о справедливости, а тот, кто у станка думает о том, как заполучить место в кабинете, это условный пример абсурда внешних признаков. Классовое общество разделено по тем же внешним признакам. Не будем забывать, что среди анархистов многие были выходцами из дворян и князей, но это им не мешало сражаться за свободу и справедливость. Даже тот, кто сидит на вершине пирамиды и считается самым свободными, является обманутым, потому что он полностью зависит от тех, на ком сидит. Между управлением станком и управлением людьми различие в том, что в первом случае это физическая боль, а во втором это головная боль. Внешний признак «ты рабочий борись за рабочий класс» равносилен «ты русский борись за русский народ». Суть одна и та же: внешний признак определяет твое поведение и действия.
Анархисты должны отказываться от восприятия общества и людей по внешним признакам, не только по цвету кожи, но по содержанию инструментов в руках. Для нас есть люди, которые оцениваются своими поступками и делами.

03.02.2010, MY

__________________
Дорогу осилит идущий!
0 комментариев Просмотрено 2076 раз

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Bing [Bot], Google [Bot]