Вл.Тупикин рассказывает о газете "Воля"

самиздат
Ответить
Аватара пользователя
NestorLetov
Сообщения: 2470
Зарегистрирован: 18 авг 2008, 20:05

Вл.Тупикин рассказывает о газете "Воля"

Сообщение NestorLetov » 13 янв 2014, 21:22

Изображение
Газета и не только
Об одной радикальной нехватке радикальной левой в России

Я принадлежу к тому поколению, которое очень хорошо запомнило слова В. И. Ленина, относящиеся к политической печати: «Газета — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но и коллективный организатор».

Истинность этой формулы мы как раз и проверяли в Перестройку в идейной и организационной борьбе с наследниками политического режима, строительство которого начинал В. И. Ленин. Начав в сентябре 1987-го с тиража в 100-150 копий на машинке, на папиросной бумаге под копирку, наш анархистский журнал «Община» за первые два года своего существования - до лета 1989-го, - не только увеличил свой тираж до 10 тысяч экземпляров, он нарастил вокруг себя в разных городах СССР неформальное единство политических и социальных активистов, которое начало принимать организационные формы, оборотившись сначала федералистской фракцией ФСОК (расшифровку аббревиатур и пояснение политических реалий прошлого и настоящего см. в сносках), потом Альянсом социалистов-федералистов, потом Союзом независимых социалистов, а потом и Конфедерацией анархо-синдикалистов. В момент пика численности весной-летом 1991 года наша, сознаюсь, не очень организованная организация объединяла около 1200 женщин и мужчин в 62 городах СССР. Всего этого, конечно, не было бы без подъёма массового народного движения, вошедшего в историю под довольно случайным и неточным названием Перестройка, а бывшим, по сути, движением революционным или даже незавершённой революцией. Но также всего этого не было бы без нашей анархистской печати — журнала «Община» и газеты «Воля» в Москве, газет «Набат» в Харькове, «Новый свет» в Петрограде, «Голос труда» в Томске и многих других региональных изданий КАС и прочих анархистских групп и организаций. Объективный и субъективный факторы на какое-то время слились.

И точно так же через сравнительно короткий промежуток времени они слились в другом, переносном и куда более негативном смысле: они исчезли, растворились, а вместе с ними растворился и народный подъём, и появившиеся на его гребне неформальные политические и социальные структуры разных направлений, в том числе анархистские и левые.

В этой небольшой статье нет возможности подробно описывать причины и характер подобной перемены, но для меня важно было начать с истории для того, чтобы показать, что практически во все следующие годы вплоть до настоящего момента сколь-либо успешные проекты на левом, а особенно на ультралевом, фланге были так или иначе связаны с появлением продуманно запущенной печатной газеты или журнала. Верно и обратное — если проекту не удавалось обзавестись собственным успешным печатным органом, либо этот орган от проекта отпадал или закрывался, довольно быстро происходило скукоживание и организации или неформального единства - потому что в некоторых, в том числе довольно длительных и успешных проектах, как, например, в случае с радикальным анархо-экологическим движением «Хранители радуги» (ему сопутствовали и его вытягивали журнал «Третий путь» и одноимённая движению газета «Хранители радуги») говорить об организации в прямом смысле слова всё-таки было нельзя.

Конечно, интернет добавил сюда толику новизны, но всё-таки одними сайтами (а теперь ещё и социальными сетями) в массовой политической работе сыт не будешь. И не только потому, что в России или некоторых других странах бывшего СССР существенная часть населения либо вообще не обращается к интернету, либо не привыкла использовать его для поиска альтернативных новостей, но и потому, что сам процесс производства и распространения бумажной прессы организует людей в оргструктуры и неформальные сообщества куда надёжнее, чем многое другое, иногда даже превосходя в этом совместную радикальную экстатическую практику современной (анти)политики и (контр)культуры.

Впрочем, я не стал бы писать этого текста, если бы тезисы уже изложенные мною, не были бы вновь проверены (напрямую и от противного) в ходе политических мобилизаций последнего года, с декабря 2011-го по декабрь 2012-го.

