Но­вый по­ря­док на ве­ка.

Проблемы глобализации
Ответить
михель гофман
Сообщения: 9
Зарегистрирован: 04 мар 2014, 00:20

Но­вый по­ря­док на ве­ка.

Сообщение михель гофман » 15 сен 2014, 23:06

NOVUS ORDO SECLORUM.

Но­вый по­ря­док на ве­ка.
(Над­пись на обо­рот­ной сто­ро­не од­но­дол­ла­ро­во­го банк­но­та)

Но­вый По­ря­док – это иде­ал об­ще­ст­ва, в ко­то­ром реа­ли­зо­ва­на со­ци­аль­ная гар­мо­ния, осу­ще­ст­в­лен аб­со­лют­ный по­ря­док.

Меч­та об иде­аль­ном об­ще­ст­вен­ном уст­рой­ст­ве, Но­вом По­ряд­ке, впер­вые поя­ви­лась в древ­ней Гре­ции, и ос­нов­ные прин­ци­пы это­го идеа­ла бы­ли сфор­му­ли­ро­ва­ны Пла­то­ном в кни­ге «Уто­пия», но идеи Но­во­го По­ряд­ка ос­та­ва­лись в заб­ве­нии до Про­тес­тант­ской Ре­фор­ма­ции. В этот пе­ри­од, под влия­ни­ем пла­то­нов­ских идей, были написаны со­циа­ли­сти­че­ские уто­пии То­ма­сом Мо­ром и Кам­па­нел­лой, и они бы­ли свя­за­ны с от­кры­ти­ем но­во­го кон­ти­нен­та, Аме­ри­ки.
Толь­ко в Но­вом Све­те мож­но бы­ло осу­ще­ст­вить меч­ту че­ло­ве­че­ст­ва об иде­аль­ном об­ще­ст­ве, так как, по мне­нию гу­ма­ни­сти­че­ских мыс­ли­те­лей это­го вре­ме­ни, Ста­рый Свет, по­гряз­ший в по­ро­ках, был об­ре­чен, а в Ев­ро­пе не су­ще­ст­во­ва­ло сил, спо­соб­ных рас­чис­тить эти ав­гие­вы ко­нюш­ни.  

Ге­рой «Уто­пии» То­ма­са Мо­ра, Гит­ло­дей, уча­ст­вуя в пу­те­ше­ст­вии Аме­ри­го Вес­пуч­чи, про­сит ос­та­вить его на ост­ро­ве ря­дом с аме­ри­кан­ским кон­ти­нен­том, где он и по­па­да­ет в го­су­дар­ст­во Уто­пию, жи­ву­щее по за­ко­нам, ус­та­нов­лен­ным муд­рым за­ко­но­да­те­лем Уто­пом.

В Уто­пии нет ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти. Все гра­ж­да­не без ис­клю­че­ния ра­бо­та­ют, «ни­кто не си­дит празд­но и ка­ж­дый за­ни­ма­ет­ся сво­им ре­мес­лом». Ис­клю­че­ние со­став­ля­ет не управ­ляю­щая эли­та, а слу­жи­вое чи­нов­ни­че­ст­во, бю­ро­кра­тия, ко­то­рая по­свя­ща­ет се­бя соз­да­нию за­ко­нов и на­ве­де­ни­ем по­ряд­ка. Все про­дук­ты тру­да рас­пре­де­ля­ют­ся рав­но­мер­но. Оде­ж­да у всех оди­на­ко­ва, как и оди­на­ко­вы жи­ли­ща и са­ми го­ро­да, ко­то­рые «в та­кой сте­пе­ни по­хо­жи друг на дру­га, что тот, кто уви­дел один го­род, тот уз­на­ет все го­ро­да Уто­пии.» Прин­цип стан­дар­ти­за­ции жиз­ни в «пра­виль­ном» об­ще­ст­ве поя­вил­ся в уже в са­мых ран­них со­циа­ли­сти­че­ских тео­ри­ях и опы­тах.

Че­рез сто лет по­сле по­яв­ле­ния «Уто­пии», был опуб­ли­ко­ван «Го­род Солн­ца» Кам­па­нел­лы, в ко­то­ром бо­лее под­роб­но, с мно­же­ст­вом де­та­лей, опи­сы­ва­ет­ся об­ще­ст­во, по­стро­ен­ное на тех же прин­ци­пах ра­вен­ст­ва и стан­дар­ти­за­ции. Труд обя­за­те­лен для всех. Же­ны об­щие. Де­тей вос­пи­ты­ва­ют не ро­ди­те­ли, а об­ще­ст­во. За от­кло­не­ния от об­ще­при­ня­тых норм по­ве­де­ния и еди­но­об­ра­зия оде­ж­ды сле­ду­ют жес­то­кие на­ка­за­ния. Прин­ци­пы жиз­ни, пред­ло­жен­ные уто­пи­ста­ми, впо­след­ст­вии ста­ли на­зы­вать со­циа­лиз­мом.

Но, еще до их на­уч­но­го обос­но­ва­ния гу­ма­ни­ста­ми эпо­хи Про­све­ще­ния, идеи со­циа­лиз­ма при­ме­ня­лись на прак­ти­ке в сред­не­ве­ко­вых ком­му­нах-сек­тах ана­бап­ти­стов, ка­та­ров, гу­си­тов, аль­би­гой­цев, мо­рав­ских брать­ев и мно­гих дру­гих. Жизнь ка­ж­дой из сект ог­ра­ни­чи­ва­лась все­го не­сколь­ки­ми го­да­ми, пре­ж­де все­го по­то­му, что у них не бы­ло эко­но­ми­че­ской ба­зы -  зем­ли, зем­ля при­над­ле­жа­ла по­том­ст­вен­ной ари­сто­кра­тии, по­это­му прак­ти­ка ком­мун, ере­ти­че­ских сект сред­не­ве­ко­вья, не мог­ла рас­про­стра­нить­ся на все об­ще­ст­во.
У аме­ри­кан­ских пу­ри­тан, в от­ли­чии от их ев­ро­пей­ских пред­ше­ст­вен­ни­ков, бы­ла эко­но­ми­че­ская ба­за для строи­тель­ст­ва Божь­е­го Цар­ст­ва на земле. Зем­ля в Аме­ри­ке при­над­ле­жа­ла тем, кто ее об­ра­ба­ты­вал. Пу­ри­та­не, соз­дав­шие пер­вые ко­ло­нии в Но­вом Све­те, бежали из амо­раль­но­й, по­роч­ной Ев­ро­пы, и видели свое будущее, как образец для всего остального мира.

Пер­вые бри­тан­ские ко­ло­ни­сты, в Пли­му­те на се­ве­ре и в Джор­дж­тау­не на юге, про­во­ди­ли опы­ты соз­да­ния Но­во­го По­ряд­ка. Ка­пи­тан Смит, пер­вый ли­дер об­щи­ны в Джор­дж­тау­не, ввел прин­цип жиз­ни, вы­ра­жав­ший­ся иде­ей ран­не­го хри­сти­ан­ст­ва, вы­ска­зан­ной апо­сто­лом Пав­лом, «Кто не ра­бо­та­ет - тот не ест.». Сле­дую­щей сту­пе­нью раз­ви­тия этой идеи бы­ла фор­му­ла «Вре­мя–День­ги», вы­рос­шая из про­тес­тант­ско­го по­сту­ла­та, что ка­ж­дый час, про­ве­ден­ный в без­дей­ст­вии, ук­ра­ден от тру­да во сла­ву Гос­по­да.

На­чав с кол­лек­тив­но­го, ком­му­наль­но­го ве­де­ния хо­зяй­ст­ва, пер­вые аме­ри­кан­ские ко­ло­ни­сты вско­ре пе­ре­шли на бо­лее про­дук­тив­ный ва­ри­ант эко­но­ми­ки, ос­но­ван­ный на ин­ди­ви­ду­аль­ном ин­те­ре­се. Но по­пыт­ки соз­дать кол­лек­ти­ви­ст­скую мо­дель Но­во­го По­ряд­ка про­дол­жа­лись и в 19-м ве­ке.

Как пи­шет аме­ри­кан­ский ис­то­рик Ку­мар, «В Аме­ри­ке 19-го ве­ка прак­ти­ко­ва­лось боль­ше ком­му­низ­ма, чем в лю­бое дру­гое вре­мя, в лю­бой дру­гой стра­не.»

Од­ним из тео­ре­ти­ков ком­му­низ­ма был просветитель Чарльз Фу­рье. В его сис­те­ме об­ще­ст­во со­сто­ит из фа­лан­сте­ров, ка­ж­дый фа­лан­стер, в ко­то­рый вхо­дит 1620 че­ло­век, раз­ме­ща­ет­ся в од­ном шес­ти­этаж­ном зда­ния с не­сколь­ки­ми кор­пу­са­ми, где ка­ж­дый из кор­пу­сов пред­на­зна­чен для ра­бо­ты, об­ще­ст­вен­ных со­б­ра­ний и от­ды­ха.

Фу­рье счи­тал, что все раз­но­об­ра­зие че­ло­ве­че­ских ти­пов ис­чер­пы­ва­ет­ся 810, по­это­му все на­се­ле­ние фа­лан­сте­ра бы­ло клас­си­фи­ци­ро­ва­но по сво­им ти­по­вым пси­хо­ло­ги­че­ским и фи­зи­че­ским ка­че­ст­вам. Ка­ж­дый вы­пол­ня­ет свою ра­бо­ту и по­лу­ча­ет свою до­лю раз­вле­че­ний. «От ка­ж­до­го по спо­соб­но­стям, ка­ж­до­му по тру­ду». Рас­пре­де­ле­ние удо­воль­ст­вий и раз­вле­че­ний по это­му прин­ци­пу долж­но бы­ло стать тем сред­ст­вом, ко­то­рое по­зво­лит под­дер­жи­вать по­ря­док в фа­лан­сте­ре.

Дру­гой ком­му­нист-уто­пист, Ро­берт Оу­эн, пер­вым ввел в оби­ход сло­во со­циа­лизм, и пер­вая ком­му­на, ко­то­рую он соз­дал в Со­еди­нен­ных Шта­тах, Но­вая Гар­мо­ния, бы­ла фаб­ри­кой, при­над­ле­жав­шей чле­нам ком­му­ны-коо­пе­ра­ти­ва. Впо­след­ст­вии она ста­ла мо­де­лью ра­цио­наль­но­го ве­де­ния ин­ду­ст­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва.

