Полное бездействие

идеология анархии
Ответить
Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 28 авг 2017, 08:20

Продолжение Ф.Дэвидсона
.....
Вскоре все профессиональные вьетнамские революционеры, количеством примерно в тридцать человек, возвратились во Вьетнам и создали импровизированную базу в горах поблизости от вьетнамско-китайской границы. В лагере они занимались тем, что обучали, готовили к боевым действиям представителей обитавших в округе полудиких племен и вели с ними пропагандистскую работу. Так, Зиап создал свое первое подразделение «сил самообороны», состоявшее всего из нескольких человек, вооруженных чем попало. В 1942-м, когда таких частей было уже несколько, Вьетминь (так Хо назвал движение вьетнамских коммунистов) начал продвигаться на юг. Революционеры нападали на французские дозоры, убивали «реакционных» вьетнамских чиновников и вели пропаганду среди местного населения. В период 1943 и 1944 гг. численность партизанских подразделений Зиапа постоянно росла, однако занимались они практически исключительно террористической деятельностью и откровенным бандитизмом. Если рассматривать то, что происходило во Вьетнаме в 1943 - 1944 гг., через призму общемировых событий, таких, как сражение за остров Мидуэй, Сталинградская битва и высадка союзников в Нормандии, нельзя не отметить смехотворности масштабов деятельности Вьетминя. Даже в самом Вьетнаме как французы, так и японцы считали Вьетминь меньшим из зол, хотя французские власти и предприняли некоторые попытки искоренить явление. Попытки эти, однако, были вялыми, и в обстановке попустительства Вьетминь продолжал наращивать свое влияние и увеличивать численность вооруженных банд.
В июле 1944 года, когда Хо находился в Китае, Зиап созвал специальную конференцию коммунистических вождей и убедил их начать широкомасштабную партизанскую войну в северовьетнамских провинциях Као-Банг, Ланг-Сон и Бак-Тай. Это было первое стратегическое решение, принятое Зиапом самостоятельно, - «первый блин», получившийся комом. Немедленно возвратившийся из Китая Хо осудил намерение Зиапа, указав на то, что плохо подготовленное восстание может обернуться плачевными последствиями для дела революции.
19 декабря 1944 года Хо приказал Зиапу создать первые подразделения пропаганды и освобождения Вьетнама, ставшие предтечей Народной Армии Вьетнама (НАВ), регулярных вооруженных сил Северного Вьетнама. Важно обратить внимание на тот факт, что даже в названии создаваемых коммунистами частей недвусмысленно соединены война и политика - это сочетание стало впоследствии «фирменным знаком» северовьетнамской армии. От создания вышеназванных подразделений начинается отсчет полководческой карьеры Зиапа. Военные кампании, которые пришлось вести Вьетминю во время Второй мировой войны, не отличались особой жестокостью. Так, в августе 1945 года предводительствуемым Зиапом вооруженным силам почти без крови удалось захватить власть на территории Северного Вьетнама. Так называемая Августовская революция оказала сильнейшее влияние на Зиапа и его стратегию ведения войны.
В те годы молодому Зиапу не приходилось сидеть сложа руки. В 1945-м он сделался министром внутренних дел во временном правительстве Хо Ши Мина. В марте 1946 года Зиап получил назначение на пост председателя Верховного совета государственной обороны, что помогло ему крепче взять в свои руки бразды управления НАВ. В 1946 или 1947 году Зиап женился вторично. Его супругой стала Данг Тай Хай, дочь профессора из школы Танг-Лонг.
В 1946-м во Вьетнам вернулись колониальные власти Французской империи и армия. Хо приказал Зиапу, как командующему НАВ, отправиться в аэропорт и приветствовать знаменитого генерала Жака Леклерка . Зиап категорически отказался и заявил, что никогда не пожмет руки французу. Хо, в котором за внешностью добродушного старичка скрывался жесткий и жестокий лидер, ответил с усмешкой: «Можешь выплакать свои глаза, Зиап, но через два часа ты будешь в аэропорту». Встречая Леклерка на летном поле, Зиап пожал ему руку и разразился высокопарной тирадой: «Первый боец сопротивления Вьетнама приветствует первого бойца сопротивления Франции». Как отреагировал Леклерк в ответ на наглую попытку Зиапа встать с ним «на одну доску», неизвестно.
В 1946-м Зиап выступал в роли вице-председателя северовьетнамской делегации во время переговоров с французами. Последние отзывались о нем как о человеке крайне эмоциональном, но вместе с тем и как о выдающемся члене делегации ДРВ. Зиап не доверял французам и надеялся сорвать переговоры. Случилось то, чего он добивался, и 19 декабря 1946 года со стычек между вьетнамскими и французскими силами в Ханое для Вьетнама началась Первая Индокитайская война.
В период между Первой Индокитайской войной против французов и Второй Индокитайской войной против американцев и южных вьетнамцев Зиап постоянно ссорился с кем-нибудь из партийного руководства Северного Вьетнама. Часто предметом спора становились основополагающие вопросы идеологии и политики. Так, например, в течение многих лет он принимал участие в спорах между сторонниками развития экономики Северного Вьетнама и теми, кто считал главной задачей революции установление коммунистической власти на юге страны. Вместе с тем за спорами о приоритетах политики скрывались подчас попытки высокопоставленных руководителей захватить ключевые посты в Политбюро и подмять под себя те или иные институты власти. Поскольку те, кто проигрывал, в значительной мере теряли влияние и престиж, а иногда просто выбывали из игры, победители же, напротив, усиливали позиции, борьба велась не на жизнь, а на смерть. Вместе с тем до крайностей все же не доходило, поскольку проигравший терял работу и доступ к кормушке (иногда лишь временно), но все же в отличие от практики, принятой другими коммунистическими режимами, не сильно рисковал угодить в тюрьму или оказаться перед дулами винтовок расстрельной команды.
В 1954-м, еще не рассеялся дым над полем сражения в Дьен-Бьен-Фу, как Зиап «скрестил мечи» с человеком, ставшим его коммунистическим «крестным отцом», Труонг Чинем. Война между ними шла несколько лет. Обоих отличали амбициозность, энергия и взрывной характер, обоим хотелось занять место почившего в бозе «дядюшки» Хо . Пока вьетнамцы воевали с французами, Зиапа постоянно выводили из себя назойливые попытки Чиня вмешиваться в вопросы военной стратегии, особенно когда в 1949-м тому вздумалось привлечь на помощь китайских добровольцев. Конфликт между двумя бонзами лишь усилился, когда в 1950-м Чинь развернул «подковерную игру», с тем чтобы добиться назначения своего протеже, генерала Нгуен Ши Таня, на должность главы политотдела армии Северного Вьетнама. Зиап рассматривал данный шаг как стремление ограничить его собственное влияние в армии и открыто выступил против затеи Чиня.
В 1956-м Чинь представил программу земельной реформы. Целью этого сложного плана, в котором теснейшим образом переплелись экономика и идеология, было наделение крестьян землей и установление непререкаемого главенства партии Лаодонг, то есть партии коммунистов. Проведение в жизнь своих намерений Чинь начал с неукротимым энтузиазмом. Необоснованные обвинения, пытки и массовые казни - неприкрытый террор, вот чем на деле обернулось реформирование страны, стоившее жизней 100 000 крестьян. Все это не могло самым плачевным образом не сказаться на производстве сельхозпродукции. Разумеется, Хо Ши Мин и его коммунистический режим не могли взять на себя ответственность за провал программы, вследствие чего Хо превратил Чиня в козла отпущения, а Зиапу отвел роль «палача», поручив ему произвести «публичную порку» соперника. На десятом партийном конгрессе, состоявшемся в октябре 1956 года, Зиап подверг резкой критике Чиня и его программу. В результате Чинь лишился ключевого поста секретаря партии. Потом, правда, Чиня реабилитировали, однако 1956-й стал триумфальным годом для Зиапа. В сентябре 1957-го Зиап вступил со своим старинным товарищем по прыжкам с поезда, Фам Ван Донгом, в прения относительно объединения Вьетнама. Зиап занимал жесткую позицию - никаких уступок правительству Южного Вьетнама, в то время как Донг отстаивал применение более гибкого подхода. На сей раз победа досталась Донгу, а Зиап на несколько месяцев исчез из публичной политики. По всей видимости, он страдал от тяжелых мигреней.
В 1959 году начался новый раунд внутрипартийной борьбы. На сей раз споры разгорелись вокруг роли армии Северного Вьетнама. Чинь уже вернулся «ко двору», в то время как Ле Зуан, самый могущественный южанин в Политбюро, рассматривал солдат как промышленных рабочих, способных увеличить объем выпуска продукции. Зиап попробовал отстоять армию, но снова проиграл. Нгуен Ши Тань, примкнувший к Чиню и Зуану, получил звание старшего генерала, что уравняло его с Зиапом и тем самым превратило в серьезного соперника последнего в армии. В 1960-м, как это уже случалось в прошлом, Зиап на некоторое время исчез из виду по причине ухудшения состояния здоровья. Вскоре Зиап вернул себе расположение Хо, а генералу Таню пришлось «слезть с коня» и отправиться поднимать сельское хозяйство - проводить в жизнь программу коллективизации. Перемещение «музыкантов в оркестре», которым умело дирижировал «дядюшка» Хо, продолжалось.
В 1964-м Зиап и снова обретший милость генерал Тань опять «изломали копья на ристалище». На сей раз суть спора состояла в том, какую стратегию избрать в отношении военного вмешательства США в дела Южного Вьетнама. Поскольку политические трудности и военные поражения сделали положение правительства этого государства весьма шатким, Тань и Ле Зуан настаивали на усилении активности армии Северного Вьетнама на юге. Зиап и Труонг Чинь возражали, считая, что первостепенной задачей для них является укрепление экономики своей страны. Верх взяли Тань и Ле Зуан, и на сей раз поражение во внутриполитической борьбе едва не стоило Зиапу его карьеры.
К концу 1965-го Зиап, непотопляемый как резиновый мячик, вновь заручился поддержкой Хо и включился в борьбу с Танем за проведение в жизнь своей стратегии ведения боевых действий на территории Южного Вьетнама. Суть ее состояла в том, чтобы вести «затяжную» партизанскую войну. Тань же отстаивал идею «большого удара» - то есть фактически предлагал начать широкомасштабные военные действия, нанести мощный удар по американским силам для уничтожения живой силы и техники противника как на передовой, так и в тылу. Споры продолжались весь 1966-й и первую половину 1967-го до тех пор, пока в июле этого года генерал Тань не умер в своей южновьетнамской штаб-квартире, по официальной версии, от инфаркта .
Оставшийся период карьеры Зиапа теснейшим образом связан с войной против Южного Вьетнама и США и с событиями, приведшими в итоге к завершению Третьей Индокитайской войны в 1975 году. После 1975-го (а возможно, и чуть раньше) Зиап постепенно стал принимать все меньше участия в военной и политической жизни Северного Вьетнама. В феврале 1980 года он покинул последний из занимаемых им высоких постов - пост министра обороны. В 1982-м Зиап был выведен из состава Политбюро и в настоящее время находится в отставке.
На фотографии Зиапа, сделанной в начале семидесятых, бросается в глаза жабье лицо с толстыми губами, приплюснутым носом, большим выпуклым лбом и глубокими залысинами. Шеи словно бы нет вовсе. Внешностью своей выдающийся вьетнамский полководец напоминает американского актера Эдварда Дж. Робинсона в старости. Черно-белый снимок не позволяет рассмотреть пурпурных сеток сосудов, покрывающих нос и щеки Зиапа, не видно и того, насколько холоден пронизывающий взгляд начинающего заметно полнеть военачальника. Фото не дает представления о его малом росте - в Зиапе не больше, а может, и меньше полутора метров. В общем, он - коротышка, даже по скромным вьетнамским меркам, и, возможно, в недостатке роста нужно искать объяснение малоприятным чертам характера Во Нгуен Зиапа, которого никак не назовешь «симпатягой».
Согласно мнению журналистов, которым доводилось встречаться с ним, а также по материалам отчетов работников американских спецслужб можно сделать вывод, что в Зиапе сосредоточились все самые худшие свойства, присущие таким одиозным личностям, как Адольф Гитлер и Бенито Муссолини. Во-первых, Зиап заносчив и высокомерен. Так, во времена наивысшего процветания он получал удовольствие от того, что разрешал своей молодой жене присутствовать на собраниях, где не имели права находиться супруги других официальных лиц. Глупая выходка в аэропорту, которую позволил себе Зиап при встрече генерала Леклерка в 1945-м, есть не что иное, как свидетельство вопиющей наглости, граничащей с глупостью. Общения с интервьюерами и подчиненными обычно превращались в непрерывные монологи, при этом Зиап брал на себя роль профессора, вынужденного втолковывать прописные истины неразумным ученикам. Когда же журналисты пытались вставить слово, задать вопрос, он не терпящим возражений тоном приказывал им не прерывать его или вовсе «заткнуться». Один американский репортер отозвался о Зиапе как о «тупом и неотесанном крестьянине».
Подобно германскому фюреру, этот видный вьетнамский военачальник был импульсивен и порой иррационален в своих поступках. Так, дважды во время официальных обедов, даваемых в Ханое китайскими коммунистами, Зиап, который считал, что ему отведено место, не соответствующее его высокому положению, покидал собрания. Возглавляя делегацию Вьетминя на переговорах с французами в 1946 году, он часто позволял себе кричать на представителей противоположной стороны и подрывал процесс достижения согласия. Вообще же Зиапу было свойственно почти каменное спокойствие, нарушаемое короткими вспышками безудержной ярости, из-за чего современники и соплеменники - северовьетнамцы - прозвали генерала Нуе Лау, или «Вулкан под снегом». Подобно Муссолини, коммунистический полководец отличался склонностью к показухе и не чуждался роскоши. Трудно поверить в это, но, согласно сведениям из отчета сотрудников разведки, в конце сороковых годов Зиап являлся единственным человеком в Северном Вьетнаме, носившим штиблеты. Позднее он не раз щеголял в сшитых на заказ западных костюмах и обожал ярко украшенную форму. Во времена расцвета своего влияния Зиап проповедовал самопожертвование во имя родины, призывал народ терпеть лишения, но при этом жил на роскошной французской вилле и ездил по Ханою на лимузине.
Зиапу были в полной мере свойственны хитрость и даже лживость. Так, давая интервью известной итальянской журналистке и биографу Ориане Фаллачи, он отрицал свою роль в Новогоднем наступлении и уверял, что ответственность за операцию лежала на руководстве Национального фронта освобождения Южного Вьетнама (Вьетконга). В той же беседе он заявлял, что не имел понятия о целях наступления. В обоих случаях Зиап лгал. После интервью, в ходе которого он позволил себе немало наносивших ущерб его репутации откровений, Зиап, однако, попытался дезавуировать собственные заявления и направил Фаллачи старательно отредактированный текст, в котором отсутствовали сделанные в разговоре противоречивые признания. Зиап предупредил журналистку о том, что дает разрешение на публикацию лишь этого, нового текста интервью. Госпожа Фаллачи отказалась следовать указаниям Зиапа и предала гласности подлинное содержание их беседы.
Зиапа также отличали задиристость, мстительность и жестокость. Среди «шишек» у него не было друзей, своих высокопоставленных коллег он рассматривал как потенциальных противников в борьбе за власть. В течение многих лет он вел борьбу с Труонг Чинем. Фам Ван Донгом, Нгуен Ши Танем, Ле Зуаном и Ле Дук Тхо. Зиап был совершенно безжалостным командиром. Он неоднократно заявлял о том, что «во всем мире каждую минуту умирают сотни тысяч человек, а потому гибель десятков тысяч в бою, даже если речь идет о жизни или смерти твоих товарищей по борьбе, не значит почти ничего». Несмотря на нежелание Зиапа признавать тот факт, что он произносил такие слова, сути дела это не меняет. Важно то, что во время кампаний, которые он вел, Зиап практически не считался с размерами потерь, которые несли его войска.
Психологи, занимавшиеся изучением личности выдающегося вьетнамского полководца, уверяют, что все негативные свойства его характера есть следствие тяжелого голодного детства и юности, во время которой он перенес глубокую утрату - потерю близких. К тому же важным фактором оказался маленький рост, из-за чего Зиап постоянно испытывал гипертрофированный и почти панический страх подвергнуться унижению. В общем, виноват был «комплекс коротышки». Таким образом, согласно выводам психологов, Зиап ощущал острую потребность главенствовать в отношениях со всеми, с кем его сталкивала судьба. В результате он неуютно чувствовал себя с равными и потому позволял себе «расслабляться» с подчиненными.
Когда Зиап «получал тумаков» на политическом Олимпе, он мгновенно ретировался со сцены. Его исчезновения неизменно объяснялись «ухудшением здоровья», что, возможно, не являлось лишь отговоркой. С 1954 года он страдал от повышенного кровяного давления, а с 1957-го его мучили головные боли; лимфоретикулома преследовала Зиапа в течение многих лет. Хотя его исчезновения могли быть стремлением «сохранить лицо», психологи усматривают в них сильную психосоматическую составляющую. Специалисты предполагают, что поражения на поле политической битвы отзывались унижением, вызывавшим у Зиапа ярость. Вместе с тем ярость эту ему приходилось всячески сдерживать. В результате она как бы изливалась внутрь, что сказывалось на ухудшении состояния его здоровья.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 28 авг 2017, 08:21