Проще всего мне будет подтверждать это фактами из новейшей истории маленькой политической газеты «Воля», одним из редакторов которой я являюсь.

***

В декабре 2011 года, числа 7-8-го, меня накрыло острое ощущение нехватки ежедневной газеты, которая могла бы выражать точку зрения анархистов, антифашистов, неавторитарных левых и стоящих недалеко от них части экологических и части правозащитных активистов на события происходившего в те дни неожиданного общественного подъёма. Оппозиционное медиа-пространство было в те дни практически полностью оккупировано несколькими либеральными газетами и одной радиостанцией. Дополнялась эта картина всё ещё аполитичными по сути (хотя уже «просыпающимися»), но по факту ориентированными на либеральный мэйнстрим социальными сетями. Ориентированными, собственно, потому, что больше не на кого было в тот момент ориентироваться: внезапно проснувшиеся для политической и гражданской активности десятки тысяч людей заранее знали наперечёт несколько имён раскрученных либеральных журналистов и писателей, да несколько названий сайтов той же примерно ориентации. Да, у каждой левацкой секты есть нынче свой сайт, блог, твиттер и аккаунт на фэйсбуке или во вконтакте, но к числу широко известных ни один из них не относится. В моменты же внезапных напряжений и внезапных перемен люди припадают к уже известным источникам и пьют из них, какими бы они ни были.

Это значит, что априори, с самого начала событий «снежной революции» левые проигрывали либералам информационное поле. Никто из нас не постарался в предыдущие месяцы и годы достаточно хорошо, чтобы создать и раскрутить компетентный, оперативный и сколь либо популярный ресурс, будь то в сети или на бумаге.

Я понял это окончательно 24 декабря на проспекте Сахарова в Москве, когда видел, что левая печатная пресса действительно востребована, однако те издания, которые раздавались на митинге, были либо узкоспециальными (например, о росте неонацизма), либо вовсе неактуальными для текущей политической ситуации, залежалыми. Нужна была свежая пресса, ориентирующаяся на весь комплекс актуальных проблем, заставляющая читателя думать, принимать правильные решения и, возможно, искать контакт с единомышленниками и, может быть, даже с издателями (хотя газета для её читателей — в отличие от распространителей — в большей степени именно медиатор общественных настроений, флажок общественного ветра, нежели связной, у нас ведь тут покамест не подполье).

Скажем, что может сделать обычный человек, пришедший на митинг, с толстым анархистским журналом «Автоном», выходящим примерно раз в год в чёрно-красной глянцевой обложке? Он может его разве что купить и поставить на полку. Читать этот журнал ему будет довольно трудно, в силу его, журнала, довольно внятной субкультурной ориентации. Совсем другое дело — небольшая газета «общего интереса», откликающаяся на события, происходящие здесь и сейчас со всеми нами. Её можно не только приобрести на митинге и прочитать по дороге домой в метро или на троллейбусе, её можно распространять дальше. Почти у каждого в офисе, школе, есть копировальные автоматы на формат А-4, отксерить пять-шесть копий такой небольшой газеты не составит труда и не займёт много времени, и ты, даже не связываясь с редакцией, вполне можешь стать соиздателем такой газеты, если солидарен с её содержанием. Но много ли у нас таких изданий? Разве что спецвыпуски газеты РСД «Социалист» (я имею в виду именно небольшие спецвыпуски журнального формата, а не отпечатанные офсетом газеты формата А-3), но выходят они крайне редко. Именно такую газету я и подумал создать (возобновить) в декабре 2011-го, и вся практика её выпуска в 2012-м подтвердила мои ожидания. Это происходило с каждым номером — люди в Москве, в Питере, в Иркутске, в других городах, получив свежий номер газеты, обязательно снимали копии. Это происходило например, вчера, 19 декабря 2012 года, когда в одной из московских школ старшеклассники, не моргнув глазом, множили единственный добытый экземпляр «Воли» номер 8 (40) на ксероксе в кабинете директора. Так люди путём размножения и распространения современного самиздата, через свои физические, телесные практики приобщаются к общественному движению куда надёжнее, чем посредством простановки лайка в социальных сетях или перепоста в ЖЖ. Им приходится участвовать в событиях лично, пусть даже методом физического копирования известия, свидетельства о событиях. От такого, полуопосредованного участия, к участию непосредственному — шаг куда короче, чем от слежения за лентой фэйсбука до выхода на улицу. Иными словами, современный бумажный самиздат производит соучастников и соучастниц уже одним фактом своего существования — и это верно не только для панковских зинов, но и для маленьких политических газет.