то­пия же Фу­рье бы­ла ан­ти-ин­ду­ст­ри­аль­ной. Чле­ны фурь­е­ри­ст­ких фа­ланг ра­бо­та­ли, но за­ни­ма­лись толь­ко тем, что бы­ло для них при­вле­ка­тель­но, де­лая не­при­ят­ную для всех ра­бо­ту по­оче­ред­но. Груп­пы внут­ри фа­лан­ги фор­ми­ро­ва­лись не на ос­но­ве про­из­вод­ст­вен­ных от­но­ше­ний, а на прин­ци­пе лич­ной при­тя­га­тель­но­сти друг к дру­гу, по сло­вам Фу­рье, на стра­стях, на аб­со­лют­ной цен­но­сти лич­но­сти и са­мо­вы­ра­же­нии в раз­но­об­раз­ных фор­мах дея­тель­но­сти.
Фу­рье счи­тал, что удов­ле­тво­ре­ние ин­стинк­тов, стра­стей ин­ди­ви­да, яв­ля­ет­ся ос­нов­ной си­лой раз­ви­тия об­ще­ст­ва, - «Нет ни еди­ной стра­сти бес­по­лез­ной или пло­хой, все они во­пло­ще­ние ка­честв, дан­ных че­ло­ве­ку при­ро­дой, т.е. Бо­гом.» Ис­тин­ное со­циа­ли­сти­че­ское об­ще­ст­во долж­но по­ощ­рять все то, что счи­та­ет­ся по­ро­ка­ми. Мо­раль­ные прин­ци­пы, за­пре­щаю­щие про­яв­ле­ние при­род­ных ка­честв че­ло­ве­ка, вред­ны, по­то­му что они за­пре­ща­ют че­ло­ве­ку про­яв­лять свою бо­же­ст­вен­ную при­ро­ду. «Все эти фи­ло­соф­ские вы­вер­ты, ко­то­рые на­зы­ва­ют дол­гом, вы­ду­ма­ны людь­ми, а стра­сти, вле­че­нья, да­ны Бо­гом.»

Труд не­об­хо­дим толь­ко для соз­да­ния са­мо­го не­об­хо­ди­мо­го, а соз­да­ние и на­ко­п­ле­ние бо­гатств, как цель об­ще­ст­ва, про­ти­во­ре­чит ис­тин­ной це­ли лич­но­сти - са­мо­реа­ли­за­ции в твор­че­ском про­цес­се об­ще­ния с дру­ги­ми людь­ми, в сча­стье, на­сла­ж­де­нии са­мой жиз­нью.

Цен­тром кон­цеп­ции Фу­рье был ин­ди­вид, лич­ность, рас­цве­ту ко­то­рой, во всех ее про­яв­ле­ни­ях, долж­но все­мер­но по­мо­гать об­ще­ст­во. Кол­лек­тив, по Фу­рье, это со­б­ра­ние лич­но­стей, в ко­то­ром сво­бод­но рас­цве­та­ют все ка­че­ст­ва че­ло­ве­ка, по­дав­ляе­мые в “нор­маль­ном” об­ще­ст­ве, а су­же­ние че­ло­ве­ка до “нор­мы” ни­что иное, как унич­то­же­ние лич­но­сти.
Но все аме­ри­кан­ские ком­му­ны, по­стро­ен­ные на кол­лек­тив­ной эко­но­ми­ке, име­ли ко­рот­кую жизнь, так как все­об­щее ра­вен­ст­во при­во­ди­ло к все­об­щей ни­ще­те. Ком­му­на «Но­вая Гар­мо­ния», соз­дан­ная Ро­бер­том Оу­эном, бы­ла ос­но­ва­на в 1825 го­ду и про­су­ще­ст­во­ва­ла 3 го­да, Эть­ен Ка­бэ в Ил­ли­ной­се соз­дал «Ика­рию» в 1850-м, су­ще­ст­во­ва­ла 5 лет, Виль­гельм Вейт­линг «Ком­му­нию» в 1851 го­ду, в Ай­о­ве, 5 лет.

Аме­ри­кан­ские ком­му­ни­сти­че­ские экс­пе­ри­мен­ты не мог­ли не при­влечь вни­ма­ния рус­ских со­циа­ли­стов. По сви­де­тель­ст­ву Ко­ро­лен­ко: «Эмиг­ра­ция в Аме­ри­ку влек­ла мно­гих рус­ских, меч­тав­ших о ком­му­ни­сти­че­ских опы­тах».
Из всех со­ци­аль­ных уто­пий ком­му­ни­сти­че­ская уто­пия Фу­рье бы­ла наи­бо­лее близ­ка об­щим идеа­лам рус­ской ин­тел­ли­ген­ции. Чет­вер­тый сон На­та­льи Пав­лов­ны в ро­ма­не Чер­ны­шев­ско­го был ли­те­ра­тур­ной ин­тер­пре­та­ци­ей идеи Фу­рье о сво­бод­ной люб­ви. Дос­то­ев­ский, за свое уча­стие в круж­ке пет­ра­шев­цев, изу­чав­ших идеи Фу­рье, по­пла­тил­ся ка­тор­гой.

Идеи Фу­рье бы­ли по­пу­ляр­ны в Рос­сии в сре­де рус­ской ин­тел­ли­ген­ции, вос­пи­тан­ной на ев­ро­пей­ской ин­ди­ви­дуа­ли­сти­че­ской куль­ту­ре, но они не мог­ли при­вить­ся в стра­не, где бо­лее 90% на­се­ле­ния бы­ли без­гра­мот­ны и жи­ли в ус­ло­ви­ях, по­стро­ен­ной на кол­лек­ти­виз­ме сель­ской об­щи­ны, без ка­ких-ли­бо свя­зей с об­ще­ми­ро­вой куль­ту­рой. Од­на­ко, идеалы предреволюционной интеллигенции были использованы большевиками, и идеи Фу­рье во­шли, как важ­ная со­став­ляю­щая, в ло­зун­ги со­вет­ской про­па­ган­ды, рас­цвет лич­но­сти объ­яв­лял­ся це­лью ком­му­низ­ма.

Идеи Фу­рье, однако, не бы­ли по­пу­ляр­ны в аме­ри­кан­ском об­ще­ст­ве, ко­то­рое строи­лось на прин­ци­пе ин­ди­ви­ду­аль­но­го ин­те­ре­са, а са­ма лич­ность оце­ни­ва­лась толь­ко по ко­ли­че­ст­ву соз­дан­ных че­ло­ве­ком бо­гатств. Сис­те­ма Фу­рье, в ко­то­рой от­но­ше­ния внут­ри об­ще­ст­ва стро­ились на прин­ци­пах до­ве­рия и бес­ко­ры­стия, про­ти­во­ре­чи­ла ос­нов­ным по­сту­ла­там все­об­щей кон­ку­рен­ции и ин­ди­ви­ду­аль­но­го ус­пе­ха.

Но, хо­тя сис­те­ма Фу­рье бы­ла от­верг­ну­та, идеи дру­гих про­све­ти­те­лей, Рус­со, Сен-Си­мо­на, Дид­ро, Воль­те­ра бы­ли ис­поль­зо­ва­ны. Цен­траль­ная те­ма эпо­хи Про­све­ще­ния – ос­во­бо­ж­де­ние ес­те­ст­вен­но­го на­ча­ла в че­ло­ве­ке, но ес­те­ст­вен­ное мож­но по­ни­мать по-раз­но­му, это мо­жет быть доб­ро­та и от­зыв­чи­вость, ес­те­ст­ве­нен так­же и эго­изм, за­бо­та толь­ко о се­бе. Из всех ес­те­ст­вен­ных ка­честв че­ло­ве­ка Аме­ри­ка вы­де­ли­ла те, ко­то­рые со­от­вет­ст­во­ва­ли ус­ло­ви­ям кон­ку­рент­ной борь­бы, борь­бы за власть и бо­гат­ст­во. Они воз­ни­ка­ли ор­га­ни­че­ски, без внеш­не­го на­жи­ма, в про­цес­се вы­жи­ва­ния, борь­бы всех со все­ми.

Ев­ро­па же, следуя в том же русле, в вос­пи­та­нии необходимых для развития экономики “естественных качеств”, ис­поль­зо­ва­ла традиционные методы - го­су­дар­ст­вен­ное на­си­лие.

В Бри­та­нии второй половины 19-го века, без­ра­бот­ные го­род­ские жи­те­ли и без­зе­мель­ные кре­сть­я­не за­го­ня­лись на­силь­но на фаб­ри­ки, где они жи­ли в ра­бо­чих ка­зар­мах в ус­ло­ви­ях ар­мей­ской дис­ци­п­ли­ны.
За­дол­го до бри­тан­ско­го опы­та, еще в на­ча­ле 19 ве­ка, Арак­че­ев про­вел ус­пеш­ный, но ло­каль­ный экс­пе­ри­мент соз­да­ния тру­до­вых ла­ге­рей, во­ен­ных по­се­ле­ний. В Рос­сии то­го вре­ме­ни его опыт не при­вил­ся, но боль­ше­ви­ки су­ме­ли его вос­про­из­ве­сти на дру­гой, мас­со­вой ос­но­ве, в раз­ма­хе всей стра­ны, ко­гда, по ини­циа­ти­ве Троц­ко­го, на­ча­ли соз­да­вать­ся тру­до­вые ар­мии.

Аме­ри­ка не по­шла по ев­ро­пей­ско­му пу­ти ка­зар­мен­но­го со­циа­лиз­ма, у нее бы­ли дру­гие сред­ст­ва вос­пи­та­ния масс. В на­силь­ст­вен­ном при­ну­ж­де­нии к тру­ду не бы­ло не­об­хо­ди­мо­сти, так как им­ми­гран­ты со всех стран ми­ра доб­ро­воль­но при­ни­ма­ли ус­ло­вия жиз­ни, в ко­то­рых за­вод, фаб­ри­ка и ра­бо­чие тру­що­бы, со­стоя­щие из се­мей­ных хи­бар во­круг, бы­ли лишь вре­мен­ным эпи­цен­тром их су­ще­ст­во­ва­ния, пер­вой сту­пе­нью их жиз­ни в но­вой стра­не, пре­дос­тав­ляю­щей воз­мож­но­сти, ко­то­рых у них не бы­ло в стра­нах от­ку­да они при­бы­ли.

Мно­го­ве­ко­вая меч­та че­ло­ве­че­ст­ва об об­ще­ст­ве все­об­ще­го бла­го­ден­ст­вия ста­ла впер­вые во­пло­щать­ся в жизнь США, где был соз­дана ее основа, про­из­вод­ст­во про­дук­тов мас­со­во­го по­треб­ле­ния, которое пре­вра­ти­лось в ин­ст­ру­мент вос­пи­та­ния масс.

В те­че­нии ве­ков ре­ли­гия бы­ла ос­нов­ным об­ще­ст­вен­ным ин­сти­ту­том, который ре­гу­ли­ро­ва­л все ас­пек­ты жиз­ни, вос­пи­ты­вав­шим нрав­ст­вен­ность, мо­раль (об­ще­ст­вен­ный ин­те­рес), правила поведения
Но ре­ли­гия не стремилась улуч­шить ус­ло­вия жиз­ни лю­дей, она про­сто не ста­ви­ла пе­ред со­бой та­кой задачи. Цер­ковь уве­ко­ве­чи­ва­ла раз­де­ле­ние на бед­ных и бо­га­тых. Бед­няк не мог стать бо­га­чом. Не толь­ко он сам, но и все по­ко­ле­ния его по­том­ков бы­ли об­ре­че­ны на веч­ную ни­ще­ту. Цер­ковь взы­ва­ла к ду­хов­ным цен­но­стям, на­са­ж­дая их ог­нем и ме­чом, и с без­раз­ли­чи­ем смот­ре­ла на ши­ро­ко рас­про­стра­нен­ную и уни­жаю­щую ни­ще­ту, ли­шав­шую лю­дей эле­мен­тар­но­го че­ло­ве­че­ско­го дос­то­ин­ст­ва. За­бо­та о ма­те­ри­аль­ной сто­ро­не жиз­ни бы­ла объ­яв­ле­на низ­кой, низ­мен­ной, не­дос­той­ной че­ло­ве­ка, глав­ной це­лью жиз­ни бы­ло ее вы­со­кое ду­хов­ное со­дер­жа­ние. В этих ус­ло­ви­ях при­зыв к ду­хов­ной жиз­ни вы­гля­дел как над­ру­га­тель­ст­во.