ДДТ - Не Стреляй

https://youtu.be/is1dp9FjDxw

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 25 сен 2017, 19:12

Из статьи Майкла Лангкаера "Гусар с гитарой . Мотивы стиля милитари в образе Джими Хендрикса ."

Комфорт, воинский идеал и политические взгляды

Один из старинных военных мундиров, в которых выступал Хендрикс в Англии с конца осени 1966 года, в Штатах на Международном поп- фестивале в Монтерее в 1967 году и в Гарлеме летом 1967 года, представ­лял собой синий однобортный парадный китель с темно-бордовыми обшлагами длиной до бедер, принадлежавший Ветеринарным войскам британской армии, другой — подбитый коричневым мехом и обильно расшитый золотом черный гусарский ментик, короткую куртку на­подобие тех, какие обычно носили отряды легкой кавалерии, гусары, либо как мундир, либо набросив на одно плечо .

Время от времени выслушивая упреки за ношение мундира, Хендрикс решал проблему трансгрессии, о которой у каждого было свое представление, хотя трансгрессия и не была его целью. Когда Хендриксу задавали вопросы по поводу его армейских мундиров, он отвечал: «Я не люблю войну, но уважаю воинов и их храбрость». К этому он добавлял: «Во всяком случае, я ношу эти вещи, потому что в них комфортно» (Etchingham 1999: 71; Burdon & Craig 2001: 126; Black 2001: 74). Поскольку он носил их как на сцене, так и вне ее, «комфортно» можно понять как то, что он чувствовал, что старые мундиры были, если можно так выразиться, «его» одеждой (см.: Woodward 2005: 27). В интервью в августе 1967 года Хендрикс утверждал, что не выбирает «одежду обдуманно. Когда я одеваюсь, то беру то, что мне нравится. Что подходит к моему настроению». И еще раз, в сентябре 1970-го он высказывается следующим образом: «Я люблю носить все эти разные вещи. Это забавно. И я так и поступаю» (Potash 1996: 8).

Говорили, что «мечом воина и спасением [для Хендрикса.— Прим. пер.] была гитара» (Henderson 1978: 503). Цитируя Эрика Бердона: «Оружие или гитара: старинный выбор. <...> Джими выбрал гитару, но остался воином» (Burdon & Craig 2001: 79-80). Английские слова axe («топор»), hatchet («томагавк») и machine gun («автомат») служат сленговыми обозначениями электрогитары. В 1965 году крупнейший производитель гитар рассказывал, как цвет и форма были выбраны по ассоциации: красный, потому что это «агрессивный, мужественный цвет», а «рога» — потому что «когда молодой человек держит в руках гитару, он не играет на инструменте, он владеет оружием. Понаблю­дайте за ним, и вы увидите, что он разворачивает ее, как если бы она была автоматом» (Whiteley 1987: 94). Миролюбивый человек, прошед­ший военную подготовку, Хендрикс был одним из немногих артистов, способных опознавать и анализировать собственное насилие — наси­лие, находившее стилизованный выход в различных выходках на сцене, включавших сжигание гитар и пинание ногами усилителей.

Когда Хендрикса спрашивали, сложились ли у него определенные политические взгляды, он отвечал: «Не совсем» (Simpson 1992: 15). Хен­дрикс служил в 1961-1962 годах в парашютных частях элитной 101-й воздушно-десантной дивизии, откуда был направлен во Вьетнам. Бу­дучи реалистом, он понимал, что служба в армии дает чернокожему одну из немногих возможностей улучшить свое социальное положение (McDermott & Kramer 1992: 170). Другие его высказывания свидетель­ствуют, что у него во всяком случае было ясное понимание затрудни­тельного положения американцев во Вьетнаме. 23 октября 1967 года Эрик Бердон вспоминает о демонстрациях против войны во Вьетнаме, проходивших у американского посольства, неподалеку от которого Хендрикс жил в Лондоне: «Я спросил его, когда мы смотрели из окна его квартиры на Гровенор-сквер в Лондоне: «Слушай, Джим, что ты думаешь об этих протестах у посольства США?» А он ответил: «Что ж, когда орды китайцев с воплями ринутся из Китая в Северный Вьетнам и в Южный Вьетнам, ты поймешь, что мы изо всех сил стараемся по­ставить заслон коммунистическому потоку» (Black 2004: 115; Burdon & Craig 2001: 79; Cross 2005: 248-249).

Хендрикс был сторонником «теории домино», то есть считал, что успех коммунизма в одной стране влечет за собой успех коммуниз­ма в других странах по цепной реакции, напоминающей падение ко­стяшек домино. Он также был согласен с контрдоводом: «разумеется, война ужасна, но пока это единственная гарантия сохранения мира» (Brown 1992: 74).

До 1968 года Хендрикс сохранял свою изначальную провоенную позицию. Телевидение и газеты благосклонно относились к военным усилиям американцев вплоть до 1966-го и даже еще в 1967 году (Pach 1994: 100-112). В середине 1967 года, когда Хендрикс был в Калифор­нии на фестивале в Монтерее, армия США пригласила группу The Jimi Hendrix Experience участвовать в «обалденной» рекламной радио­передаче, которая была частью кампании, направленной на то, что­бы привлечь больше молодых людей вступить в армию и пополнить ряды американских войск, сражающихся на Дальнем Востоке. Груп­па согласилась, и 26 июня 1967 года в программе радио армии США The In Sound вслед за песней Purple haze и 30-секундным интервью с Хендриксом диджей Гарри Гаррисон произнес довольно несуразную речь: «Это твое будущее. Это твое решение. Выбирай армию!» Интер­вью прозвучало в эфире 30 октября 1967 года и было повторено 5 фев­раля 1968 года (Roby 2002: 81; Stubbs 2003: 87). Тетское наступление Вьетконга и северовьетнамской армии в январе-феврале 1968 года для многих в Штатах оказалось психологической точкой поворота. Стало ясно, что конец войны во Вьетнаме, вопреки уверениям правительства и военных, вовсе не так близок (Maier et al. 2006: 882-883; Kaiser 1988: 75-78). Хендрикс разделял отношение среднего американца к Вьет­наму: сначала провоенное, но начиная с 1968-го все менее уверенное в осмысленности ее продолжения, хотя он и не формулировал вслух перемену в своем отношении.

Хендрикс оставил свои военные мундиры еще до антивоенного дви­жения, набравшего силу после наступления Тет. В связи с концертом группы The Jimi Hendrix Experience 2 декабря 1967 года было отмечено, что «его внешний вид радикально изменился. Теперь он был похож на американского индейца — с головной повязкой, в куртке с бахромой». Или: «он вышел на сцену одетый совсем по-другому. На нем была чер­ная шляпа типа дилановской, черные рубашка и куртка и темно-синие брюки» (Black 2004: 121). Летом этого года Хендрикс осознал, как отли­чаются по виду присутствовавшие в Монтерее хиппи от модов, завсег­датаев Карнаби-стрит. По мнению музыкального журналиста Чарльза Шаара Мюррея, Хендрикс, возвращаясь в Англию и остановившись по пути в Гарлеме, в своих безумных английских одеждах казался ни боль­ше ни меньше как «коричневым снаружи и белым внутри», ряженым «кокосовым орехом». Члены партии «Черные пантеры», служившие ролевыми моделями для молодых афроамериканцев, к тому времени носили спортивные черные кожаные куртки, свитера с высоким воро­том, береты и черные очки в качестве «модного» выражения расовой гордости, мощи, революционности, а также для обозначения своего отличия (Murray 1999: 78-80; Cross 2005: 190, 195, 200-201). Кроме умень­шившегося доверия улицы Хендрикс ощущал давление своего окруже­ния — не только хиппи, но и воинствующих афроамериканцев — «идем с нами», «вернись домой, брат», и это могло в большой мере повлиять на его внешний вид (Henderson 1990: 295; Black 2004: 203f; Cross 2005: 200; Murray 2001 [1989]: 113-116; Murray 1999: 84).