Решение о выпуске тоненькой газетки было принято мною уже на Сахарова, 24 декабря 2011-го, а потом доходило и дображивало в новогодние каникулы в Петрограде. Первый материал в номер чего-то, что ещё предстояло придумать, был заказан 30 декабря: знакомый марксист уезжал из Питера на дачу, мы встретились перед поездом в районе Мосбана. Он сразу спросил: а это будет чисто анархическая газета? Я начал что-то мычать в ответ, у меня было примерно двенадцать секунд форы, и за это время я оценил количество известных мне анархистов и анархисток, которые не только умеют, но и будут писать в газету, а также качество текстов, которые мы обычно выдаём и скорость, с которой мы это делаем, и ответил: «Ну, видимо, нет. Думаю, это будет газета свободомыслящих людей — анархистов, левых и может быть кого-то ещё». Марксист согласился, его текст был опубликован в первом же номере нового издания ровно через три недели.

За время питерских каникул я понял, что хочу и могу выпускать еженедельник (хотя нужна, конечно, ежедневная газета, но надо же с чего-то начинать), вот только денег на него нет совершенно.

В ближайшие дни мы с товарищами сочинили какие-то рубрики, составили список чуть ли не в сотню активистов в разных городах, которых стоило бы подёргать насчёт текстов. Вспомнили, кто у нас умеет неплохо фотографировать, а кто нормально верстать. Последних оказалось меньше всего и я подумал, что надо обязательно уговорить четверых или пятерых, чтобы каждый или каждая верстали раз в месяц.

Мы твёрдо стояли за еженедельник на 12, максимум на 16 страниц формата А-4 (чтобы их можно было скачать из сети и распечатать на принтере в любом офисе), который будет распространяться на митингах и в точках сбора интеллектуальной и активной молодёжи. Единственной настоящей сложностью представлялись деньги. Выпускать газету было решительно не на что. Мы обратились к друзьям и так, походив с шапкой по кругу, собрали не слишком большую сумму, необходимую для запуска газеты с тиражом менее тысячи экземпляров.

С самого начала, однако, проект начал развиваться не так, начал жить своей собственной жизнью.

То, с чем я не ожидал почти никаких проблем (список потенциальных авторов в сто человек) составило в итоге самую большую проблему — газете не хватало хороших текстов. Оказалось, что нынешние участники и участницы левого фланга общественного движения очень низко мотивированы писать тексты длиннее небольшого поста в ЖЖ или статуса на фэйсбуке. Это подтверждалось не только моим опытом обзвонов и переписки с ними, но и тем, что «самотёком» в сети практически не появлялось никакой аналитики или репортажей слева, которые были бы длиннее полутора-двух абзацев. Да и теми светочи левой мысли баловали не чаще, чем раза по два в месяц — потому что ведь не каждый статус и не каждый пост может стать основой для газетной заметки, а только минимально аналитически или репортажно содержательный. В общем, еженедельник отчаянно проваливался.

Было очевидно, что наличие гонорарного фонда ситуацию бы не изменило, разве, лишь отчасти. Потому что примерно за месяц с начала декабрьской волны до начала сбора нашего первого номера на сайтах, выплачивающих гонорары авторам с левыми убеждениями, появилось статей этих левых как раз на один наш маленький еженедельничек. Или на его половину. Представители прогрессивных сил явно не рвались анализировать общественно-политический процесс, развивающийся у них на глазах, и газета рисковала стать органом тех не совсем понятно кого, у которых есть чёрные и красные флаги и, кроме этого, нет ничего, идей и действий, во всяком случае, совсем не много.

Обзор номеров "Воли" и картиночки http://lj.rossia.org/users/lj_tupikin/3 ... tml#cutid1

Ответить

Вернуться в «Пресса»