В пе­ри­од сред­не­ве­ко­вья, со­зи­да­тель­ная, твор­че­ская энер­гия масс на­хо­ди­лась под спу­дом церк­ви, в пе­ри­од Воз­ро­ж­де­ния эта энер­гия на­ча­ла про­яв­лять се­бя в са­мых раз­но­об­раз­ных фор­мах, на­чал фор­ми­ро­вать­ся но­вый тип че­ло­ве­ка, тип Строи­те­ля, Со­зи­да­те­ля, Твор­ца, Бур­жуа.

По­сле­до­вав­шая за Воз­ро­ж­де­ни­ем Про­тес­тант­ская Ре­фор­ма­ция про­воз­гла­си­ла цен­но­сти но­во­го, бур­жу­аз­но­го  клас­са -  труд выс­шая ре­ли­ги­оз­ная цен­­­но­сть. Ка­то­ли­цизм го­­­­в­о­ри­л о че­ло­ве­ке как цен­тре все­лен­ной, но был не­спо­соб­ен из­ме­нить жизнь лю­дей к луч­ше­му и на­чал ус­ту­пать свои по­зи­ции про­тес­тан­тиз­му, в ко­то­ром че­ло­век це­нен толь­ко тем, что он соз­да­ет. Про­тес­тант­ская Ре­фор­ма­ция бы­ло пер­вой в ис­то­рии Ев­ро­пы ис­тин­ной ре­­в­о­­лю­­цией, она по­­ве­р­­нула на­прав­ле­ние раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции на 180 гра­ду­сов. Oна из­ме­ни­ла ос­но­вы ми­ро­по­ни­ма­ния всех на­се­ляв­ших Ев­ро­пу на­ро­дов. Все по­сле­до­вав­шие ре­во­лю­ции бы­ли лишь про­дол­же­ни­ем и раз­ви­ти­ем фун­да­мен­таль­ных идей той эпо­хи.

«Дай­те лю­дям хлеб на­сущ­ный, а по­том спра­ши­вай­те их о ду­хов­ной жиз­ни» - та­ков был ос­нов­ной по­сту­лат Про­све­ще­ния, на­след­ни­цы про­тес­тант­ской Ре­фор­ма­ции. Материалистическое мировоззрение прививалось нау­кой, ко­то­рую Про­све­ще­ние пре­вра­ти­ло в но­вую фор­му ре­ли­гии.

В 19-ом ве­ке, ве­ке Про­грес­са, наука превратилась в движущую силу ин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва, она соз­да­ла но­вые, эф­фек­тив­ные ме­то­ды про­из­вод­ст­ва и эф­фек­тив­ные ме­то­ды кон­тро­ля ра­бот­ни­ков, и их ре­зуль­та­том ста­ло ог­ром­ное ма­те­ри­аль­ное бо­гат­ст­во. Ли­де­ром вне­дре­ния но­во­го, на­уч­но­го под­хо­да к про­из­вод­ст­ву бы­ли США.

Ле­нин пи­сал в 1918-ом го­ду, «...(не­об­хо­ди­мо) вне­дрить на­уч­ную аме­ри­кан­скую сис­те­му по всей Рос­сии. ...Про­из­во­ди­тель­ность тру­да - это в по­след­нем сче­те, са­мое важ­ное, са­мое глав­ное для по­бе­ды но­во­го об­ще­ст­вен­но­го строя. Глав­ное для нас – на­уч­ная ор­га­ни­за­ция тру­да и кон­троль.»

Ле­нин, го­во­ря о на­уч­ной аме­ри­кан­ской сис­те­ме, имел в ви­ду сис­те­му, соз­дан­ную Ген­ри Фор­дом, ко­то­рый, по сво­им по­ли­ти­че­ским взгля­дам, был со­циа­ли­стом.  Форд стро­ил до­ма для ра­бо­чих, яс­ли и шко­лы для де­тей. Соз­да­ва­лись ве­чер­ние шко­лы и кур­сы по­вы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции. Ра­бо­чие по­лу­ча­ли зай­мы на по­куп­ку до­мов от ад­ми­ни­ст­ра­ции за­во­да, а не от бан­ков, и с мень­ши­ми, чем в бан­ках про­цен­та­ми, и име­ли пра­во на по­куп­ку ав­то­ма­шин сво­ей ком­па­нии по с­ни­жен­ным це­нам. Ра­бот­ни­ки за­во­дов Фор­да за­ви­се­ли от сво­его ра­бо­то­да­те­ля не толь­ко эко­но­ми­че­ски. Са­лу­ны, ки­но­те­ат­ры, цен­тры раз­вле­че­ний в рай­оне Дет­рой­та кон­тро­ли­ро­ва­лись Фор­дом. Ох­ра­на за­во­дов Фор­да из 5000 че­ло­век сле­ди­ла не толь­ко за по­ряд­ком на про­из­вод­ст­ве, но и за ча­ст­ной жиз­нью ра­бот­ни­ков. Это бы­ла по­пыт­ка “по­стро­ить со­циа­лизм в од­ной от­дель­но взя­той кам­па­нии”, не­да­ром им­пе­рию Фор­да на­зы­ва­ли “фор­дов­ский со­циа­лизм”.

Форд был бе­лой во­ро­ной в кру­ге пред­при­ни­ма­те­лей и ка­пи­та­ли­стов. В гла­зах сво­их кол­лег он пре­да­вал са­му идею ин­ди­ви­ду­аль­ной сво­бо­ды, на ко­то­рой по­стро­ен де­мо­кра­ти­че­ский ка­пи­та­лизм. Но Форд, как ни­кто из его кол­лег по биз­не­су, по­ни­мал ло­ги­ку раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма. Ка­пи­та­лизм, про­воз­гла­сив­ший сво­бо­ду ин­ди­ви­да, не­из­беж­но дол­жен пе­ре­рас­ти в дру­гую фа­зу, со­циа­ли­сти­че­скую, толь­ко со­циа­лизм по­зво­ля­ет соз­дать то­таль­ную сис­те­му кон­тро­ля над ус­лож­няю­щим­ся про­из­вод­ст­вом и об­ще­ст­вен­ны­ми от­но­ше­ния­ми. Со­циа­ли­сти­че­ское уст­рой­ст­во обес­пе­чи­ва­ет пла­но­вое раз­ви­тие эко­но­ми­ки, кон­троль всех об­ще­ст­вен­ных про­цес­сов и, та­ким об­ра­зом, из­бе­га­ет эко­но­ми­че­ских и со­ци­аль­ных кри­зи­сов.

Идея на­уч­ной ор­га­ни­за­ции всех сто­рон жиз­ни об­ще­ст­ва, как ог­ром­ной ма­ши­ны, дей­ст­вую­щей на тех же прин­ци­пах, что и за­во­ды Фор­да, идея со­циа­лиз­ма, ло­ги­че­ски вы­те­ка­ла из за­ко­но­мер­но­стей раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма.
Ле­нин меч­тал ско­пи­ро­вать со­циа­лизм с фор­дов­ско­го со­циа­лиз­ма, но ви­дел един­ст­вен­ную воз­мож­ность реа­ли­за­ции идей Фор­да в Рос­сии по­ли­ти­че­ски­ми, си­ло­вы­ми ре­ше­ния­ми го­су­дар­ст­ва, и хо­тя не­ко­то­рые прин­ци­пы Фор­да бы­ли ис­поль­зо­ва­ны, на­уч­ное управ­ле­ние об­ще­ст­вом не име­ло бу­ду­ще­го. Со­вет­ская эко­но­ми­ка бы­ла под­чи­не­на по­ли­ти­ке, удер­жа­ние и ук­ре­п­ле­ние вла­сти бы­ло важ­нее эко­но­ми­че­ских за­дач. 

Форд же фор­му­ли­ро­вал идеи Нового Порядка не в по­ли­ти­че­ских, а в эко­но­ми­че­ских тер­ми­нах, - «Со­ци­аль­ные из­ме­не­ния долж­ны при­дти не в ре­зуль­та­те по­ли­ти­че­ской ре­во­лю­ции, а в про­цес­се эко­но­ми­че­ской эво­лю­ции. Куль­ту­ра про­из­вод­ст­ва ма­ши­ны долж­на стать куль­ту­рой жиз­ни – это на­ше все­об­щее бу­ду­щее, и ли­де­ром на этом пу­ти бу­дут Со­еди­нен­ные Шта­ты.»

Эту куль­ту­ру об­ще­ст­ва-ма­ши­ны впо­след­ст­вии ста­ли на­зы­вать “кор­по­ра­тив­ным со­циа­лиз­мом”, ко­гда го­су­дар­ст­во на­ча­ло сли­вать­ся с кор­по­ра­ция­ми в од­ну сис­те­му. Бе­ни­то Мус­со­ли­ни на­зы­вал эту сис­те­му фа­шиз­мом, «Фа­шизм мож­но на­звать Кор­по­ра­тиз­мом, по­то­му что это слия­ние го­су­дар­ст­ва и вла­сти кор­по­ра­ций».

Форд ви­дел в кор­по­ра­тив­ной сис­те­ме бу­ду­щее и ока­зы­вал ог­ром­ную фи­нан­со­вую и тех­ни­че­скую по­мощь пер­во­про­ход­цам, на­чав­ших стро­ить кор­по­ра­тив­ный со­циа­лизм в дру­гих стра­нах, Гер­ма­нии и Со­вет­ско­му Сою­зу.
На сред­ст­ва Фор­да был по­стро­ен ав­то­мо­биль­ный за­вод в го­ро­де Горь­ком. Это бы­ли не толь­ко про­из­вод­ст­вен­ные зда­ния, это был це­лый ком­плекс, вклю­чаю­щий фаб­ри­ки-кух­ни, ра­бо­чие об­ще­жи­тия и клу­бы куль­ту­ры, ко­пия фор­дов­ских пред­при­ятий-го­ро­дов в рай­оне Дет­рой­та. Форд вло­жил в строи­тель­ст­во ком­плек­са 50 мил­лио­нов дол­ла­ров, и Горь­ков­ский ав­то­за­вод в 30-ые го­ды стал фор­по­стом со­циа­ли­сти­че­ской ин­ду­ст­рии. Форд при­ни­мал уча­стие так­же в соз­да­нии в гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии ав­то­мо­биль­ных за­во­дов Volkswagen, ко­то­рые вы­пус­ка­ли не толь­ко ав­то­ма­ши­ны, но и тан­ки, и внес свой вклад в создание зна­ме­ни­тых ав­то­ба­нов, ав­то­мо­биль­ных до­рог.