Более того, к 1968 году Хендрикс действительно перебрался в Шта­ты. Согласно Мюррею, таким образом «с чужой, но ласковой груди Соединенного Королевства Хендрикс вернулся домой, но сразу же» в США «столкнулся с серьезными затруднениями, связанными с его участием во вьетнамской войне, а также из-за набирающего силу Дви­жения за гражданские права» (Murray 1999: 79, 82). Приблизительно с этих пор и до своей смерти в 1970 году Хендрикс выглядел как хиппи, в то же время открыто выражая солидарность со своими чироки и аф- роамериканскими корнями. В новом образе Хендрикс решил появить­ся в Вудстоке 18 августа 1969 года, где его легендарное выступление с национальным гимном США, как считается, отразило двойственное отношение к войне во Вьетнаме, которым были отмечены последние годы его жизни (Burks 1970: 9; Daley 2006: 57; Cross 2005: 270-272, 289, 295-297; Murray 2001 [1989]: 31-31; Murray 1999: 84-85).

В таком случае, если Хендрикс носил армейские мундиры не в знак протеста против военщины и против войны во Вьетнаме, то по каким причинам?

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 25 сен 2017, 19:14

The Exploited - Dog Soldier

https://youtu.be/R-y6YtUUln4
Скрытый текст: :
Dog Soldier (оригинал Exploited)
Пес войны (перевод Надежда Ковина из Новобелокатая)

Dog soldier
Пес войны
Big and strong
Большой и сильный.
Dog soldier
Пес войны
Heavily armed
До зубов вооружен.
Dog soldier
Пес войны
Fully trained
Вполне выдрессирован.
Dog soldier
Пес войны,
For money's the game
За деньги идёт игра.


Kill, kill, kill
Убей, убей, убей!


Dog soldier
Пес войны,
Why you here
Зачем ты здесь?
Dog soldier
Пес войны,
You show no fear
Ты не выказываешь страха.
Dog soldier
Пес войны,
Kill or be killed
Убей или будь убит.
Dog soldier
Пес войны,
Death draws near
Смерть приближается.


Dog soldier
Пес войны
Covered in blood
Покрыт кровью.
Dog soldier
Пес войны,
Villages burnt
Деревни сожжены.
Dog soldier
Пес войны,
Fire fights won
Сражения выиграны.
Dog soldier
Пес войны,
Another job done
Очередная работа выполнена.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 17 янв 2018, 14:15

Из "История США . Том четвёртый 1945-1980 ."
Глава седьмая . "Подъём движений социального протеста ".

4. ДВИЖЕНИЕ ЗА МИР, ЗА ПРЕКРАЩЕНИЕ ВОЙНЫ ВО ВЬЕТНАМЕ

Подъем массового движения за мир, против агрессивной войны во Вьетнаме стал одним из серьезных факторов, вынудивших Вашингтон пойти на мирные переговоры, а затем и на полный вывод своих войск из Индокитая, оказал значительную помощь народам Индокитая в их борьбе за национальное освобождение .

Своими корнями движение за мир 60-х годов уходит в давние тради­ции антивоенной борьбы, сложившиеся в США. В конце 50-х—начале 60-х годов в ответ на новый виток в гонке вооружений, который воен­но-промышленный комплекс США сумел начать под фальшивым предло­гом ракетного отставания от СССР, организации американских сторонни­ков мира активизировали свою деятельность. Они выступили с требова­нием прекратить гонку вооружений, запретить ядерные испытания, положить конец милитаристской пропаганде.

В движение протеста включился ряд либерально настроенных общест­венных деятелей, создавших в 1957 г. Национальный комитет за разум­ную ядерную политику . В 1961 г. группа женщин из состоятельных слоев Вашингтона обратилась ко всем американкам с призывом «бросить свои кухни и свою работу, поднять жителей своих кварталов на дейст­вия против угрозы ядерной войны, против заражения молока, воды и воз­духа ядерными осадками, против обмана, будто можно выжить в проти­воатомных убежищах, расположенных на задних дворах наших домов» . Более 100 тыс. женщин из 25 штатов откликнулись на этот призыв, об­разовав одну из наиболее активных и стабильных антивоенных организа­ций — «Женщины, боритесь за мир».

Уже в начале 60-х годов сторонники ненасильственных действий пы­тались проникнуть в зоны испытаний ядерного оружия в штате Невада и в Тихом океане (экспедиция на яхте «Феникс»), на базы атомных под­водных лодок. Они организовали «сидячую демонстрацию» в помещении Комиссии по атомной энергии, направляли письма и телеграммы про­теста представителям властей, вели сбор подписей под петициями, про­водили демонстрации и митинги, число участников которых доходило иногда до 5—10 тыс.

В тот период слабостью движения за мир были антикоммунистические предрассудки большинства участников, их предубежденность в отноше­нии контактов с общественностью социалистических стран, с междуна­родными организациями сторонников мира. Постепенно в ходе борьбы за прекращение агрессии во Вьетнаме (в этой борьбе активное участие принимали американские коммунисты) антивоенные организации приходили к выводу о необходимости сотрудничать со всеми, в том числе и со­ветскими, сторонниками мира.

Важной предпосылкой подъема массовой борьбы против агрессии во
Вьетнаме явилась широкая дискуссия по вопросам внешней политики
США, милитаризации американского общества. В начале 60-х годов был
опубликован ряд работ, авторы которых выражали глубокую озабочен­ность по поводу возросшей опасности возникновения международного
ядерного конфликта в связи с появлением все более разрушительных
видов оружия массового уничтожения и совершенствования средств его
доставки , также сомнение в правомерности и практической целесо­образности военного вмешательства США в Юго-Восточной Азии.

Движение за мир 60-х годов возникло и развивалось в неразрывной связи с общим ростом настроений социального протеста, с демократиче­ской борьбой, которой было отмечено это десятилетие, с деятельностью молодежных, женских, негритянских организаций, сыгравших заметную роль в его идеологической и моральной, а также организационной и ма­териальной подготовке. Именно поэтому оно смогло очень быстро обрести широкий размах, успешно используя разнообразный арсенал средств и форм борьбы, накопленный другими отрядами демократического движе­ния.

Массовые протесты против интервенции во Вьетнаме начались сразу после начала массированных бомбардировок территории ДРВ военно-воздушными силами США в феврале 1965 г. и отправки первых регу­лярных частей американской армии в Юго-Восточную Азию (в марте того же года). Уже в марте прошли первые антивоенные выступления. В апреле в Вашингтоне по инициативе организации Студенты за демо­кратическое общество состоялась 25-тысячная демонстрация.

На первом этапе антивоенного движения основную роль в придании ему массового характера сыграло участие студенческой молодежи: СДО, Студенческого координационного комитета ненасильственных действий, организации «Молодежь против войны и фашизма» и др. Была создана широкая коалиция — Студенческий мобилизационный комитет за прекра­щение войны во Вьетнаме. Почти во всех университетах и колледжах действовали антивоенные группы. Молодежь внесла в антивоенные вы­ступления страстность и напористость, придала им яркий эмоциональ-ный характер.

Первой нетрадиционной акцией, которая привлекла внимание обще­ственности, был «тич-ин», организованный 24 марта 1965 г. студентами и преподавателями Мичиганского университета в Анн-Арборе. Выступав­шие перед 2.5 тыс. участников студенты и профессора вскрыли незакон­ный, захватнический характер вмешательства США во Вьетнаме. «Тпч-ин» в Анн-Арборе послужил сигналом к началу диспутов, которые, «как пожар, охватили кампусы по всей стране» . В мае они состоялись в 50 университетах и колледжах . Их общие результаты, по свидетель­ству одного из лидеров антивоенного движения —Д. Деллинджера, на­водили ужас на апологетов войны.

15 мая 1965 г. в Вашингтоне был проведен общенациональный «тич-ин», в котором приняли участие несколько тысяч человек. Его заседа­ния транслировались по телевидению более чем в 100 университетах, их передавали 30 радиостанций. Хотя на этот раз правительство направило для участия в диспуте таких опытных адвокатов своей политики, как 3. Бжезинский и У. Ростоу (первый был директором Исследовательско-го института по проблемам коммунизма при Колумбийском университете, второй — председателем Совета госдепартамента по планированию по­литики), диспут вылился в демонстрацию протеста против политики Ва­шингтона .

Протест студенческой молодежи против войны во Вьетнаме носил по преимуществу морально-этический характер. Тем не менее именно моло­дежный протест объективно стал первым шагом на пути создания мас­сового антивоенного движения, «он стал школой и источником радикали­зации для целого поколения студентов и более широких кругов обеспо­коенной общественности» .

Недовольство вооруженным вмешательством США в дела далекой страны ширилось и среди других групп населения. При этом поражения во Вьетнаме заставляли переходить на антивоенные позиции даже часть консервативно настроенных американцев. Но эти слои не могли быть по­следовательными ни в своих требованиях, ни в методах их реализации.

На последовательных антиимпериалистических позициях стояла Ком­мунистическая партия США. С первых выступлений против войны во Вьетнаме и вплоть до окончательной победы вьетнамского народа «каж­дый коммунист каким-либо образом участвовал в какой-либо фазе этой борьбы» . Коммунисты сумели правильно оценить вопрос о войне в комплексе других национальных проблем США. Вопреки широко распро­страненному среди американцев мнению, что следствием войны якобы будут всеобщая занятость, высокие заработки и новые возможности для мелких предпринимателей, коммунисты подчеркивали, что агрессия во Вьетнаме принесет «военно-экономический спад, а не военно-экономиче­ский бум» . Коммунисты правильно предвидели, что антивоенный про­тест будет шириться, что в него вольются разные социальные слои. И действительно, уже в 1966 г. «агрессия США во Вьетнаме преврати­лась в критический фактор, определяющий положение на внутреннем фронте» . Коммунисты требовали полного и немедленного прекращения американского вмешательства во Вьетнаме, последовательно выступали в поддержку национально-освободительной борьбы вьетнамского народа.

С точки зрения организационной антивоенное движение представ­ляло собой пеструю и неоднородную картину. Организационная аморф­ность движения усугублялась влиянием «новых левых», которые возво­дили отсутствие единства, сплоченности и централизованного руковод­ства в принцип, считая, что только на этом пути может быть обеспече­но «прямое участие» масс в принятии и осуществлении решений. На пер­вых порах такая позиция не мешала развитию движения вширь, однако в дальнейшем стало ясно, что без организационного оформления и четкой идейной направленности даже самые мощные спонтанные вспыш-ки массовой борьбы не могут превратиться в долговременный политиче­ский фактор. Серьезно затрудняли деятельность антивоенных сил ульт­ралевые организации и группы, которые в вопросе о войне во Вьетнаме стояли на сектантских позициях.

Идейная пестрота и организационная раздробленность антивоенного движения неизбежно порождали многочисленные трудности. Стремясь пре­одолеть их и сделать борьбу более эффективной, руководители ряда ор­ганизаций неоднократно пытались сплотить все антивоенные силы, ско­ординировать их деятельность.

Первая такая попытка была предпринята в августе 1965 г., когда в Вашингтоне был образован Национальный координационный комитет за прекращение войны во Вьетнаме, в состав которого вошли представители 150 местных антивоенных комитетов, религиозных и пацифистских ор­ганизаций, а также СДО, Студенческого координационного комитета не­насильственных действий, СЕЙН, Союза студентов за мир, организации «Молодежь против войны и фашизма» и др. Принципиальное значение имело участие в нем членов Коммунистической партии США и «Клубов Дюбуа». Координационный комитет действовал до конца 1966 г. и был инициатором большинства антивоенных выступлений, в том числе 40-тысячной демонстрации в Вашингтоне в ноябре 1965 г. В октябре 1965 и марте 1966 г. комитет провел дни протеста против войны во Вьетнаме, в которых участвовало около 100 тыс. человек .

1967 год был отмечен еще более массовыми и представительными вы­ступлениями, организатором которых стал созданный в конце 1966 г. Весенний мобилизационный комитет за прекращение войны во Вьетнаме и ставший его преемником с середины 1967 г. Национальный мобилиза­ционный комитет за прекращение войны во Вьетнаме, который, подобно своему предшественнику, объединял около 150 различных демократиче­ских организаций, но в то же время имел серьезные отличия: в нем участвовали местные отделения профсоюзов. Пиком весенних выступле­ний стали массовые демонстрации в Нью-Йорке в Сан-Франциско, ко­торые показали резкий рост антивоенного протеста и по размаху, глу­бине, и по характеру. Число участников демонстрации в Нью-Йорке превысило 100 тыс. (по некоторым данным, 300 тыс.). в Сан-Франци­ско — 20 тыс. На смену весенним демонстрациям пришло «вьетнамское лето» 1967 г., когда около 30 тыс. студентов-добровольцев посвятили ка­никулярные месяцы антивоенной работе в более чем 700 городах США .

Впервые за многие годы коммунисты получили возможность открыто участвовать в массовых уличных манифестациях. По словам видного дея­теля КП США Арнольда Джонсона, это знаменовало возобновление от­крытого участия партии в политической жизни страны.

Продолжала расширяться социальная база движения — в него ак­тивнее стали включаться представители национальных меньшинств и ра­бочего класса. В марте 1967 г. съезд Южной конференции христианского руководства принял резолюцию, требующую остановить войну во Вьет­наме. B июле того же года съезд Конгресса расового равенства осудил эту войну как генoцид. В антивоенных выступлениях активно участво­вали члены партии «Черные пантеры», пуэрториканской организации «Молодые боги», мексиканской «Коричневые береты».

Исключительно важное значение имело присоединение к антивоенно­му протесту М. Л. Кинга, отразившее рост антивоенных настроений сре­ди негритянского населения. Выступая в Риверсайдской церкви Нью-Йор­ка через 10 дней после апрельских антивоенных демонстраций, Кинг провозгласил знаменитую «Декларацию независимости от вьетнамской войны», предприняв тем самым попытку слить воедино движение за гражданские права с другими потоками демократической борьбы, что в случае успеха имело бы огромное значение для судеб демократических сил США. Не без основания, как писал Деллинджер, ряд лидеров анти­военного движения считали, что, «если бы Кинг ограничился в своей деятельности борьбой за гражданские права и подтвердил веру в либе­рально-демократический истэблишмент, он, возможно, был бы жив и сегодня. Но его союз с антивоенным движением и растущий интерес к движению масс за экономическую справедливость вызвали панику в пра­вительственных кругах и теневых центрах власти, действующих как внутри, так и вне официального, видимого правительства» .

Качественным сдвигом в развитии антивоенной борьбы стал актив­ный протест против призыва в вооруженные силы, а затем и сопротив­ление ему. В прогрессивной американской литературе он получил назва­ние перехода «от протеста к сопротивлению». Отказ от службы в армии не по религиозным, а по моральным или политическим мотивам соединял в себе протест против конкретной империалистической войны и против милитаристской машины в целом.

В 1966 г. прошел ряд конференций, посвященных борьбе против при­зыва. Наиболее значительной была конференция «Студенчество, универ­ситет и призыв», состоявшаяся в октябре в Нью-Йорке. Крупнейшие мо­лодежные организации заявили об «оппозиции любой форме обязатель­ного призыва... который используется Соединенными Штатами для угнетения людей в США и во всем мире» . Как бы откликаясь на это обращение, в 1967 г. (в апреле, октябре и декабре) в ходе многих мас­совых антивоенных демонстраций молодые люди публично сжигали свои призывные карточки или возвращали их властям . Они подвергали себя серьезной опасности, так как еще в августе 1965 г. был принят закон, в соответствии с которым виновные в таких действиях или в подстрека­тельстве к ним приговаривались к тюремному заключению до 5 лет. К лету 1967 г. в различных районах страны активно действовало более 40 антипризывных организаций .

К 1966 г. относятся и первые случаи антивоенного протеста в рядах вооруженных сил США. Наибольшую известность получило «дело троих из Форт-Худа» — отказ пуэрториканца Д. Моры, черного Д. Джонсона и белого Д. Самаса, служивших на военной базе Форт-Худ (штат Техас), подчиниться приказу об отправке во Вьетнам. Они публично заявили, что не будут «воевать ради грязных денег военных промышленников... ради того, чтобы корпорации США могли превратить народ и ресурсы Вьетна­ма в свою собственность» , и обратились к антивоенным организациям за поддержкой. Их выступление помогло многим солдатам американского экспедиционного корпуса во Вьетнаме понять свое место в антивоенном движении, его подлинный смысл и значение.

Антивоенные выступления «вьетнамского лета» 1967 г. разворачива­лись на фоне бурных событий, которыми был отмечен подъем массовых движений социального протеста. Бунты, взрывы возмущения против ра­сового гнета и полицейского террора сотрясали гетто американских го­родов. Они переплетались с подъемом гражданской активности молодежи. Кульминацией стал так называемый «поход на Пентагон» 21 октября 1967 г., в котором приняло участие около 200 тыс. человек . Инициа­тором и организатором похода был Национальный мобилизационный ко­митет за прекращение войны во Вьетнаме.

«Поход на Пентагон» был одной из высших точек антивоенной борьбы как по масштабам, так и по своему влиянию на широкую обществен­ность. Демонстранты призывали солдат, оцепивших здание, брататься, де­вушки вставляли цветы в дула их ружей. В ответ были пущены в ход газ и дубинки, несколько десятков человек были ранены, более 600 аре­стованы, в том числе известные общественные деятели доктор Бенджа­мин Спок, писатель Норман Мейлер, католический священник Дэниэл Берриган. У стен Пентагона антивоенное движение продемонстрировало возросшую массовость и организованность, а главное — готовность к ис­пользованию более решительных средств борьбы. Впервые применив ме­тод массового гражданского неповиновения, оно пошло по пути «реши­тельного сопротивления, а не пассивного несогласия или подачи пе­тиций» .

Из опубликованных впоследствии секретных документов Пентагона стало известно, что уже в 1967 г. правительство боялось, что дальнейшая эскалация военных действий во Вьетнаме может привести к массовому гражданскому неповиновению, особенно ввиду «оппозиции войне со сто­роны молодежи, непривилегированных, интеллигенции и женщин» . В результате впервые за все годы войны президент Л. Джонсон отка­зался удовлетворить просьбу военных о посылке дополнительных контин-гентов во Вьетнам.

«Поход на Пентагон» стимулировал антивоенные выступления по всей стране, в первую очередь в университетах. По данным Националь­ной студенческой ассоциации, за последующие 6 месяцев в 110 универ­ситетах и колледжах состоялась 221 демонстрация, всего же за 1967/ /68 учебный год было 3463 антивоенных протеста в кампусах .

Сложившаяся в 1966—1967 гг. обстановка свидетельствовала о рез­ком углублении политической поляризации во всех слоях общества по
вопросу о войне во Вьетнаме. Антивоенное движение 1965—1967 гг. по­казало силу и возможности массового протеста против политики эскала­ции агрессии, оно привлекло внимание всего народа к скрытым пружинам и пoдлинным мотивам этой политики.

1968 год начался для американцев с психологического шока, когда в конце января они увидели на экранах своих телевизоров бойцов На­ционального фронта освобождения Южного Вьетнама, ведущих бои на территории посольства США в Сайгоне. Восклицание популярного теле­комментатора Уолтера Кронкайта: «Что же это делается? А я-то думал, мы побеждаем!» — отражало умонастроения миллионов американцев, ко­торые верили победным заявлениям президента Джонсона. Именно после этого наступления, как свидетельствуют данные опросов общественного мнения, против продолжения войны высказалось уже более 50% амери­канцев, и с тех пор этот процент неуклонно рос.

К концу 60-х годов на экономике страны начали сказываться негатив­ные последствия войны. Ускорился рост инфляции, возросли валютно-финансовые трудности. Становилось очевидным, что подъем экономиче­ской конъюнктуры, основанный на военном производстве, не может быть ни прочным, ни длительным. Растущее понимание антивоенными акти­вистами неразрывной связи между войной во Вьетнаме и внутренними кризисными проблемами американского общества проявлялось уже не только в заявлениях и требованиях, но и в конкретной деятельности де­мократических сил. Летом 1968 г. Национальный мобилизационный ко­митет принял активное участие в подготовке и проведении похода бед­ноты на Вашингтон.

В военных действиях во Вьетнаме участвовала уже полумиллионная американская армия. Общие ее потери только убитыми превысили 20 тыс. Ширилась наркомания среди солдат и офицеров. Росло число военных преступлений. Мировое общественное мнение заклеймило позором аме­риканский империализм. Престиж страны в глазах мирового сообщества
резко упал.

С середины 60-х годов недовольство войной, ее последствиями все шире распространялось и в рядах рабочего класса, однако эти настрое­ния не всегда бросались в глаза. Вплоть до 1967 г. американская обще­ственность судила о позиции рабочего класса в основном по воинствен­но шовинистическим заявлениям Дж. Мини и других профбюрократов. К тому же и официальная пропаганда прилагала немалые усилия, чтобы убедить публику, будто рабочие в первую очередь составляют то самое «молчаливое большинство», на поддержку которого и опирается прави­тельство главным образом.

В 1967 г. положение меняется. Резолюции, осуждающие войну и при­зывающие к переговорам с участием представителей НФО Южного Вьет­нама, были приняты съездами ряда крупных профсоюзов. Несогласие с позицией клики Мини в вопросе о войне, об отношении к политике правительства в Юго-Восточной Азии побудило один из крупнейших профсоюзов — рабочих автомобильной и аэрокосмической промышленно­сти— не посылать свою делегацию на съезд АФТ—КПП в 1967 г., а затем и выйти из этого профобъединения. У. Рейтер и другие лидеры этого профсоюза исходили не из недопустимости империалистических захватнических войн, а упирали на отрицательное влияние данной — вьетнамской — войны на положение американских трудящихся. Позиция этой группы профлидеров способствовала включению рабочего класса в антивоенное движение.

В том же направлении действовали комитеты «Члены профсоюзов за мир» и профсоюзное отделение СЕЙН, созданные еще в 1966 г. В 1967 г. до их инициативе была созвана Ассамблея профсоюзного руководства в защиту мира. Более 500 представителей от 50 профсоюзов, в том числе профсоюзов рабочих автомобильной промышленности, швейников, рабо­чих мясной и консервной промышленности, заявили о своем разрыве с курсом руководства АФТ—КПП в вопросе о войне, потребовали от пра­вительства начать переговоры о ее прекращении и наметили программу антивоенных действий.

Хотя созданная этой ассамблеей сеть местных отделений так и не смогла в дальнейшем превратиться в постоянно действующую организую­щую антивоенную силу в рабочем классе, тем не менее ассамблея нанес­ла серьезный удар по фальшивой пропаганде, утверждавшей, будто ра­бочие — самые большие «ястребы» среди всех слоев общества и что ру­ководство профсоюзов единодушно поддерживает войну во Вьетнаме. Разбив монолитную промилитаристскую позицию руководства АФТ-КПП, ассамблея, по словам американского историка Ф. Фонера, ознаме­новала начало нового этапа в рабочем движении и в борьбе за мир. Этот этап был отмечен стремлением к «союзу рабочего движения с силами, бо­рющимися за прекращение войны во Вьетнаме» .

Учредительная конференция Объединения профсоюзных действий (ОПД) выступила за немедленное прекращение войны во Вьетнаме, а также выдвинула ряд антивоенных и антимилитаристских требований: приступить к эффективному ведению переговоров с Советским Союзом по вопросу о сокращении вооружений, объявить мораторий на испыта­ние и распространение стратегического ядерного оружия, начать перевод американской экономики на рельсы гражданского производства при га­рантии обеспечения занятости рабочим, заработки которых зависят от производства военной продукции, сократить инфляционный «военный» бюджет на 20 млрд. долл. ОПД участвовал во всех основных антивоенных выступлениях 1969 г. Это профобъединение сделало серьезный шаг на пути сотрудничества рабочего движения США с организациями сторон­ников мира.

Нарастала антивоенная активность и студенческой молодежи. В Ко­лумбийском, Стэнфордском, Корнеллском, Гарвардском, Йелском. Ден­верском, Чикагско.м и других университетах студенты наряду с общеде­мократическими и антирасистскими выдвигали антивоенные и антимили­таристские требования. Молодежь не только требовала прекращения войны во Вьетнаме, прекращения призыва в армию, отмены программы подготовки офицеров запаса в университетах, но и настаивала на разры­ве связей университетов с военно-промышленным комплексом и запреще­нии деятельности вербовщиков из армии и ЦРУ в кампусах. Рядовое студенчество горячо поддержало требование положить конец кабальной зависимости высшей школы США от военной машины, предать гласности секретные исследования университетов, ведущиеся по военным контрак­там, настаивало на их разрыве.