Про­ти­во­стоя­ние ци­ви­ли­зо­ван­но­го ми­ра  Но­­­­в­ому По­ря­дку в Гер­ма­нии и Рос­сии не от­ме­ня­ло то­го фак­та, что все стра­ны, ка­ж­дая по-сво­ему, строи­ли свою вер­сию об­ще­ст­ва–ма­ши­ны, в ко­то­ром, как го­во­рил по­эт ре­во­лю­ции Мая­ков­ский, «Вла­ды­кой ми­ра бу­дет труд».
Аме­ри­кан­ский юрист, по­бы­вав­ший в Со­вет­ском Сою­зе в 1931 го­ду: «Ус­ло­вия жиз­ни здесь на­по­ми­на­ет мне со­стоя­ние дел до­ма. Тот же эн­ту­зи­азм, то же же­ла­ние до­бить­ся ус­пе­хов в ин­ду­ст­рии, та же энер­гия и ув­ле­чен­ность де­лом. Па­рал­лель  су­ще­ст­ву­ет так­же в мо­би­ли­за­ции пат­рио­ти­че­ских чувств и об­ще­ст­вен­ной ак­тив­но­сти.»

Стра­ны, стро­ив­шие Но­вый По­ря­док, раз­ли­ча­лись в сво­ей прак­ти­ке, но идео­ло­ги­че­ские по­сту­ла­ты, ко­то­рые они про­воз­гла­ша­ли, во мно­гом сов­па­да­ли.
Так Бер­нард Шоу от­ме­чал,  «Ста­лин­ская кон­сти­ту­ция вы­гля­дит так, как буд­то она на­пи­са­на То­ма­сом Пэй­ном (один из твор­цов Аме­ри­кан­ской кон­сти­ту­ции).»

Раз­ли­чия же в прак­ти­ке реа­ли­за­ции Но­во­го По­ряд­ка бы­ли свя­за­ны с раз­лич­ны­ми ис­то­ри­че­ски­ми тра­ди­ция­ми, куль­ту­рой и са­мо­соз­на­ни­ем на­ро­дов этих стран.
Осо­бен­но труд­ные за­да­чи стоя­ли пе­ред боль­ше­ви­ка­ми. Нуж­но бы­ло из­ме­нить от­ри­ца­тель­ное от­но­ше­ние к тру­ду, ко­то­рое шло от мно­го­ве­ко­во­го рос­сий­ско­го опы­та - труд сам по се­бе не при­но­сил ощу­ти­мых ре­зуль­та­тов. Не­об­хо­ди­мо­стью ста­ло вос­пи­та­ние но­во­го от­но­ше­ния к эко­но­ми­ке и тру­ду.

Со­вет­ский ло­зунг «Труд - де­ло чес­ти и доб­ле­сти» был па­ра­фра­зой ос­нов­ной идеи про­тес­тан­тиз­ма «Труд - слу­же­ние бо­гу», что бы­ло глу­бо­ко чу­ж­до рус­ско­му соз­на­нию, вос­пи­тан­но­му на пра­во­слав­ной идее, «Труд про­кля­тие че­ло­ве­ку за его гре­хи».

Нуж­но бы­ло нау­чить лю­дей ра­бо­тать, вос­пи­тать но­вое от­но­ше­ние к тру­ду, и для это­го не­об­хо­ди­мо бы­ло не толь­ко репрессивный, но и ог­ром­ный про­па­ган­ди­ст­ский ап­па­рат. По ини­циа­ти­ве Ле­ни­на, в на­ча­ле два­дца­тых го­дов, был соз­дан ЦИТ, Цен­траль­ный Ин­сти­тут Тру­да.

Со­вет­ское ру­ко­во­дство стра­ны на­ча­ло кам­па­нию по вос­пи­та­нию но­вых эти­че­ских ка­те­го­рий - ра­бо­чая дис­ци­п­ли­на, ас­ке­тизм в по­ве­де­нии и же­ла­ни­ях. Ши­ро­ко дис­кус­си­ро­ва­лась так­же не­об­хо­ди­мость но­вой нау­ки, ан­тро­по­тех­ни­ки, нау­ки о соз­да­нии, кон­ст­руи­ро­ва­нии но­во­го че­ло­ве­ка. На За­па­де она по­лу­чи­ла дру­гое на­зва­ние - со­ци­аль­ная ин­же­не­рия. Ка­че­ст­ва, ко­то­ры­ми дол­жен был об­ла­дать “Но­вый Со­вет­ский че­ло­век”, поч­ти пол­но­стью сов­па­да­ли с про­тес­тант­ской эти­кой тру­да и ас­ке­ти­че­ской жиз­ни, но они не давали тех результатов, как в Со­еди­нен­ных Шта­тах, где они естественно приводили к на­гляд­ному улуч­ше­нию ус­ло­вий жиз­ни.

Аме­ри­кан­ская про­па­ган­да, в от­ли­чии от пропаганды боль­ше­ви­ков, не при­зы­ва­ла к са­мо­по­жерт­во­ва­нию во имя вы­со­ких це­лей, она дей­ст­во­ва­ла от об­рат­но­го, «Ду­май толь­ко о се­бе, о сво­ем лич­ном бла­го­по­лу­чии, и этим ты уве­ли­чишь свое бо­гат­ст­во и богатство все­го об­ще­ст­ва».

В США труд, как смысл че­ло­ве­че­ской жиз­ни, про­кла­ми­ро­вал­ся не толь­ко про­тес­тант­ской эти­кой, он так­же про­воз­гла­шал­ся го­су­дар­ст­вен­ной по­ли­ти­кой и идео­­­­л­­о­­гией. Так, пре­зи­дент Каль­вин Ку­лидж в 1927 го­ду, вы­дви­нул, как ос­но­ву аме­ри­кан­ской идео­ло­гии, ло­зунг - «Де­ло Аме­ри­ки - де­лать де­ло» (American business is business).
Бо­гат­ст­во мог­ло рас­ти без­гра­нич­но бла­го­да­ря ма­шин­но­му про­из­вод­ст­ва, а его эф­фек­тив­ность за­ви­се­ла от уров­ня стан­дар­ти­за­ции тех­но­ло­гии и все­го про­из­вод­ст­вен­но­го про­цес­са. Стан­дар­ти­за­ция ста­ла не­об­хо­ди­мо­стью и в об­ще­ст­вен­ных от­­н­о­­ше­­ниях, и обо­­зн­а­­чалась тер­ми­ном бю­ро­кра­ти­за­ция.

Бю­ро­кра­ти­за­ция про­цесс де­мо­кра­ти­че­ский, бю­ро­кра­ти­за­ция рас­пре­де­ля­ет власть по ши­ро­ко­му по­лю, власть на­чи­на­ет при­над­ле­жать мас­сам ис­пол­ни­те­лей, и за­да­ча бю­ро­кра­ти­за­ции унич­то­жить не­фор­маль­ные от­но­ше­ния ме­ж­ду людь­ми, ко­то­рые под­ры­ва­ют ра­бо­чую дис­ци­п­ли­ну и уг­ро­жа­ют ста­биль­но­му об­ще­ст­вен­но­му по­ряд­ку. Функ­цио­наль­ные же, т.е. стан­дар­ти­зи­ро­ван­ные (бю­ро­кра­ти­зи­ро­ван­ные) фор­мы от­но­ше­ний ней­тра­ли­зу­ют спон­тан­ность, им­про­ви­за­цию, не­по­сред­ст­вен­ность в по­ве­де­нии лю­дей, и упо­ря­до­чи­ва­ют по­ве­де­ние, вво­дя его в не­об­хо­ди­мые рам­ки.

Про­цесс бю­ро­кра­ти­за­ции жиз­ни в Со­вет­ской Рос­сии стал­ки­вал­ся с не­об­хо­ди­мо­стью пре­одо­ле­ния на­род­ных тра­ди­ций, куль­ту­ры сти­хий­ной жиз­ни, скла­ды­вав­шей­ся ве­ка­ми, по­на­до­бил­ся ог­ром­ный ка­ра­тель­ный ап­па­рат, на со­дер­жа­ние ко­то­ро­го ухо­ди­ла зна­чи­тель­ная часть ма­те­ри­аль­ных и че­ло­ве­че­ских ре­сур­сов.
Соз­да­ва­лась ат­мо­сфе­ра все­об­ще­го стра­ха и по­ощ­ре­ние до­но­сов на всех тех, кто не под­чи­нял­ся, кто вы­хо­дил за пре­де­лы на­вя­зы­вае­мых стан­дар­тов по­ве­де­ния, но эти ин­ст­ру­мен­ты вос­пи­та­ния бы­ли слиш­ком гру­бы и не­эф­фек­тив­ны. Они не при­ни­ма­ли в рас­чет то­го фак­та, что со­про­тив­ле­ние внеш­не­му дав­ле­нию воз­ни­ка­ет на ин­ди­ви­ду­аль­ном уров­не.

Америка же строилась на принципе индивидуального интереса. Каждый был заинтересован в стандартизации, на ее основе повышалась производительность труда, доходы росли, а общество, в целом, получало все большее количество продуктов массового потребления, вы­со­кий уро­вень ма­те­ри­аль­но­го ком­фор­та. 

В тоталитарных странах тот же процесс не дал таких эффектных результатов, так как стандартизация всех форм общественных отношений навязывалась сверху, силовыми приемами. Гес­та­по, КГБ или по­ли­ция могли контролировать массы, но только на внешнем уровне. На­си­лие и идео­­­­­­­л­­­о­­­ги­ческие дог­мы не об­­­­­­­л­­а­­дают дос­та­точ­ной си­лой воз­дей­ст­вия, они соз­­­­­­д­ают мно­го­чис­лен­ные груп­пы на­се­ле­ния, со­­­­­п­р­­о­­­т­­­ив­­­ляю­щиеся пря­мо­му на­си­лию и кон­тро­лю.
В де­мо­кра­ти­че­ских об­ще­ст­вах, по­стро­ен­ных на иде­ях ин­ди­ви­дуа­лиз­ма, кон­троль пе­­р­е­­до­­в­е­­ряет­ся ка­ж­до­му ин­ди­ви­ду в от­дель­но­сти, ко­то­рый, под­чи­ня­ясь не стра­ху пе­ред все­мо­гу­щим го­су­дар­ст­вом, а мне­нию ок­ру­жаю­щих его лю­дей, боль­шин­ст­ву, вос­при­ни­мает ано­ним­ный кон­троль мас­сы над со­бой как са­мо­кон­троль, и по­это­му про­цесс стан­дар­ти­за­ции жизни проходил безконфликтно.