Антивоенные настроения росли не только среди молодежи, но и охватывали все возрастные категории. Опросы Гэллапа показывают, что уже в середине 1967 г. более 50% людей старше 50 лет считали войну во Вьетнаме ошибкой . Подобные настроения начали распространяться я среди части буржуазии. Раскол в правящих кругах по вопросу о вой­не во Вьетнаме свидетельствовал о серьезном политическом кризисе, пе­реживаемом страной. Ряд деятелей, принимавших активное участие в пла­нировании и проведении агрессии в Юго-Восточной Азии, именно в эти годы пришли к выводу о бесперспективности продолжения войны, слиш­ком дорогой ее цене для Соединенных Штатов. С призывом к переоценке американской внешней политики выступил видный деятель администра­ции Кеннеди М. Банди. Серьезные сомнения в целесообразности продол­жать войну во Вьетнаме сыграли немалую роль в решении Макпамары уйти в отставку. Да и в стенах конгресса все чаще стали раздаваться ан­тивоенные речи .

Либеральные круги, боясь активных действий масс, старались придать движению антивоенного протеста в какой-то мере «респектабельный» ха­рактер. Тысячи «средних американцев», осуждавших войну, но не решав­шихся открыто высказывать свои взгляды, также включились в антивоен­ное движение. Однако их позиция не была последовательной. Осуждая правительство за затягивание войны, они все еще возлагали на него на­дежды, рассчитывая, что именно администрация внемлет здравому смыс­лу. Вот почему настроения этой массы отличались двойственностью, по­стоянными колебаниями в зависимости от военных сводок и политических зигзагов Белого дома.

Часть либеральных деятелей стремились использовать массовый ан­тивоенный протест в своих целях и не дать ему превратиться в само­стоятельную политическую силу. Сенатор Ю. Маккарти откровенно при­знавал, что видит свою роль в том, чтобы помочь американцам «преодо­леть растущее чувство отчуждения» , найти выход из положения в рамках двухпартийной системы.

Антивоенные настроения сказались в ходе избирательной кампании 1968 г. Подтвердилась правота КП США, которая предсказывала, что «любое мнение, будто можно проводить выборы, игнорируя вопрос войны, любая тактика, основанная на предположении, что другие вопросы за­слонят войну, или любая идея, будто можно вступать в политические соглашения, не принимая во внимание центрального вопроса о войне, не рeальны» .

( В августе 1968 г., когда в Чикаго проходил национальный съезд де­мократической партии, в городе состоялись многочисленные антивоенные демонстрации. В них приняли участие как либерально настроенные сто­ронники сенатора Маккарти, так и радикалы, которые считали, что подоб­ные выступления должны показать самостоятельность антивоенного дви­жения, его независимость от так называемых «кандидатов мира». В эти августовские дни власти широко применили полицейские репрессии, продемонстрировав весь арсенал средств борьбы с демократической оп­позицией. В состояние боевой готовности были приведены 12 тыс. чикагских полицейских, пожарные команды и агенты секретных служб в Чикаго были стянуты 6 тыс. национальных гвардейцев и 6 тыс. солдат регулярных воинских частей. Между тем число демонстрантов, даже по официальным данным, не превышало 10 тыс. Хотя на проведение демон­страций антивоенные организации получили разрешение городских вла­стей, полиция разгоняла их участников, применяя дубинки и слезоточи­вый газ.)

Демонстрации в Чикаго и реакция на них общественности показали что протест против агрессии во Вьетнаме принял действительно массо­вый характер. Расширилась социальная база движения, охватив пред­ставителей всех классов и социальных групп. В США в эти годы «сло­жилась необычная ситуация, когда несостоятельность курса империали­стической политики... начала становиться очевидной и многим предста­вителям правящего класса этой страны» .Антивоенное движение в процессе этого прозрения сыграло очень важную роль.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 17 янв 2018, 14:16

Доктор Кинчев И Группа Стиль - Завтра Может Быть Поздно

https://youtu.be/wkgaqckwTiw

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 17 фев 2018, 18:22

Продолжение Ф.Дэвидсона "Война во Вьетнаме"
Скрытый текст: :
Аннотация издательства: Книга отставного генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б. Дэвидсона посвящена войнам в Индокитае 2-й половины XX века - кровопролитным и затяжным конфликтам, в которых потерпели поражение две "великих державы" - Франция и США. Автор, служивший во Вьетнаме в качестве начальника разведотдела штаба американского командования, великолепно знает тему и дает всесторонний военно-политический анализ событий 1946-1954 и 1964-1975 гг. Первая переведенная на русский язык работа, описывающая войны во Вьетнаме с позиции американского специалиста".
.........
Так что же, получается, о Зиапе нельзя сказать ничего хорошего? Конечно, можно. Он обладал выдающимся умом и талантом военного, был предан своей стране и верен коммунистической идеологии, демонстрировал последовательность в проведении в жизнь планов военных кампаний. Сверх того, он обладал самым важным для полководца качеством - умением побеждать. Последнее заслуживает особо пристального внимания и неминуемо порождает вопрос: «Что же сделало из школьного учителя истории победоносного военачальника?»
Как и большинство сведений о молодых годах Зиапа, данные, касающиеся получения им военного образования, отрывочны и противоречивы. Согласно донесениям агентов ЦРУ, Зиап проходил обучение в военном училище на территории СССР, а также, возможно, посещал военную академию в Китае. В соответствии сданными Разведывательного управления обороны, Зиап получил соответствующую подготовку у китайских коммунистов. Обе вышеназванные солидные организации ошибаются. Точку зрения военных разведчиков опровергает сам Зиап в своей книге «Искусство ведения народной войны» . Хоанг Ван Чи, северный вьетнамец, уверяющий, что близко знал Хо Ши Мина, Труонг Чиня, Фам Ван Донга и Нгуен Зиапа, на страницах своего труда утверждает: «У Зиапа не было никакого военного образования, если не считать короткого периода подготовки, которую он получил во время Второй мировой войны, находясь в американском лагере в Цзинь-Цзи» . Сам Зиап ни о чем таком в своих опубликованных трудах не упоминает. Он не говорит о том, что он или кто-то из первых профессиональных революционеров Вьетминя побывал в конце сороковых годов в Цзинь-Цзи. Согласно Зиапу, там проходили подготовку вьетнамцы из племенной группы Нунг . Возможно, это правда, но лишь отчасти. Так или иначе, нигде у него не говорится о том, что обучение в Цзинь-Цзи вели американцы.
Овладеть мастерством полководца можно не только в Вест-Пойнте, Сен-Сире или Сэндхерсте .Не кто иной, как Наполеон, говорил: «Читайте и перечитывайте написанное о кампаниях Александра, Ганнибала, Цезаря, Густава, Евгения и Фридриха ; учитесь у них - вот единственный способ стать великим воителем и познать все премудрости войны» . В отношении вышеприведенного совета Наполеона современный «великий воитель», виконт Бернард Монтгомери Аламейнский, написал следующее: «Никто и никогда не давал будущему военачальнику лучшего совета» . Именно так и действовал Зиап, школьный учитель истории, способный в мельчайших подробностях описать любую кампанию Наполеона.
Вместе с тем Зиап учился не только у великого корсиканца. Среди примеров, которым он следовал, были и легендарные герои Вьетнама, малоизвестные на Западе, но, несомненно, заслуживающие права быть причисленными к «великим воителям» прошлого. Одним из наставников стал для будущего «архитектора вьетнамской победы» народный вождь Хо Ши Мин, которого Зиап считает не только искусным политиком, но и замечательным военным стратегом. В своих трудах Зиап воздает хвалу двум другим «гигантам» коммунизма, Ленину и Мао Цзэдуну, а как бы через них - любимому Лениным Клаузевицу и китайскому теоретику войны Сунь-Цзы (400 - 320 до н.э.).
Несмотря ни на что, Зиап в своих воспоминаниях никогда не говорит о том, что учился у Наполеона. Как обходит он молчанием и другого своего учителя, Томаса Лоуренса, прославленного Лоуренса Аравийского. Тем не менее в 1946-м Зиап признался французскому генералу Раулю Салану: «"Семь столпов мудрости" Т. Э. Лоуренса - мое священное писание военачальника. Книга эта всегда при мне». Вот они, бессмертные гении войны и политики, выучившие Во Нгуен Зиапа: Наполеон Бонапарт, Т. Э. Лоуренс, Карл фон Клаузевиц, Владимир Ленин, Мао Цзэдун, Сунь-Цзы, Хо Ши Мин и бесчисленные герои Вьетнама, сражавшиеся с китайскими и монгольскими захватчиками.
Какая пестрая палитра! С идеологической точки зрения спектр очень широк - от крайне правого Наполеона до «леваков», Ленина, Хо и Мао. Однако всех их связывает одно общее качество - все они были в той или иной степени теоретиками войны. Некоторые, такие, как Хо и Ленин, никогда не водили полков. Клаузевиц обладал весьма ограниченным боевым опытом. С другой стороны, Наполеон, Лоуренс, Мао и легендарные герои вьетнамской старины не раз предводительствовали людьми, бросаясь вместе с ними в жаркие схватки. Вместе с тем и они являлись теоретиками и многому научили Зиапа.
Конечно, особое место отводит он учителям из числа соплеменников - патриотов и героев седой старины Вьетнама. В книге «Знамя народной войны» он пишет: «Партия лишь взяла на вооружение, развила и применила на практике искусство войны, которым славились наши предки». Далее в той же работе Зиап превозносит «военную линию» партии и марксистскую теорию, не забывая, однако, отдать должное «...уму и талантам стратегов, которыми обладали древние вьетнамцы» .
Если рассматривать данную историческую линию в хронологическом порядке, первыми учителями Зиапа из числа соплеменников являются сестры Трунг. В 39 году новой эры китайцы, тогда владевшие Вьетнамом, казнили одного строптивого феодала в назидание другим местным вождям. Китайские власти были поражены реакцией жены казненного, Трунг Трак, и ее сестры Трунг Ньи, которые собрали войско и, возглавив его, нанесли ряд поражений не чуявшим беды китайским гарнизонам. Неожиданный успех ошеломил не только оккупантов, но и самих вьетнамцев, которые после 150 лет иноземного ига вдруг оказались свободными. В благодарность народ избрал сестер Трунг своими правительницами.
Ответный удар империя нанесла в 43 году. Решающая битва состоялась на берегу реки Дай, где вьетнамское войско понесло тягчайшее поражение. С остатками своих бойцов сестры Трунг заняли позицию перед скалой, где более опытные в военном деле китайцы довершили разгром противника. Сестры Трунг покончили с собой, бросившись в воду. Зиап указывает на то, что постоянные наступательные действия, которые вели сестры Трунг против иноземных захватчиков, принесли им успех. В то же время пример сестер трудно назвать ободряющим. Так или иначе, дальнейшие события должны были научить Зиапа тому, сколь неразумно выбирать негибкую тактику пассивной обороны в сражении с превосходящими силами неприятеля.
Величайшим из легендарных героев Вьетнама был Ле Лой и его советник, великий ученый Нгуен Чай. В 1418 году Ле Лой и Нгуен Чай подняли восстание против китайцев в провинции Тань-Хоа. Очистив Тань-Хоа от неприятеля, они превратили ее территорию в свою базу, благодаря чему освободили также и соседнюю Нгхе-Ан. В 1426-м Ле Лой атаковал китайцев в дельте Красной реки. Население встало под его знамена, и ему удалось отрезать противника в Ханое. В 1427-м в засаду на перевале Чи-Лан попало китайское войско, посланное на помощь осажденному в Ханое гарнизону. Подобную тактику с успехом применяли вьетнамцы и в войне с французами в современных условиях. Когда осажденные китайцы начали переговоры о мире, Ле Лой по совету Нгуен Чая предложил врагу провизию и коней, если они покинут территорию Вьетнама. Зиап высоко отзывается о Ле Лое, считая последнего практиком так называемой «затяжной» войны, суть которой в том, чтобы, используя время, изматывать неприятеля. Зиап пишет: «Революционно-освободительная война, которую вели Ле Лой и Нгуен Чай, завершилась победой после десяти лет изнурительной борьбы. Таким образом, в традициях нашего народа оказывать врагу упорное сопротивление и побеждать неприятеля в затяжных войнах» .
Что должно быть особенно интересно для американцев, так это то, что в истории Вьетнама имелся прямой прецедент Новогоднего наступления 1968 года. Один из трех сыновей Тай Сона, Нгуен Хюэ, известный также как Куанг Трунг, зимой 1789 года разбил китайскую армию в окрестностях Ханоя благодаря неожиданной атаке. предпринятой в самый разгар празднования Тета .
Изучая подвиги предков, Зиап прочно усвоил одно: для того чтобы разбить захватчика, необходимо мобилизовать на войну с ним весь народ. Так поступали вьетнамцы на протяжении многих веков. Зиап постоянно говорит об этом, описывая кампании, которые приходилось вести Вьетнаму в прежние времена, как «народные войны» . Он упирает на то, что «идеология стратегии наступления», свойственная вьетнамцам в современной войне, во многом базируется на опыте героев прошлого. Он пишет: «Сегодняшняя наступательная концепция нашей партии, вооруженных сил и народа неотделима от традиционной национальной концепции военных действий. В нашей истории вооруженные восстания, которыми руководили сестры Трунг, Ли Бон, Триеу Куанг, Ле Лой и Нгуен Трай, оказались успешными потому, что строились на идее использования стратегии постоянного наступления, направленного на свержение ига иностранных феодалов» .
Предки преподали Зиапу по крайней мере два фундаментальных закона народной войны и помогли ему развить собственную концепцию ее ведения. Первое, для победы в вооруженной освободительной борьбе необходимо не просто собрать людей и раздать им оружие, надо очертить перед ними ясную политическую цель. Второе, боевой дух и стойкость вьетнамского народа должны стать залогом успешного претворения в жизнь идеи «затяжной войны». Оба урока прилежный ученик превосходно усвоил.
Второе место среди своих наставников Зиап отводит Хо Ши Мину. Вот что пишет «архитектор победы вьетнамского народа»: «С полным на то правом можно сказать, что наша армия - плоть от плоти народа - была воспитана в духе идей партии и дядюшки Хо» . Вместе с тем Хо как бы держится особняком в группе учителей Зиапа. Главная сила «дядюшки» заключалась все же не в теории, а в практике - именно практика помогла ему завоевать место в истории. Хо являлся коммунистом-прагматиком, наделенным широчайшим опытом революционера. Именно этому прагматизму он и научил Зиапа.
Хо Ши Мин демонстрировал практичность и дальновидность в политике и на войне. Так, в 1944-м Хо отменил намеченное Зиапом вооруженное выступление, которое считал преждевременным. В 1945-м он быстро разрешил споры между тремя типами сил Вьетминя - регулярными, региональными и партизанскими, - создав властный орган, поставленный над всеми тремя. Хо лучше, чем Зиап, понимал, что, прежде чем поднимать народ на вооруженную борьбу, необходимо создать прочную политическую платформу для революции. Прагматик Хо указывал, что базы революционеров по всей стране должны быть рассчитаны на то, чтобы служить не только в качестве трамплинов для наступательных операций, но и как «опорные пункты на случай отлива» .
Зиап усвоил несколько ценных уроков, преподанных ему Хо. Например, то, как важна идеологическая обработка народных масс, а также то, насколько жизненно необходимо создание надежных опорных пунктов. И наконец, благодаря Хо Зиап усвоил, что главное для полководца - решительность в достижении поставленной цели. Зиап пишет (и это абсолютная правда): «Основное напутствие, данное нам им (Хо) перед битвой, главная заповедь, которую он не уставал повторять для нас: "Решительность, решительность и еще раз решительность. Обладающий этим качеством непременно добьется успеха"» .
Среди столпов коммунистической идеологии на первом месте для Зиапа находились даже не отцы-основатели, Маркс и Энгельс, а двое других теоретиков борьбы, Ленин и Мао. Личность вождя революции в России, вне сомнения, привлекала Зиапа потому, что он видел сходство между собой и Лениным, которого в юные годы также изгоняли из учебного заведения за антиправительственную деятельность. Зиап, как и Ленин, был отличным студентом и получил диплом правоведа. Как и Ленин, Зиап никогда не практиковал . Ленинские уроки вполне вписывались в курс, «уже прослушанный» Зиапом, - в то, чему его научили местные вьетнамские борцы за свободу. Во-первых, Ленин подчеркивал важность достижения результата, который оправдывает средства. Главным для Ленина являлось дело революции, и ради нее он был готов идти на все. Зиап четко усвоил урок: какими бы чудовищными ни оказались жертвы их собственного народа (русского или вьетнамского), вожди не должны считаться с этим на пути к достижению цели. Так, Ленин жестоко подавлял гражданские свободы, организовывал массовый террор и редко вмешивался для того, чтобы спасти старых товарищей от пуль расстрельной команды ЧК. Прилежный ученик Зиап, в свою очередь, как-то проронил (хотя позднее и отрекся от собственных слов), что «гибель десятков тысяч» ничего не значила для него. Вооруженный такой теорией, он посылал на смерть сотни тысяч вьетнамцев с одной лишь целью - изгнать с родной земли французов, а потом и американцев.
Благодаря Ленину Зиап открыл для себя теоретика войны, Клаузевица. Ленин внимательно изучил труды прусского философа и не уставал повторять, что война есть продолжение политики другими средствами. Клаузевиц сделал очевидной для Зиапа тесную взаимосвязь между политикой и военными действиями. Многие, если не все, кампании (по крайней мере, последние) Зиап вел, руководствуясь основополагающим тезисом Клаузевица. Заключался он в том, что политическая цель, являющаяся побудительным мотивом для начала войны, должна служить критерием для определения задач военных и способа применения вооруженных сил.
Зиап изучал труды не только Ленина, но и Мао Цзэдуна, который в те времена, когда Зиап был студентом, являлся самым выдающимся теоретиком «революционной войны». Так же как Зиап усматривал связь между Лениным и собой, видел он и параллели между собой и Мао. Первая жена Мао, так же как и первая жена Зиапа, пала жертвой политических противников мужа. Подобно Мао, Зиап сам овладевал приемами стратегии и тактики народной борьбы и подобно лидеру китайской революции восхвалял своего главного учителя - историю. Мао было чему научить последователей, и работы Зиапа свидетельствуют о том, что он не пренебрегал уроками великого кормчего.
Концепция стратегии Мао основывалась на базовом коммунистическом постулате непреложности законов, которым подчиняется вся общественная, политическая и военная деятельность. Как-то Мао разоткровенничался: «В войне нет ничего непознаваемого, она есть процесс, протекающий в соответствии с определенными законами» . В других высказываниях Мао касается темы «научного» и «ненаучного» подхода к ведению войны. И Зиап принял сентенцию Мао, согласно которой война, по крайней мере война революционно-освободительная, ведется «в соответствии с определенными законами». Зиап цитирует Мао на страницах своего труда: «Вооруженная борьба в любой стране подчиняется фундаментальным законам. Но вооруженная борьба в каждой отдельной стране имеет также присущие ей отличия и свои собственные законы» .
Еще одна максима, которую Зиап вынес из работ Мао, состояла в необходимости уделять внимание «человеческому материалу». И тот и другой осознавали важность постоянной психологической и политической обработки как отдельного солдата, так и масс в целом. В 1938-м, в серии лекций на общую тему «О затяжной войне», Мао говорил: «Существует теория, согласно которой оружие решает все. Такой взгляд на войну является однобоким. Мы в отличие от сторонников подобных подходов видим важность как оружия, так и человека. Оружие является безусловно значимым, но не решающим фактором в войне, исход которой зависит не от техники, а от солдат. Определяющими обстоятельствами в вооруженном конфликте служат не только военная и экономическая мощь государств, но также моральное состояние и боевой дух народов» . Зиап очень прочно усвоил психологические и политические уроки Мао и придавал огромное значение идеологической обработке армии и народа Вьетнама. Были, однако, и другие уроки, которые Зиапу преподал Мао. Самые важные из тех, что взял на вооружение ученик, следующие. Полководец должен заботиться о создании баз и тыловых (районов, должен обладать умением перехватывать инициативу и лести наступательные операции. Ему надлежит использовать личный боевой опыт и помнить о необходимости концентрировать превосходящие силы на поле сражения, а кроме того, не забывать об экономии войск и важности сохранения резервов.
Между тем кое-какие постулаты ученик отверг. Так обстояло дело с теорией великого кормчего относительно того, что для победы революционная война должна пройти через три обязательные фазы, а именно: партизанская война, позиционная война и война маневра. Зиап же считал, что стратегию стоит строить в соответствии с насущными требованиями того или иного момента. Зиап также «подкорректировал» для себя выводы Мао о «соотношении значения человека и оружия». Если для кормчего основополагающей являлась воля человека, то Зиап считал, что хорошее оружие не менее важно, чем моральный дух солдата. Существовали и иные концептуальные различия в теориях обоих видных революционеров, обусловленные размерами стран, характером борьбы, которую их народам приходилось вести с врагом, и многими другими факторами. Вообще же Зиап в своих трудах, похоже, не отводит Мао роль своего наставника и стремится по возможности принизить влияние, которое оказал на него китайский лидер. Внутренняя политика Северного Вьетнама была в основном просоветской и антикитайской, что не могло не отразиться на отношении Зиапа к великому кормчему. Вместе с тем влияние, которое Мао Цзэдун оказал на Зиапа, вне сомнения, огромно.
В числе наставников «архитектора вьетнамской победы» занимает место и Лоуренс Аравийский. В 1946 году Зиап, тогда еще являвшийся только «генералом в коротких штанишках», отзывался о «Семи столпах мудрости» Т. Э. Лоуренса как о своем «священном писании полководца». Для Зиапа Лоуренс открыл некоторые основополагающие истины войны. Именно Лоуренс, одаренный богатым воображением и проницательным умом, сделал многие концепции ведения революционно-освободительной войны такими, какими они известны нам сегодня. Главная ценность Лоуренса для Зиапа заключалась в том, что британец превосходно изучил стратегию и тактику боевых действий нерегулярных воинских формирований. Лоуренс упирал на то, что целью арабов не являлось уничтожение турецкой армии на поле битвы, их задача заключалась в том, чтобы заставить колонизаторов уйти с арабских земель. Согласно Лоуренсу, для того чтобы достигнуть желаемого, надлежало заставить противника разделить войска и постепенно измотать его. Необходимо было постоянно создавать угрозу для турок в разных местах, что вынудило бы их рассредоточить части по гарнизонам, которым приходилось постоянно обороняться. Кроме того, у арабов существовал естественный союзник - время. Чем дольше продлился бы период нестабильности, тем явственнее выявилась бы неспособность турок держать арабов в узде. Такое положение непременно начало бы оказывать разрушающее действие на моральное состояние солдат, командиров и в конечном итоге самого правительства.
Лоуренс очень глубоко заглянул в суть проблем ведения революционно-освободительных войн. Он, наверное, первым из современных теоретиков войны указал на то, что во время такого рода конфликтов обе участвующие в них стороны борются за «сердца и умы народа». Несмотря на негативную реакцию, которую вызывало и вызывает это высказывание Лоуренса, она не умаляет правдивости его слов. Вот что он пишет: «Когда нам удастся убедить жителей той или иной провинции в необходимости отдать свои жизни за наши идеалы свободы, мы станем хозяевами этой территории» .
И последним, что Зиап почерпнул у Лоуренса. стало понимание важности психологической составляющей в войне, особенно в смысле укрепления и поддержания морального духа войск. Вот как описывает Лоуренс свое понимание «прикладной» психологии: «Существовала необходимость в приведении в надлежащую форму психологической составляющей. Обратимся к Ксенофонту и украдем у него слово diathetics . Это есть то, без чего победы арабов оказались бы невозможными. Нас редко волновало то, что делают наши люди, но всегда заботило то, о чем они думают» . К diathetics Лоуренса Зиап добавил современные методы воздействия на умы - технику «промывания мозгов», которой прекрасно владели коммунисты. Используя ее, «архитектор вьетнамской победы» смог добиться от своих солдат редкого в двадцатом столетии фанатизма. Данное достижение являлось главным ключом к успеху Зиапа.
Можно оставить в стороне всех прочих «великих воителей» и обратиться к Наполеону, поскольку он и в одиночку способен сделать из талантливого «кадета» превосходного генерала. Именно Наполеон, кроме всего прочего, предоставляет наглядный и печальный пример того, к чему приводит полководца и политика нежелание считаться с обстоятельствами и склонность к самообману. Можно сказать о Зиа-пе: если что ему и следовало позаимствовать у Наполеона, так это умение смотреть фактам в лиио. Великий французский воитель говорил о себе, что «был вынужден подчиняться бездушным господам - диктату суммы складывающихся условий и природы вещей» . Карлайл говорил о Наполеоне: «Человек этот обладал неискоренимым даром чувствовать реальность и поступал в соответствии с фактически складывавшимися обстоятельствами» . В конечном итоге Наполеон, однако, начал позволять себе не считаться с фактами, и тогда действительность стала для него не тем, чем являлась на самом деле, а тем, что ему было угодно в ней видеть. Все это закономерным образом привело его к катастрофе - провалу кампании в России, поражению под Лейпцигом и в конечном итоге под Ватерлоо.
Верховенство факта признавали практически все бессмертные наставники Зиапа. Изучение кампаний Зиапа позволяет сделать вывод, что из всех уроков, которые преподали ему его учителя, в меньшей степени он усвоил необходимость считаться с фактами на войне. Он вводил себя в заблуждение в 1951-м, в 1968-м и еще раз в 1972-м. Его солдатам приходилось дорогой ценой оплачивать нежелание командира осознавать реальность.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 17 фев 2018, 18:24