Уже во вре­ме­на Алексиса То­к­ви­ля, в первой трети 19-го века, на­чал скла­ды­вать­ся по­ря­док от­но­ше­ний, ко­то­рый он на­звал “дес­по­ти­ей де­мо­кра­тии”, «...она (де­мо­кра­тия) по­кры­ва­ет всю по­верх­ность об­ще­ст­ва сет­кой ма­лень­ких, но слож­ных пра­вил, они не­за­мет­ны и еди­но­об­раз­ны, и по­то­му да­же са­мые силь­ные умы и са­мые энер­гич­ные лю­ди не в со­стоя­нии про­ник­нуть в суть про­ис­хо­дя­ще­го. Ни­кто не в со­стоя­нии под­нять­ся вы­ше по­ни­ма­ния ма­ни­пу­ли­руе­мой тол­пы, вклю­чая са­мих ма­ни­пу­ля­то­ров.»

Тра­ди­ции ин­ди­ви­дуа­ли­зма по­зво­ля­ли про­во­дить ма­ни­пу­ля­цию “тол­пой дик­та­то­ров” че­рез идею лич­но­го ус­пе­ха, ко­то­рый по­ни­мал­ся как ин­те­рес эко­но­ми­че­ский, а на эту уз­кую сфе­ру лег­ко на­кла­ды­ва­лась “сет­ка ма­лень­ких, но слож­ных пра­вил”.
Людь­ми с од­ной жиз­нен­ной це­лью мож­но лег­ко ма­ни­пу­ли­ро­вать, так как в про­цес­се дос­ти­же­ния сво­их ин­ди­ви­ду­аль­ных це­лей они ут­ра­чи­ва­ют ин­те­рес к то­му, что про­ис­хо­дит вне их един­ст­вен­ной це­ли. Все, что су­ще­ст­ву­ет вне эко­но­ми­че­ской сфе­ры, ут­ра­чи­ва­ет для них свою при­вле­ка­тель­ность, и этот “эко­но­ми­че­ский че­ло­век” всем сво­им сти­лем жиз­ни фор­ми­ру­ет и ук­ре­п­ля­ет то­та­льную сис­те­му контроля.

Ис­поль­зуя по­сто­ян­ный и не­за­мет­ный, но все­объ­ем­лю­щий пресс, эко­но­ми­че­ская де­мо­кра­тия бло­ки­ру­ет лю­бое со­про­тив­ле­ние, «... и в ре­зуль­та­те вся на­ция пре­вра­ща­ет­ся в ста­до трус­ли­вых, но тру­до­лю­би­вых жи­вот­ных, вы­пол­няю­щих все, что от них тре­бу­ют пас­ту­хи. Это раб­ст­во осо­бо­го свой­ст­ва, оно пред­ла­га­ет раз­но­об­раз­ные фор­мы внеш­ней сво­бо­ды, не­за­мет­но и мяг­ко ли­шая их сво­бо­ды внут­рен­ней.» Алекс То­к­виль

«То­та­ли­тар­ное об­ще­ст­во соз­да­ет­ся сни­зу и от­ве­ча­ет по­треб­но­стям масс. Имен­но этим оно от­ли­ча­ет­ся от ти­ра­нии.», че­рез сто­ле­тие по­сле То­к­ви­ля пи­са­ла не­мец­кий фи­ло­соф Хан­на Арендт.

То­та­ли­тар­ное об­ще­ст­во – это ма­ши­на, а ма­ши­на мо­жет пра­виль­но функ­цио­ни­ро­вать ко­гда все “вин­ти­ки” стан­дарт­ны и взаи­мо­за­ме­няе­мы. Прин­цип взаи­мо­за­ме­няе­мо­сти ра­бот­ни­ков фа­ши­сты и ком­му­ни­сты реа­ли­зо­вы­ва­ли вар­вар­ским ме­то­дом, за­ме­ной из­но­шен­но­го че­ло­ве­че­ско­го ма­те­риа­ла но­вым (у обо­их стран  бы­ли не­ис­чер­пае­мые че­ло­ве­че­ские ре­сур­сы, у од­них соб­ст­вен­ные гра­ж­да­не, у дру­гих ино­стран­ные ра­бы). Экономическая де­мо­кра­­тия также сбрасывает отработанный человеческий шлак, но делает это в цивилизованной форме и без применения от­кры­то­го на­си­лия.
В от­ли­чии от ре­во­лю­ци­он­ных из­ме­не­ний, про­во­див­ших­ся Гер­ма­ни­ей и Со­вет­ской Рос­си­ей, Аме­ри­ка дви­га­лась ко все бо­лее вы­со­ко­му уров­ня кон­тро­ля об­ще­ст­ва ма­лень­ки­ми шаж­ка­ми, она соз­да­ва­ла его в про­цес­се по­сте­пен­ной эво­лю­ции.

Но­вый По­ря­док, на­чав­ший свое три­ум­фаль­ное ше­ст­вие в Ев­ро­пе, Рос­сии и США, при­об­ре­тал раз­лич­ные фор­мы, ис­поль­зо­вал раз­лич­ные ме­то­ды, но еди­ной бы­ла од­на тен­ден­ция - унич­то­жить старые представления о добре и зле, ре­ли­ги­оз­ную мо­раль, нрав­ст­вен­ность, и соз­дать новое видение мира, но­вую мо­раль, но­вую нрав­ст­вен­ность.

Кре­до боль­ше­ви­ков, «Нрав­ст­вен­но все то, что по­лез­но для ре­во­лю­ции». Кре­до эко­но­ми­че­ской де­мо­кра­тии, - «Нрав­ст­вен­но все то, что по­лез­но для рос­та эко­но­ми­ки». Аме­ри­кан­ская де­мо­кра­тия создавала новую мораль, ис­поль­зуя самую гибкую и приспособляемую ре­ли­гию, протестантизм, его ав­то­ри­тет, ви­до­из­ме­няя и при­спо­саб­ли­вая религиозную мо­раль к ну­ж­дам эко­но­ми­че­ско­го рос­та.

Ев­ро­пей­ские стра­ны, стро­ив­шие со­циа­лизм, долж­ны бы­ли ней­тра­ли­зо­вать влия­ние ре­ли­гии на мас­сы, но она име­ла глу­бо­кие кор­ни в об­ще­ст­вен­ном соз­на­нии, по­это­му на­ци­ст­ская про­па­ган­да по­сте­пен­но вы­­­т­е­­с­­няла идеа­лы ре­ли­гии ми­фо­ло­ги­ей арий­ской, вар­вар­ской, дох­ри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции. Италь­ян­ский фа­шизм пы­тал­ся ре­кон­ст­руи­ро­вать вар­вар­ский, дох­ри­сти­ан­ский Древ­ний Рим. Хри­сти­ан­ская мо­раль, с ее со­стра­да­ни­ем к сла­бым, долж­на бы­ла ус­ту­пить свое ме­сто идеа­лам Си­лы, спо­соб­ной пе­ре­де­лать мир.

В России православие было не только одним из общественных институтов, как католицизм и протестантизм в Европе, оно пропитало сам фундамент русской жизни. Поэтому, боль­ше­ви­ки использовали в своей пропаганде нрав­ст­вен­ные по­сту­ла­ты биб­лей­ско­го за­ко­на, пре­зре­ние к бо­гат­ст­ву, слу­же­ние выс­шим це­лям, са­мо­от­вер­жен­ность и вы­со­кие нрав­ст­вен­ные идеа­лы. И, в тоже время, це­ле­на­прав­лен­но и бо­лее по­сле­до­ва­тель­но, не­же­ли дру­гие, раз­ру­ша­ли ре­ли­ги­оз­ную мо­раль и са­му цер­ковь. Ожес­то­чен­ная лом­ка ре­ли­ги­оз­ных тра­ди­ций, тра­ди­ций нрав­ст­вен­ной жиз­ни, ко­то­рую про­ве­ли боль­ше­ви­ки, унес­ла мил­лио­ны жертв и, с точ­ки зре­ния эко­но­ми­ки, бы­ла не­эф­фек­тив­ной.

Наи­бо­лее дей­ст­вен­ной ока­за­лась по­зи­ция аме­ри­кан­ской де­мо­кра­тии, ко­то­рая ис­поль­зо­ва­ла идеи про­тес­тан­тиз­ма для соз­да­ния но­вых форм об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний. Аме­ри­кан­ский про­тес­тан­тизм от­ли­чал­ся от сво­его ев­ро­пей­ско­го ва­ри­ан­та тем, что внес в хри­сти­ан­ст­во не толь­ко мощ­ный эле­мент ра­цио­на­лиз­ма и праг­ма­тиз­ма, но и идею по­сто­ян­но­го при­спо­соб­ле­ния ре­ли­гии к из­ме­няю­щим­ся ус­ло­ви­ям об­ще­ст­вен­ной жиз­ни. Од­на из наи­бо­лее влия­тель­ных про­тес­тант­ских сект Аме­ри­ки, соз­дан­ная в кон­це 19-го ве­ка, про­кла­ми­ро­ва­ла идею ра­цио­на­лиз­ма, в от­ли­чии от дру­гих сект, от­кры­то, в сво­ем на­зва­нии, «Christian Science», сек­та хри­сти­ан­ской нау­ки.

Мас­со­вая куль­ту­ра, воз­ник­шая впер­вые в Со­еди­нен­ных Шта­тах, так­же как и нау­ка, ста­ла эф­фек­тив­ным сред­ст­вом из­ме­не­ния об­ще­ст­вен­но­го соз­на­ния. При­спо­саб­ли­ва­ясь к тре­бо­ва­ни­ям рын­ка, мас­­с­овая куль­ту­ра при­ви­ва­ла но­вые цен­но­сти жиз­ни, ос­но­ван­ные на эко­но­ми­че­ском ин­те­ре­се, и, в процессе всеобщей гонки за материальным богатством, веч­ные цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность, мо­раль, ду­хов­ное на­ча­ло, ут­ра­чи­ва­ли ка­кое-ли­бо зна­че­ние.
Стра­на всегда жила на прин­ци­пе по­сто­ян­но­го из­ме­не­ния, тра­ди­ции од­но­го по­ко­ле­ния от­вер­га­лись по­сле­дую­щи­ми, поэтому про­цесс при­спо­соб­ле­ния об­ще­ст­вен­но­го соз­на­ния и мо­ра­ли к по­сто­ян­но ме­няю­щим­ся тре­бо­ва­ни­ям эко­но­ми­ки про­хо­дил дос­та­точ­но без­бо­лез­нен­но.

Идея Но­во­го По­ряд­ка про­шла дли­тель­ный про­цесс транс­фор­ма­ции, и ее ко­неч­ным ре­зуль­та­том стал со­циа­лизм. Се­го­дня мно­гие стра­ны за­пад­но­го ми­ра - Анг­лия, Фран­ция, Шве­ция, Ита­лия обо­зна­ча­ют свое со­ци­аль­ное уст­рой­ст­во, как со­циа­лизм.