The Exploited - Massacre Of Innocents

https://youtu.be/xx97LYMWjdI

No family left all dead and gone
Ни одной семьи не осталось — все умерли и сгинули
A world of destruction is all you come to know
Мир разрушения, это все, что ты теперь знаешь
Its a dying crying poverty show
Это шоу ревущей и мрущей бедноты
No reason to change the money men say
Нет смысла для перемен, говорят обеспеченные люди


Massacre of innocents
Убийство невинных


People just struggle to stay alive
Люди просто борются, чтобы выжить
In the city of chaos someones gonna die
В городе хаоса, кто-то вот-вот умрёт
Children of the war zone
Дети военной зоны
Playing in the snow
Играют в снегу


A single bloody act of terror
Один кровавый террористический акт
Shattered war torn Sarajevo tonight
Разрушительная война, этой ночью разорвала Сараево
Claimed the life of innocent children
Потребовалась жизнь невинных детишек


Take a look down from above:
Взгляните на все это сверху
Corruption, destruction, the american way.
Коррупцию, разрушение — таковы американские методы.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 18 мар 2018, 06:47

Правозащитные организации США в 60-е – начале 70-х годов ХХ века . СДО студенты за демократическое общество , СККНД Студенческого координ-го комитета ненасильственных действий .(автор неизвестен)

Наездники свободы (англ. Freedom Riders) — правозащитное общественное движение в США, основанное в 1960-х гг. Ставило своей задачей борьбу за гражданские права афроамериканского населения США. Участники движения известны акциями на юге США в 1960-е гг, где местными властями и активистами ультраправых организаций практиковалась сегрегация черного населения. В частности, в штате Миссисипи, силами «FR» были организованы совместные поездки на транспорте белых и черных американцев для борьбы с сегрегацией на транспорте. Активное участие в борьбе за гражданское равноправие в США принимали еврейские общественные организации.

Подъем прогрессивного молодежного движения в США отразил обострение общего кризиса капитализма. Советскими авторами полно и глубоко изучены социально-экономические, политические и идейные предпосылки политической активности молодежи и студентов, охарактеризовано развитие молодежного движения в 60-е - начале 70-х гг., дана оценка его места и роли в общественно-политической борьбе.

В 60-е гг. произошло возрастание удельного веса молодежи в составе населения, ее значимости в производственной и общественно-политической жизни. Молодежь обостренно воспринимала новые формы капиталистической эксплуатации, порожденные развитием НТР. Наиболее заметной силой молодежного протеста было студенчество, среди которого ярко отразились "сдвиги" в сознании интеллигенции. Превращение ее в массовый социальный слой, усиливающаяся пролетаризация способствовали росту критических настроений, которые проявились в осуждении пороков капиталистического общества, наиболее явных проявлений социальной несправедливости. Идейные искания прогрессивно настроенного студенчества были направлены на определение путей ликвидации" недостатков" общества и на обоснование места и роли интеллигенции в общественной жизни.

Изменения в мировоззрении значительной части студенчества, стремление к активной политической деятельности обусловили возникновение и развитие леворадикальных; студенческих организаций. Эти организации, прежде всего СДО и СККНД, составили основу "нового левого" движения, которое играло ведущую роль в подготовке и проведении массовых выступлений протеста молодежи против расизма и войны, За короткий срок "новые левые" проделали значительную идейно-политическую эволюцию, в конечном счете заняв антиимпериалистические и антимонополистические позиции, выдвинув ряд антикапиталистических требований.

Сохранение надежд на осуществление реформ со стороны государства было причиной того, что в начале 60-х гг. СДО и СККНД сотрудничали со "Студентами за демократические действия", НСА, студенческими клубами МД. Идейная близость и организационные связи позволяли буржуазно-либеральным кругам удерживать в сфере своего влияния прогрессивно настроенное студенчество. На "новых левых" оказала воздействие и политика правящих кругов в начале 60-х гг. Выдвинутая администрацией Д. Кеннеди программа "новых рубежей" сопровождалась призывами к использованию лучших интеллектуальных сил нации, к привлечению способностей и идеализма молодежи для служения обществу. Впоследствии участники молодежного и студенческого движения признавали, что с энтузиазмом встретили избрание Д. Кеннеди президентом, были полны оптимизма, надежд и доверия к правительству.

Сильной стороной "нового левого" движения с самого начала было стремление к активным самостоятельным политическим действиям, Заявляя о поддержке требований непривилегированных слоев общества, "новые левые" направляли свои усилия на то, чтобы вовлечь, представителей этих слоев в борьбу за свои интересы. Непосредственная работа среди бедняков, участие в движении за гражданские права довольно быстро показали активистам студенческих организаций, что правительство и не пытается действовать решительно , принять реальные меры для осуществления своих обещаний. Протест молодежных и студенческих организации вызывала внешняя политика администрации, направленная на продолжение "холодной войны" и гонки вооружений, подавление борьбы народов Азии, Африки и Латинской Америки за свободу и независимость. После неудавшейся попытки интервенции на Кубу в апреле 1961 г. молодежными и студенческими организациями был создан "Комитет за справедливое отношение к Кубе", который сумел провести несколько массовых демонстраций. В феврале 1962 г. "Союз студентов, выступающих за мир" организовал общенациональное антивоенное выступление у Белого дома.

Во второй половине 60-х гг. активисты прогрессивного молодежного и студенческого движения, вставшие на леворадикальные позиции, выступили за коренные общественные преобразования, замену капитализма более совершенным общественным строем без эксплуатации и угнетения. Однако представления идеологов левого радикализма о путях перестройки общества и движущих силах революционных преобразований были неопределенными и утопичными. Леворадикалы рассчитывали на стихийные массовые выступления, способные, по их мнению, расшатать основы существующего строя. Свою роль они видели в том, чтобы послужить катализатором этих выступлений, придать им радикальную направленность. Особые надежды в борьбе против устоев капиталистического общества возлагались на студенчество.

Серьезный политический потенциал массового студенческого движения показали уже волнения осенью 1964 г. в Калифорнийском университете в Беркли, получившие всемирную известность. Однако становление молодежного и студенческого движения как реальной политической силы, способной оказывать заметное воздействие на общественную жизнь, было связано с подъемом массового движения против войны во Вьетнаме. Агрессия США в Юго-Восточной Азии явилась катализатором массовых общественных движений в США, обострив многие социально-политические проблемы американского общества. Война была воспринята студенчеством не как изолированное явление, а как олицетворение всей агрессивной внешней политики правящих кругов, основанной на гегемонизме и антикоммунизме, направленной на подавление прав других народов.

Антивоенное движение вовлекало в свои ряды миллионы американцев, выражалось в разнообразных формах - от массовых выступлений, сотрясавших всю страну, до индивидуальных актов протеста, охватило различные социальные слои и политические организации. В конечном счете антивоенное движение молодежи и студентов стало одним из факторов, повлиявших на решение правящих кругов США вывести свои интервенционистские силы из Южного Вьетнама, прекратить бомбардировки ДРВ и пойти на подписание Парижского мирного соглашения в 1973 г.

СДО, СККНД, другие леворадикальные группы выступили инициаторами проведения первых массовых антивоенных демонстраций, играли активную роль в объединении антивоенных сил, координации действий антивоенных организаций. Конкретная политическая деятельность "новых левых" отражала настроения молодежи

Заметное место в молодежном и студенческом движении занимала организация "Клубы Дюбуа": созданная в 1964 г. и находившаяся под влиянием марксизма. Возросшее влияние компартии США на молодежное движение нашло отражение в создании в 1970 г; марксистско-ленинской молодежной организации "Союз молодых рабочих за освобождение" (СМРО).

Настроения недовольства и протеста, получившие распространение среди студенчества, начали находить отклик и у молодых рабочих. Молодые рабочие наиболее активно проявляли себя в забастовочной борьбе, в противодействии консервативному профсоюзному руководству, в движении рядовых членов профсоюзов .

В конце 60-х гг. возникли предпосылки для создания самостоятельной политической организации, способной бросить вызов ведущим буржуазным партиями выступить в защиту интересов широких слоев трудящихся. Идея такой организации обсуждалась на съезде "Национальной конференции за новую политику", проходившем в Чикаго в конце августа - начале сентября 1967 г.

В результате разногласий и фракционного соперничества СДО в начале 70-х гг. распалась на отдельные группировки и прекратила существование.

Негритянские леворадикалы, выдвинувшие лозунг "Власть черным", в конце 60-х гг. перешли на националистические позиции. Результатом были ослабление и распад их ведущей организации - СККНД.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 18 мар 2018, 06:48

Гражданская Оборона - Афганский Синдром ( cover Инструкция По Выживанию )

https://youtu.be/cW2vnFjotlY

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 08 май 2018, 07:43

Перед тем , как добавить серию репостов из книги Джеймса С.Скотта "Искусство быть неподвластным . Анархическая история высокогорий Юго-Восточной Азии" к уже добавленным отрывкам из Ф.Дэвидсона , репостам на американскую антивоенную тематику и компиляции антивоенных песен , нужно заметить , что в последнее время , по крайней мере на двух анархо-ресурсах промелькнуло упоминание о некой Зомии-стране анархии https://forum.anarhist.org/post/11679/#p11679
http://www.anarhia.org/forum/viewtopic. ... 50#p414450
Чем же может помочь история Зомии для понимания нац.-освободительных движений Азии и антивоенных движений России и Америки ?
Вот какие географические координаты Зомии даёт Жан Мишо:
«С севера на юг оно охватывает южные и западные границы провинции Сычуань, полностью Гуйчжоу и Юньнань, западные и северные земли провинции Гуанси, западную часть провинции Гуандун, бóльшую часть северной Бирмы с соседней территорией самой [северо]-восточной Индии, север и запад Таиланда, практически весь Лаос выше долины реки Меконг, северный и центральный Вьетнам вдоль исторической области Аннамских гор, север и восточные рубежи Камбоджи»

А вот , что писал Ф.Дэвидсон
Вскоре все профессиональные вьетнамские революционеры, количеством примерно в тридцать человек, возвратились во Вьетнам и создали импровизированную базу в горах поблизости от вьетнамско-китайской границы. В лагере они занимались тем, что обучали, готовили к боевым действиям представителей обитавших в округе полудиких племен и вели с ними пропагандистскую работу. Так, Зиап создал свое первое подразделение «сил самообороны», состоявшее всего из нескольких человек, вооруженных чем попало. В 1942-м, когда таких частей было уже несколько, Вьетминь (так Хо назвал движение вьетнамских коммунистов) начал продвигаться на юг. Революционеры нападали на французские дозоры, убивали «реакционных» вьетнамских чиновников и вели пропаганду среди местного населения. В период 1943 и 1944 гг. численность партизанских подразделений Зиапа постоянно росла, однако занимались они практически исключительно террористической деятельностью и откровенным бандитизмом. Если рассматривать то, что происходило во Вьетнаме в 1943 - 1944 гг., через призму общемировых событий, таких, как сражение за остров Мидуэй, Сталинградская битва и высадка союзников в Нормандии, нельзя не отметить смехотворности масштабов деятельности Вьетминя. Даже в самом Вьетнаме как французы, так и японцы считали Вьетминь меньшим из зол, хотя французские власти и предприняли некоторые попытки искоренить явление. Попытки эти, однако, были вялыми, и в обстановке попустительства Вьетминь продолжал наращивать свое влияние и увеличивать численность вооруженных банд.
В июле 1944 года, когда Хо находился в Китае, Зиап созвал специальную конференцию коммунистических вождей и убедил их начать широкомасштабную партизанскую войну в северовьетнамских провинциях Као-Банг, Ланг-Сон и Бак-Тай.
Но Аннамские горы располагаются вдоль вьетнамско-лаосской границы , а горы Каобанга располагаются вдоль вьетнамско-китайской границы . Может быть Мишо не счел нужным упомянуть про маленькую северо вьетнамскую провинцию Каобанг ?
Один из хребтов Юньнань-Гуйчжоуского нагорья ( части Зомии по Мишо ) Лючжаошань расположен в Гуанси-Чжуанском автономном районе Китая вдоль границы с вьетнамским Каобангом , то есть практически горы Каобанга это продолжение гор китайской провинции Юньнань , но почему-то , ни в Википедии , ни , например , в Вьетеке , горы Каобанга как-бы не имеют названия , в отличие от китайского Юньнань-Гуйчжоуского нагорья .
Вьетека
Провинция Каобанг
Каобанг
Cao Bằng
Провинция
Регион Предгорья и горные районы северного Вьетнама
Площадь 6703,4 км²
Население 522,4 тыс. человек
Административное деление
Городов (Thành phố): 1Уездов (Huyện): 12

Каобанг (Cao Bằng, иер. 高平 – ‘Высокие равнины’) – одна из провинций в северо-восточной части Вьетнама.