Что яви­лось при­чи­ной по­яв­ле­ния со­циа­лиз­ма, как ре­аль­ной со­ци­аль­ной прак­ти­ки тотального контроля? Со­циа­лизм вы­шел на об­ще­ст­вен­ную аре­ну в тот пе­ри­од раз­ви­тия эко­но­ми­ки, ко­гда ча­ст­ную соб­ст­вен­ность сме­­­­­­­­­­н­ила об­ще­ст­вен­ная, кол­лек­тив­ная.
Карл Маркс об­на­ру­жил эту тен­ден­цию в пе­ри­од ста­нов­ле­ния ин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва се­ре­ди­ны 19-го ве­ка. Эта тен­ден­ция про­сле­жи­ва­ет­ся в лю­бой стра­не, встав­шей на путь ин­ду­ст­риа­ли­за­ции эко­но­ми­ки. Ог­ром­ная “кол­лек­тив­ная соб­ст­вен­ность”, соз­дан­ная в про­цес­се ин­ду­ст­риа­ли­за­ции мил­лио­на­ми ра­бот­ни­ков, скон­цен­три­ро­ва­лась в ру­ках управ­ляю­щей эли­ты, и в ее ру­ках поя­вил­ся мощ­ный ин­ст­ру­мент пе­ре­уст­рой­ст­ва об­ще­ст­ва.

В ХХ ве­ке фа­шизм (на­цио­наль­ный со­циа­лизм) и ком­му­низм (ин­тер­на­цио­наль­ный со­циа­лизм) про­воз­гла­си­ли прин­цип “кол­лек­тив­ной соб­ст­вен­но­сти” - все при­над­ле­жит на­ро­ду, на прак­ти­ке все сред­ст­ва про­из­вод­ст­ва и вся кол­лек­тив­ная соб­ст­вен­ность при­над­ле­жа­ли пар­тий­ной но­менк­ла­ту­ре.
В де­мо­кра­ти­че­ских стра­нах тер­мин “кол­лек­тив­ная соб­ст­вен­ность” не упот­реб­ля­ет­ся, так как счи­та­ет­ся, что все бо­гат­ст­ва при­над­ле­жат кон­крет­ным лю­дям, но она су­ще­ст­ву­ет, как ре­зуль­тат тру­да все­го об­ще­ст­ва в це­лом, и этот ре­зуль­тат при­над­ле­жит по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской но­менк­ла­ту­ре.

Где про­хо­дит во­до­раз­дел ме­ж­ду ка­пи­та­лиз­мом и со­циа­лиз­мом. Ле­нин счи­тал, что со­циа­лизм «про­ис­хо­дит из ка­пи­та­лиз­ма, ис­то­ри­че­ски раз­ви­ва­ет­ся из ка­пи­та­лиз­ма, яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том дей­ст­вия та­кой об­ще­ст­вен­ной си­лы, ко­то­рая ро­ж­де­на ка­пи­та­лиз­мом.» Ес­ли про­дол­жать ло­ги­ку Ле­ни­на, со­циа­лизм есть ни­что иное, следующая ступень ка­пи­та­лиз­ма.

Со­циа­лизм, ка­кую бы фор­му он не при­ни­мал, пре­ж­де все­го от­ме­ня­ет глав­ный по­сту­лат тра­ди­ци­он­ной ре­ли­гии, при­ори­тет ду­ха над ма­те­ри­ей. Смысл че­ло­ве­че­ской жиз­ни пре­ж­де все­го в удов­ле­тво­ре­нии ма­те­ри­аль­ных по­треб­но­стей.
«Со­циа­лизм плоть от пло­ти  ка­пи­та­лиз­ма, они стре­мят­ся к пол­ной вла­сти над че­ло­ве­че­ст­вом, и их цель кон­троль над са­мы­ми ин­тим­ны­ми сфе­ра­ми че­ло­ве­че­ско­го ду­ха.» Бер­дя­ев
Еще до воз­ник­но­ве­ния со­циа­лиз­ма в ев­ро­пей­ских стра­нах мно­гие мар­ксис­ты ви­де­ли США, как стра­ну, в ко­то­рой со­циа­лизм уже на­чал стро­ить­ся.

Майкл Хар­ринг­тон, ос­но­ва­тель пар­тии Де­мо­кра­ти­че­ско­го Со­циа­лиз­ма (пред­ше­ст­вен­ни­цы Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии США), зая­вил в 1907 го­ду, «То что при­ня­то на­зы­вать аме­ри­ка­низ­мом - это со­циа­лизм в спе­ци­фи­че­ской аме­ри­кан­ской фор­ме». Об этом же го­во­рил аме­ри­кан­ский со­цио­лог Сам­сон в 1937 го­ду, - «Аме­ри­кан­ская идея о том, что ка­ж­дый мо­жет стать ка­пи­та­ли­стом – это ва­ри­ант со­циа­лиз­ма с ин­ди­ви­дуа­ли­сти­че­ским реф­ре­ном.»

Лев Троц­кий, про­ве­дя в США два ме­ся­ца и, уез­жая в 1917-ом го­ду из Аме­ри­ки в Рос­сию стро­ить но­вый мир, пи­сал, «Я по­ки­дал Аме­ри­ку с чув­ст­вом че­ло­ве­ка, ко­то­рый толь­ко од­ним гла­зом взгля­нул внутрь куз­ни­цы, где бу­дет вы­ко­вы­вать­ся судь­ба че­ло­ве­че­ст­ва.»

В пе­ри­од ме­ж­ду Пер­вой и Вто­рой Ми­ро­вой вой­ной поч­ти все стра­ны Ев­ро­пы на­ча­ли стро­ить со­циа­лизм, хо­тя их тем­пы раз­ви­тия бы­ли ли­ми­ти­ро­ва­ны по­сле­во­ен­ной раз­ру­хой. Рос­сия в 1917, в 1924 го­ду Ита­лия, в 1933 Гер­ма­ния, объ­я­вив­шая о строи­тель­ст­ве «Но­во­го По­ряд­ка в Ты­ся­че­лет­нем Рей­хе», за­тем Фран­ция, Ис­па­ния, Бол­га­рия, Ру­мы­ния и дру­гие. Часть стран вы­бра­ла путь на­цио­нал-со­циа­лиз­ма, вой­дя в фа­ши­ст­скую коа­ли­цию, дру­гая при­сое­ди­ни­лась к ми­ро­во­му со­циа­ли­сти­че­ско­му Ин­тер­на­цио­на­лу.

Не­мец­кая фа­­ш­ис­тская пар­тия офи­ци­аль­но на­зы­ва­лась “рабочей на­цио­нал-со­циа­ли­сти­че­ской”, и име­ла ту же со­ци­аль­ную про­грам­му, что и рабочие пар­тии дру­гих стран : «Мы тре­бу­ем что­бы пра­ви­тель­ст­во обес­пе­чи­ло гра­ж­дан ра­бо­той и га­ран­ти­ро­ва­ло про­жи­точ­ный уро­вень. Ра­бо­чие долж­ны уча­ст­во­вать в при­бы­лях круп­ных пред­при­ятий. Нель­зя до­пус­кать сво­бо­ды эгои­сти­че­ских ин­те­ре­сов ин­ди­ви­да. Не об­ще­ст­во под­чи­ня­ет­ся ин­ди­ви­ду, а ин­ди­вид под­чи­ня­ет­ся ин­те­ре­сам об­ще­ст­ва. Долж­ны быть рас­ши­ре­ны про­грам­мы по­мо­щи по­жи­лым. Долж­на быть соз­да­на сис­те­ма го­су­дар­ст­вен­но­го бес­плат­но­го об­ра­зо­ва­ния для бед­ня­ков в уни­вер­си­те­тах. Го­су­дар­ст­во долж­но усо­вер­шен­ст­во­вать сис­те­му на­род­но­го здра­во­охра­не­ния, взять под свою за­щи­ту де­тей и ма­те­рей, за­пре­тить дет­ский труд.»

То­та­ли­та­ризм се­го­дня ас­со­ции­ру­ет­ся с фа­шиз­мом и советским коммунизмом - с фа­­кел­ь­­ными ше­­с­т­в­иями, ко­­с­т­­рами из книг, с Гес­та­по и СС, КГБ, Гулагом и ге­­н­о­­цидом це­лых на­ро­дов. Но го­су­дар­ст­вен­ная и эко­но­ми­че­ская струк­ту­ра фа­ши­ст­ской Гер­ма­нии и Со­вет­ской Рос­сии, в сво­ей ос­но­ве, ма­ло чем от­ли­ча­лась от де­мо­кра­ти­че­ских стран. Разница была в пред­став­ле­нии о мес­те че­ло­ве­ка в сис­те­ме, – ин­те­ре­сы го­су­дар­ст­ва важ­нее ин­те­ре­сов ин­ди­ви­да, что бы­ло ча­стью об­ще­ст­вен­но­го соз­на­ния, ча­стью не­мец­кой и рос­сий­ской куль­ту­ры, на­цио­наль­ных тра­­­­­­д­и­­ций. В де­мо­кра­ти­че­ских стра­нах от­дель­ный че­ло­век при­над­ле­жал не го­су­дар­ст­ву, он принадлежал эко­но­ми­че­ской ма­ши­не.
Раз­ни­ца бы­ла так­же в ме­то­дах, де­мо­кра­ти­че­ские стра­ны ис­поль­зо­ва­ли убе­ж­де­ние, то­та­ли­тар­ные, на­си­лие.

Дореволюционная Россия не была тоталитарным государством, но Пе­тер­бург стро­ил­ся на кос­тях, ар­мия по­дав­ля­ла кре­сть­ян­ские бун­ты, за­во­дские ра­бо­чие жи­ли в ка­зар­мах. Дореволюционная Россия тем не менее была частью цивилизованного мира. Со­вет­ская же Рос­сия бы­ла ис­клю­че­на из сою­за ци­ви­ли­зо­ван­ных стран, пре­ж­де все­го, за на­ру­ше­ние при­ли­чий, от­кры­то объ­я­вив, что цен­ность че­ло­ве­ка толь­ко в том, сколь­ко он про­из­во­дит, и этот вы­зы­ваю­щий ци­низм и вуль­гар­ная от­кро­вен­ность не могли не вы­зывать осу­ж­де­ния.

Фа­ши­сты и ком­му­ни­сты бы­ли слиш­ком не­тер­пе­ли­вы, они пы­та­лись по­стро­ить Но­вый По­ря­док в крат­чай­ший срок, ис­поль­зо­ва­ли са­мый ко­рот­кий путь, а са­мый ко­рот­кий путь это путь пре­сту­п­ле­ний, пре­сту­п­ле­ний про­тив соб­ст­вен­но­го на­ро­да. Они, в от­ли­чии от де­мо­кра­ти­че­ских стран, пред­по­чли те­ра­пев­ти­че­ский под­ход хи­рур­ги­че­ско­му кро­во­пус­ка­нию.

Не­мец­кие фи­ло­со­фы Адор­но и Хорк­хей­мер, в сво­ем ана­­л­изе влия­ния ин­ду­ст­риа­ли­за­ции на жизнь об­ще­ст­ва, пред­по­ла­га­ли, что про­цесс унич­то­же­ния ста­рых об­ще­ст­вен­ных норм и традиционной морали был ус­ко­рен в эко­но­ми­ке фа­шиз­ма и ком­му­низ­ма по­то­му, что они от­кры­то ис­поль­зо­ва­ли на­си­лие.

Первым концентрационным лагерем был не советский, а английский, в Южной Африке, в котором Британия уничтожила несколько десятков тысяч буров, белых колонистов, в начале 20-го века. При входе в фашистские и советские трудовые лагеря стоял один и тот же лозунг, «Труд ведет к свободе».
В Соловках,  пер­вом советском кон­цен­тра­ци­он­ном ла­гере тот же ло­зунг имел другую формулировку, «Же­лез­ной ру­кой за­го­ним че­ло­ве­че­ст­во в сча­стье». Идея “счастье как труд” не бы­ла но­ва­ци­ей боль­ше­ви­ков, новое, что было в лозунге, «железная рука». В условиях экономической демократии рука была в бархатной перчатке.
Ла­ге­ря смер­ти и тру­до­вые ла­ге­ря не бы­ли от­кло­не­ни­ем от ос­нов­ных идей ин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва, они строи­лись на прин­ци­пах ра­цио­на­лиз­ма, бю­ро­кра­ти­за­ции и стан­дар­ти­за­ции, ха­рак­тер­ных для лю­бо­го про­из­вод­ст­ва. Кон­цен­тра­ци­он­ный ла­герь до­ве­л до сво­его ло­ги­че­ско­го кон­ца идею при­­ор­и­­тета эко­но­ми­ки над че­ло­ве­че­ской жиз­нью.
«Хо­ло­кост не мог про­изой­ти в доин­ду­ст­ри­аль­ном об­ще­ст­ве. Про­це­ду­ра унич­то­же­ния бы­ла ра­цио­на­ли­зи­ро­ва­на и стан­дар­ти­зи­ро­ва­на в пол­ном со­от­вет­ст­вии с тре­бо­ва­ния­ми со­вре­мен­но­го про­из­вод­ст­ва.» Не­мец­кий со­цио­лог Зиг­мунд Бау­ман.

Пре-и­­н­­­­­д­­­у­­­с­т­­ри­­аль­ное об­ще­ст­во не об­ла­да­ло тех­ни­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми для соз­да­ния конц­ла­ге­рей, но идея конц­ла­ге­ря бы­ла, она воз­ник­ла в 18-ом ве­ке, в эпо­ху Про­све­ще­ния. «Толь­ко те, кто ра­бо­та­ет и по­ле­зен для об­ще­ст­ва, дол­жны жить, ос­таль­ных сле­ду­ет унич­то­жить.», пи­сал один из про­све­ти­те­лей, Сен-Си­мон.
18-ый век под­го­то­вил тео­ре­ти­че­скую ба­зу для пе­ре­хо­да к Но­во­му По­ряд­ку, век 19-ый на­чал соз­да­вать тех­ни­че­скую ба­зу, к на­ча­лу ХХ ве­ке она бы­ла по­строе­на, что сде­ла­ло воз­мож­ным во­пло­тить идеи в жизнь.

На­цис­ты не­да­ром на­зва­ли Гер­ма­нию Треть­им Рей­хом. Тре­тий Рейх бы­л пря­мым на­след­ни­ком кай­зе­ров­ской Гер­ма­нии, Вто­ро­го Рей­ха, соз­дав­ше­го мощ­ную ин­­­­­­­­­­д­­у­­ст­ри­ю и ор­га­ни­за­ци­он­ную струк­ту­ру, то­та­ли­тар­ную по сво­ей су­ти. Фа­ши­сты не соз­да­ва­ли тоталитарную сис­те­му за­но­во, она уже су­ще­ст­во­ва­ла, об этом го­во­рит сам срок, в те­че­нии ко­то­ро­го она была соз­да­на (ско­рее вос­соз­да­на) за шесть лет. Но­вым, что вне­сли в жизнь Гер­ма­нии фа­ши­сты, бы­ла лишь го­су­дар­ст­вен­ная идео­ло­гия.

Фа­шизм, в Ита­лии и Ис­па­нии, не смог да­же близ­ко по­дой­ти к не­мец­кой, же­ст­кой мо­де­ли тоталитаризма, у них не было ни развитой экономики, ни тра­ди­ций сильного го­су­дар­ст­ва. Но все индустриальные страны мира, независимо от прокламируемой идеологии, дви­га­лись в одном направлении.
«Не объ­я­ви Гер­ма­ния вой­ну все­му ци­ви­ли­зо­ван­но­му ми­ру, унич­то­же­ние групп на­се­ле­ния, ме­шаю­щих кон­цен­тра­ции вла­сти и ус­та­нов­ле­ние аб­со­лют­но­го и не­скры­вае­мо­го кон­тро­ля над жиз­нью всех сло­ев об­ще­ст­ва, про­шло бы бо­лее или ме­нее не­за­ме­чен­ным .Ка­пи­та­ли­сти­че­ский мир, с его при­ори­те­том ма­те­риа­ли­сти­че­ских цен­но­стей, при­ми­рил­ся бы с экс­цес­са­ми сво­его эко­но­ми­че­ско­го и тор­го­во­го парт­не­ра... ...фа­шизм лишь гру­бая, при­ми­тив­ная фор­ма ка­пи­та­ли­сти­че­ской де­мо­кра­тии.» Не­мец­кий фи­ло­­соф Адор­но.

Тоталитарные страны использовали государственное насилие для того чтобы построить мощную военную экономику, и создали ее в короткий срок. Но в мирное время, в мирной экономике, государственное насилие не продуктивно. Германия и Россия унич­то­жа­ли ог­ром­ные ре­сур­сы ра­бо­чей си­лы и тратили огромные средства на репрессивный аппарат.

Демократия же ис­поль­зует фор­му де­ло­во­го до­го­во­ра, в котором население по­лу­ча­ет ощу­ти­мую ком­­пе­н­­сацию за под­чи­нен­ие ин­те­ре­сам экономики. Поэтому мас­сы от­ка­за­лись от ста­рых пред­став­ле­ний о це­лях че­ло­ве­че­ской жиз­ни и при­няли свою роль, как вин­ти­ков экономической машины, доб­ро­воль­но, по кон­трак­ту.
Как говорил Чер­чил­ль, - «Ка­пи­та­лизм, ко­неч­но, бес­че­ло­веч­ная сис­те­ма, но ос­таль­ные еще ху­же.» Преимущества капитализма очевидны. Но если говорить о человечности, то все общественные системы ХХ века были бес­че­ло­веч­ны, пре­­вр­а­ща­я об­ще­ст­во в ме­ха­низм, а человека в ее винтик.

Аме­ри­кан­ская Ве­ли­кая Де­прес­сия 20-ых го­дов про­де­мон­ст­ри­ро­ва­ла бес­че­ло­веч­ный ме­ха­низм сис­те­мы, унич­то­жаю­щей ог­ром­ные объ­емы  про­до­воль­ст­вия, что­бы не сни­жать ры­ноч­ные це­ны, в то вре­мя как на­се­ле­ние го­ло­да­ло. По­сле по­ра­же­ния Гер­ма­нии в 1945 го­ду, все­му ми­ру ста­ли оче­вид­ны экс­цес­сы сис­те­мы, унич­то­жаю­щей мил­лио­ны в лагерях смерти и в трудовых лагерях. В Рос­сии, по­сле смер­ти Ста­ли­на ста­ла оче­вид­на це­на, ко­то­рую за­пла­ти­ла стра­на за мощь со­вет­ской эко­но­ми­ки и военную победу.
Че­ло­ве­че­ские жиз­ни, пе­ре­мо­ло­тые в про­цес­се ог­ром­но­го, ско­ро­ст­но­го рос­та ин­ду­ст­ри­аль­ной эко­но­ми­ки, осо­бен­но в ус­ло­ви­ях вой­ны, бы­ли не­ис­чис­ли­мы.  Но сво­ей це­ли - рас­ши­ре­ния объ­е­ма про­из­вод­ст­ва, эко­но­ми­ка дос­тиг­ла. Мож­но го­во­рить о оп­рав­дан­но­сти или не­оп­рав­дан­но­сти жертв, о мо­ра­ли, че­ло­веч­но­сти, но к эко­но­ми­ке эти по­ня­тия не­при­ло­жи­мы.

По­сле II Ми­ро­вой вой­ны эко­но­ми­ка из ин­ду­ст­ри­аль­ной фа­зы пе­ре­шла в фа­зу по­стин­ду­ст­ри­аль­ную, тех­но­ло­ги­че­скую.  В тех­но­ло­ги­че­ском об­ще­ст­ве об­ра­зо­ва­ние при­об­ре­ло осо­бую цен­ность, и “че­ло­ве­че­ские ре­сур­сы”, т.е. че­ло­ве­че­ский ма­те­ри­ал, стал не ме­нее цен­ным ре­сур­сом, чем ре­сур­сы фи­зи­че­ские. На этом но­вом вит­ке эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия За­пад начал строительство “ка­пи­та­лиз­ма с че­ло­ве­че­ским ли­цом”, а Рос­сия “со­циа­лиз­ма с че­ло­ве­че­ским ли­цом”
Аме­ри­кан­ский по­ли­то­лог Гэл­брайт на­звал этот про­цесс кон­вер­ген­ци­ей, сбли­же­ни­ем двух, внеш­не про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу, сис­тем.
«В сущ­но­сти, ведь две идео­ло­ги­че­ские си­лы, про­ти­во­бор­ст­во­вав­шие боль­шую часть ХХ ве­ка, спо­ри­ли лишь о де­та­лях од­но­го и то­го же свет­ло­го бу­ду­ще­го. Не идеа­лы, а ме­то­ды от­ли­ча­ли их друг от дру­га.» Рус­ский жур­на­лист Ге­нис.

Для фи­ло­со­фов Франк­фур­ской шко­лы, Фромма, Адор­но, Мар­ку­зе, ви­дев­ших про­цесс соз­да­ния то­та­ли­тар­но­го фа­ши­ст­ско­го ре­жи­ма в Гер­ма­нии, и бе­жав­ших от не­го в США, специфика американской жизни не помешала уви­де­ть в стра­не са­мой пе­ре­до­вой де­мо­кра­тии зна­ко­мые им чер­ты то­та­ли­та­риз­ма.
Со­вет­ские дис­си­ден­ты, Сол­же­ни­цын и Алек­сандр Зи­новь­ев, ока­зав­шись на За­па­де, пред­по­ла­га­ли най­ти здесь ис­тин­ную де­мо­кра­тию, а на­шли то же, с чем бо­ро­лись в Со­вет­ском Сою­зе, толь­ко в дру­гих, бо­лее изо­щрен­ных и бо­лее ци­ви­ли­зо­ван­ных фор­мах.
Па­па Рим­ский, Ио­анн-Па­вел II, быв­ший поль­ский пре­лат, по­свя­тив­ший боль­шую часть сво­ей жиз­ни борь­бе с со­вет­ским ва­ри­ан­том со­циа­лиз­ма, в сво­ей эн­цик­ли­ке 1998 го­да, от­ме­тил, что се­го­дняш­ний ка­пи­та­лизм пре­­­в­р­а­ти­лся в улуч­шен­ную вер­сию ком­му­низ­ма.
Хан­на Арендт, в сво­ей кни­ге «Ис­то­ки то­та­ли­та­риз­ма», го­во­ри­ла, что, для сред­не­го че­ло­ве­ка, то­та­ли­та­ризм стал на­столь­ко по­все­дне­вен и при­вы­чен, что он уже не об­ра­ща­ет на это вни­ма­ния.

Сред­не­му че­ло­ве­ку при­ви­то оп­ре­де­лен­ное ви­де­ние то­та­ли­та­риз­ма – ко­ст­ры го­ря­щих книг, ды­мя­щие­ся тру­бы ла­ге­рей смер­ти, мар­ши­рую­щие ко­лон­ны, кон­троль масс ме­то­да­ми Гес­та­по и КГБ, но это гру­бые, вар­вар­ские фор­мы то­та­ли­та­риз­ма, по­ка­зав­шие свою не­со­стоя­тель­ность.
Для соз­да­ния сис­те­мы то­таль­но­го кон­тро­ля тех­но­ло­ги­че­ская ци­ви­ли­за­ция пре­дос­та­ви­ла ог­ром­ный на­бор средств  ко­то­рые реа­ли­зу­ют все­сто­рон­нюю рег­ла­мен­та­цию форм об­ще­ст­вен­ной жиз­ни, за­ме­няя мно­го­об­ра­зие со­ци­аль­ных свя­зей те­ми не­мно­ги­ми, что име­ют чис­то функ­цио­наль­ный ха­рак­тер. Ма­ни­пу­ли­руя ин­ди­ви­ду­аль­ным ин­те­ре­сом, сис­те­ма соз­да­ет об­ще­ст­вен­ный кон­сен­сус, то­таль­ную под­держ­ку, и на­си­лие пе­ре­ста­ет быть не­об­хо­ди­мо­стью. 

Со­вре­мен­ные ме­то­ды соз­да­ния Но­во­го По­ряд­ка ни­как не ас­со­ции­ру­ет­ся с тем что про­ис­хо­ди­ло в фа­ши­ст­кой Гер­ма­нии и Со­вет­ском Сою­зе. Считается что идео­ло­гия фа­шиз­ма, ком­му­низ­ма и идео­ло­гия со­вре­мен­но­го ли­бе­ра­лиз­ма - ан­ти­по­ды.
Ли­бе­ра­лы тра­ди­ци­он­но за­ни­ма­ли ан­ти­фа­ши­ст­ские по­зи­ции, они бы­ли на пе­ре­до­вой ли­нии борь­бы с то­та­ли­тар­ны­ми ре­жи­ма­ми, но идея бесконечного развития экономики, на ко­то­рой сто­ит ли­бе­ра­лизм, пре­вра­ща­ет лич­ность в без­ли­кую часть мас­сы, экономика стан­дар­ти­зирует все сто­роны жиз­ни об­ще­ст­ва кон­­­тро­ль ста­но­вит­ся бо­лее то­таль­ным, не­же­ли во всех его пред­ше­ст­вую­щих, на­силь­ст­вен­ных фор­мах.

Мар­ксизм объ­яв­лял, что об­ще­ст­во жи­вет по не­зыб­ле­мым ис­то­ри­че­ским за­ко­нам, сво­дя всю слож­ность об­ще­ст­вен­но­го раз­ви­тия к борь­бе клас­сов. Эко­но­ми­че­ский ли­бе­ра­лизм го­во­рит о су­ще­ст­во­ва­нии дру­гих за­ко­нов, за­ко­нов сво­бод­но­го рын­ка, в ко­то­ром нет борь­бы клас­сов, а есть толь­ко борь­ба ме­ж­ду ин­ди­ви­да­ми.

Ли­цен­зия на зна­ние ис­ти­ны - за­ко­нов ис­то­рии при­ве­ла со­вет­скую сис­те­му, с ее “на­уч­ным ком­му­низ­мом”, к пол­но­му кра­ху. Се­го­дня ме­сто ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии с ее “на­уч­но­стью”, за­ни­ма­ет не ме­нее “на­уч­ная” идео­ло­гия сво­бод­но­го рын­ка. Сча­стье при­дет к че­ло­ве­че­ст­ву в ре­зуль­та­те под­чи­не­ния об­ще­ст­ва тре­бо­ва­ни­ям рын­ка.

А ры­нок смо­жет до кон­ца ис­поль­зо­вать весь свой ги­гант­ский по­тен­ци­ал, соз­дав стан­дарт­ный цен­ник на все фор­мы че­ло­ве­че­ских от­но­ше­ний. На ры­нок долж­но быть вы­став­ле­но все. - Лю­бовь и не­на­висть, ува­же­ние и пре­зре­ние, идеа­лы и убе­ж­де­ния. Все долж­но про­да­вать­ся и по­ку­пать­ся.
Про­сто­та и удоб­ст­ва этой сис­те­мы оче­вид­на, эко­но­ми­че­ский под­ход ко всем про­бле­мам уп­­­­р­­о­­щает слож­ность и за­пу­тан­ность че­ло­ве­че­ской жиз­ни, он вво­дит в рам­ки стан­­да­рта ус­ло­вия жиз­ни, все фор­мы от­но­ше­ний, по­ве­де­ние, мыш­ле­ние, куль­ту­ру.

«Пол­ная уни­фи­ка­ция жиз­ни, как ас­фаль­то­вый ка­ток, вы­рав­ни­ва­ет, уп­ло­ща­ет ланд­шафт об­ще­ст­ва и ве­дет нас к то­та­ли­та­риз­му.», от­ме­чал в 1957 го­ду Бер­нард Ро­зен­берг, ав­тор кни­ги «Мас­со­вая куль­ту­ра».

Точ­кой от­сче­та в по­яв­ле­нии то­та­ли­тар­ных форм счи­та­ет­ся по­яв­ле­ние фа­шиз­ма. Но тен­ден­ции к его по­яв­ле­нию бы­ли за­ло­же­ны уже в пер­вый пе­ри­од соз­да­ния ма­те­риа­ли­сти­че­ской или ин­ду­ст­ри­аль­ной ци­ви­ли­за­ции, во времена Токвиля, о котором газета Washington Post писала в апреле 2007 года, - «Алексис Токвиль, выдающаяся фигура политической мысли 19-го столетия наравне с Карлом Марксом и Джоном Стюартом Миллем, и гораздо более прозорливым чем любой из них. Более чем кто-либо в Европе его времени он видел куда движется история.»

Алексис То­к­виль, 1836 год, - «Я ду­маю, что си­ла средств кон­тро­ля над об­ще­ст­вом, ко­то­рым об­ла­да­ет де­мо­кра­тия, не срав­ни­мы ни с чем, что су­ще­ст­во­ва­ло в про­шлом. Я бо­юсь, что в бу­ду­щем об­ще­ст­во соз­даст уни­фи­ци­ро­ван­ные ин­сти­ту­ты, оди­на­ко­вые для всех меч­ты и же­ла­ния, стан­дарт­ные ма­не­ры по­ве­де­ния... Там не бу­дет жа­ж­ды но­вых идей, и че­ло­век бес­смыс­лен­но ис­т­ра­тит свою энер­гию на дос­ти­же­ние ка­кой-ли­бо че­пу­хи. Внеш­нее дви­же­ние бу­дет про­ис­хо­дить по­сто­ян­но, но че­ло­ве­че­ст­во ос­та­но­вит­ся в про­цес­се сво­его ис­тин­но­го раз­ви­тия.»

со всеми и ни с кем
Сообщения: 403
Зарегистрирован: 20 июл 2012, 22:05

Re: Но­вый по­ря­док на ве­ка.

Сообщение со всеми и ни с кем » 17 сен 2014, 10:42

по мне , так анархизм есть антипод социализму(и неизбежной унификации в нём).


NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Но­вый по­ря­док на ве­ка.

Сообщение NT2 » 17 сен 2014, 11:10

со всеми и ни с кем
ты под "социализмом" имеешь ввиду госкап совкового образца явно, в то время как социализм есть та же прямая демократия + солидарная ПЛАНОВАЯ экономика с принципом "каждому по труду"; т.е. при социализме сохраняется обязанность уделять время на общественнополезный труд, чтобы иметь доступ к созданным обществом благам.
Надо ли в 100500ый раз объяснять чем настоящая социалистическая плановость РЕЗКО отличается от сссровской командно-административной?

А вот по стартовому посту нечего сказать. Проблески разума вперемешку с чепухой комментировать невозможно. Например о создании тоталитаризма снизу, ваще атас.

hil-hil
Сообщения: 3001
Зарегистрирован: 11 дек 2007, 13:09

Re: Но­вый по­ря­док на ве­ка.

Сообщение hil-hil » 17 сен 2014, 18:57

со всеми и ни с кем писал(а)::poz_drav_liayu:
поясни
#O5A - Опять Анархия
В ФОКУСЕ АНАРХИИ

Аватара пользователя
noname
Сообщения: 6081
Зарегистрирован: 12 дек 2007, 14:05

Re: Но­вый по­ря­док на ве­ка.

Сообщение noname » 17 сен 2014, 21:09

NT2 писал(а): Надо ли в 100500ый раз объяснять чем настоящая социалистическая плановость РЕЗКО отличается от сссровской командно-административной?
Конечно этого объяснять не надо, потому что Лев Толстой вполне точно осудил всякие попытки путем насилия достигнуть свободы. А социализм есть учение об устройстве "справедливого" общества, то есть государства, так как сама Справедливость есть нравственое воплащение собственности.
Социализм есть прежде всего государство и товарищ Ульянов убедительно это доказывал в "Государство и революция"

NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Но­вый по­ря­док на ве­ка.

Сообщение NT2 » 17 сен 2014, 21:53

Так ты значит толстоист-марксист? :hi_hi_hi:

1) не борцы за свободу проявляют насилие, а как раз подавители свободы; ты предлагаешь не обороняться?

2) социализм с государством скрестили как раз предтечи марксистов и сами марксисты; полученный урод социализмом называться не имеет никаких оснований, кроме миллион раз повторенной лжи о том, что социализм ЯКОБЫ есть "идеальное государство".
Ты сторонник этой лжи?

Есть две причины соучаствовать в подмене понятий, в демагогической войне против свободы: быть дураком или быть контрой.


Дилетант
Сообщения: 2629
Зарегистрирован: 22 апр 2013, 17:43

Re: Но­вый по­ря­док на ве­ка.

Сообщение Дилетант » 18 сен 2014, 15:59

со всеми и ни с кем
Картинку посмотрел,теперь ожидаю аргументированной и разоблачительной критики анархо-коммунистов и их экономических убеждений.
Этика, применённая к истории есть учение о революции. Этика, применённая к государству есть учение об анархии.
Вальтер Беньямин.

Ответить

Вернуться в «Альтерглобализм»