Административным центром провинции является город Каобанг (Cao Bằng), расположенный на государственной магистрали 3, в 286 км к северу от Ханоя (Hà Nội).

Провинция Каобанг граничит:
на севере и востоке – с провинцией Гаунси/Quảng Tây Китая,
на юге – с провинциями Баккан (Bắc Kạn) и Лангшон (Lạng Sơn).
на западе – с провинциями Туенкуанг (Tuyên Quang) и Хазянг (Hà Giang),

Рельеф
Провинция расположена на известковом плато и среди большого количества гор. Средняя высота над уровнем моря 200 м, приграничные районы расположены на высотах от 600 до 1300 м над уровнем моря. Горные леса покрывают более 90% площади территории провинции.
С точки зрения рельефа выделяют 3 района:
Восточная часть характеризуется наличием большого количества скалистых гор,
Западная – смесь земляных и скалистых гор,
Юго-западная преимущественна покрыта земляными горами и густыми лесами.

Природные достопримечательности
в Каобанге славятся величественными горами. Здесь сохранились черты первозданной, дикой природы.
Участок вокруг водопада Банзёк (Bản Giốc) считается очень красивым местом. Водопад является частью течения реки Куэйшон (Quây Sơn) в общине Нгоккхе (Ngọc Khê) уезда Чунгкхань (Trùng Khánh).
Пещера Нгыомнгао (Ngườm Ngao – ‘тигриная’) в общине Дамтхюи (Đàm Thủy) уезда Чунгкхань – это мир природных сталактитов, состоящий из тысяч глыб, некоторые похожи на разнообразные предметы и животных: на слона, дракона, тигра или пантеры, на деревья, цветы и разных птиц.
Кроме того, известно своей красотой расположенное здесь горное озеро Тхангхен (Thang Hen) в уезде Чалинь.

Памятники истории и культуры
Провинция Каобанг является колыбелью вьетнамской революции. Многие памятники и достопримечательности провинции тесно связаны с революционной деятельностью вьетнамских коммунистов и борьбой страны за независимость.

Мемориал Пакбо (Pác Bó)
Памятником революционной истории является мемориал Пакбо в общине Чыонгха (Trường Hà) уезда Хакуанг.
Здесь Хо Ши Мин (Hồ Chí Minh) провёл первое время после возвращения в страну, здесь он жил и работал, руководил Вьетнамской революцией с 1941 по 1945 гг.
Мемориальный комплекс Кимдонг (Kim Đồng)
Комплекс расположен у подножья горы Занг (Rặng), здесь находятся могила и величественный памятник юноши Кимдонга.
Памятник изображает юношу Кимдонга в одежде нунгов (Nùng), в поднятой руке он держит почтового голубя. Перед памятником 14 ступеней и 14 деревьев чукразии. Здесь же есть просторная площадка.
Каждый год дети и подростки провинции Каобанг и всей страны собираются здесь, ставят палатки и поют песни.

Лес Чан Хынг Дао (Trần Hưng Đạo)
Исторический район «Лес Чан Хынг Дао» – это место где была сформирована Агитационно-освободительная армия Вьетнама, предшественница Народной армии Вьетнама
Википедия
Дэтянь
Водопад Дэтянь (кит. трад. 板約瀑布, 德天瀑布, пиньинь: Détiān pùbù, Bǎnyuē pùbù, палл.: Дэтянь пубу, Баньюэ пубу; тхак Банзёк (вьетн. Thác Bản Giốc)), известный во Вьетнаме как водопад Банзёк, — это четвёртый по величине водопад в мире , расположенный на границе двух государств. Водопады с китайской и вьетнамской стороны сливаются в один во время половодья .

Водопад Дэтянь (Банзёк)
вьетн. Thác Bản Giốc

Характеристики
Высота
30 м
Расположение
22°51′23″ с. ш. 106°43′19″ в. д.HGЯO
Страны
Вьетнам КНР

Регионы
Каобанг, Гуанси-Чжуанский автономный район

Демаркация
Дорога, проходящая по верху водопада, ведёт к камню, на котором по-китайски и по-французски обозначена граница между Вьетнамом и Китаем; предположительно установлена на границе между французским колониальным владением и цинскими землями . В 1979 году, во время Китайско-вьетнамской войны, окрестности водопада стали одним из основных мест дислокации китайских войск из-за близости к вьетнамской границе. Длительные споры относительно демаркации границы на этом месте были урегулированы между Китаем и Вьетнамом в 1999 году, а переговоры по более мелким вопросам велись вплоть до 2009 года . С древних времён ущелье Хыунги разделяло Китай и Вьетнам.
Во Вьетнаме водопад считается состоящим из двух: главного (thác chính, тхак тинь) и побочного (thác phụ).
Дэтянь расположен на китайско-вьетнамской границе: с китайской стороны — среди карстовых холмов города Чунцзо в Гуанси-Чжуанском автономном районе, с вьетнамской стороны — в провинции Каобанг, в 272 км к северу от Ханоя. Дэтянь питает река Куайшон[vi] (Quây Sơn), и суммарно ширина трёх уровней достигает 200 метров; глубина водопада — более 120 метров.
Дэтянь — самый крупный естественный водопад Юго-Восточной Азии, он является популярной туристической достопримечательностью. В низовьях водопада находится большое озеро, вокруг которого размещены объекты туристической инфраструктуры: смотровые площадки, кафе и рестораны, сувенирные магазины и гостиницы, окна которых выходят на водопад. Туристам предлагается поплавать в низовьях водопада на бамбуковом плоте. Наиболее удачным для посещения водопада считается время с ноября по апрель, когда уровень воды максимален.
Рядом с водопадом находится труднодоступное ущелье Тунлин (кит. 通灵峡), в которое можно попасть только через пещеру из соседнего ущелья. Оно было открыто современными исследователями совсем недавно, благодаря чему в нём сохранилось множество животных и растений, эндемичных для этой местности. В прошлом ущелье служило укрытием местным бандитам, в скалах иногда обнаруживают их тайники.
В районе водопада находится множество других привлекательных мест: зелёный лес, покрывающий горы, каменный лес Лэйпинь, лес водных камней, карстовые пещеры.
В общем будем считать , что самая революционно-повстанческая провинция революционно-повстанческого Вьетнама Каобанг - это доказанная часть Зомии-страны анархии , также , как и китайские Юньнань , Гуйчжоу , а также северные и восточные участки Гуанси-Чжуанского автономного района , почему-то названного во Вьетеке провинцией Гаунси...
А раз так , то перед нами искомая анархическая составляющая Вьетминя .

Помимо фронта Вьетминь ,в нац.-освободительном движении Вьетнама участвовали разные силы , например Льен-Вьет
Википедия
Льен-Вьет
Льен-Вьет (вьетн. Liên Việt, сокращение от вьетн. Hội Liên hiệp quốc dân Việt Nam, Хой льен хьеп куок зан Вьетнам, «Национальный союз Вьетнама») — патриотическая организация во Вьетнаме, основанная 1946 году и сыгравшая важную роль в объединении вьетнамского народа для борьбы с французскими колонизаторами в годы Войны Сопротивления 1945—1954.
Союз был создан 29 мая 1946 года в Ханое комитетом из 27 человек как общественно-политическая организация с целью объединения всех патриотических сил и народа Вьетнама, независимо от партии, касты, религии, политических взглядов, для того, чтобы сделать Вьетнам независимой, единой, демократической и процветающей страной.
В Союз вошёл фронт Вьетминь, сохранивший свою организационную самостоятельность, ряд примыкавших к Вьетминю либо входивших в него организаций, а также партии и отдельные деятели, которые стояли вне фронта Вьетминь.

Основные члены Льен-Вьет:
Вьетминь
Всеобщая конфедерация трудящихся Вьетнама (вьетн. Tổng Liên đoàn Lao động Việt Nam, основана в июле 1946),
Общество по изучению марксизма-ленинизма (вьетн. Hội nghiên cứu chủ nghĩa Marx-Lenin, основано в ноябре 1945),
Союз женщин Вьетнама (вьетн.Hội Liên hiệp Phụ nữ Việt Nam, основан в октябре 1946),
Федерация вьетнамской молодёжи (вьетн. Hội Liên hiệp Thanh niên Việt Nam, основана в 1946),
Демократическая партия Вьетнама (вьетн. Đảng Dân chủ Việt Nam, основана в 1944),
Социалистическая партия Вьетнама (вьетн. Đảng Xã hội Việt Nam, основана в июле 1946).
В течение нескольких месяцев в состав Льен-Вьет входили правые буржуазно-националистические партии:
Национальная партия Вьетнама (вьетн. Việt Nam Quốc dân Đảng, Вьетнам куок зан данг),
Вьетнамский революционный союз (вьетн. Việt Nam Cách mệnh Đồng minh hội, Вьетнам кать мень донг минь хой, или сокращённо — Донг-минь-хой);
В дальнейшем в составе Союза оставалась лишь небольшая прогрессивно настроенная группа Донг-минь-хоя.
3-7 марта 1951 года на конгрессе Вьетминя и Льен-Вьет произошло их объединение, в результате был создан объединённый национальный фронт, сохранивший название Льен-Вьет.
В марте 1951 в Льен-Вьет официально вступила Партия трудящихся Вьетнама (вьетн. Đảng Lao động Việt Nam).
Фронт сыграл большую роль в сплочении и мобилизации народных масс на борьбу с французскими захватчиками в годы Первой Индокитайской войны.
10 сентября 1955 на общенациональном съезде фронта было принято решение о самороспуске Льен-Вьет
Вообще , то что нац.-освободительную борьбу вьетнамцев организовывали и направляли именно вьетнамские коммунисты это миф , напоминающий миф о ведущей роли большевиков в русской революции . Как вымарывали имя Нестора Махно из списка кавалеров ордена Красного знамени . Правда об анархической составляющей революции в России не была нужна ни белым , ни красным . Может быть во Вьетнаме происходило что-то похожее ?

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 08 май 2018, 07:52

Джеймс С. Скотт
Искусство быть неподвластным. Анархическая история высокогорий Юго-Восточной Азии
© 2009 by Yale University
© Новое издательство, 2017
* * *
Скрытый текст: :
Говорят, история народов, у которых она в принципе есть, – это история классовой борьбы. Впрочем, не менее истинно утверждение, что история народов, таковой не обладающих, – это история борьбы с государством.
– Пьер Кластр.


Общество против государства
Предисловие к русскому изданию

Я бесконечно горд тем обстоятельством, что моя книга нашла отклик в российской интеллектуальной среде, несмотря на то что по большей части она посвящена крестьянству Юго-Восточной Азии – региона, который вряд ли входит в число важнейших элементов, формирующих культурную и научную картину мира россиян. Отчасти моя гордость объясняется и тем, что именно русским ученым я многим обязан в своем профессиональном становлении. Поясню, что я имею в виду.
Над моим письменным столом висят фотографии трех ученых, чьей проницательности, начитанности, образованности и приверженности идеалам свободы я всегда стремился подражать. Это Эдвард Томпсон, Марк Блок и Александр Васильевич Чаянов. Работа Чаянова «Очерки по теории трудового хозяйства» стала для меня постоянным источником вдохновения с того самого момента, как я прочитал ее более сорока лет назад. Для меня она – яркий пример того, сколь важным для теоретического поиска может оказаться скрупулезное и внимательное к деталям эмпирическое исследование сельскохозяйственных практик. Я всегда слежу, чтобы ни один из моих студентов не покинул стены университета с дипломом, не побывав в серьезнейших «отношениях» с работой Чаянова.
Следует отметить, что двое изображенных на висящих над моим столом фотографиях людей – Марк Блок и Александр Чаянов – были уничтожены тоталитарными режимами, и их трагические кончины разделяет промежуток времени менее чем в десять лет. Кто знает, какие еще их тексты мы могли бы прочесть, если бы провидение дозволило им общаться со своими музами до преклонного возраста? Впрочем, некоторое представление об этом дают поразительные поздние работы Эдварда Томпсона – единственного из трех моих героев, кто мирно почил в собственной постели.
То, как у меня оказалась фотография Александра Чаянова, – типичный пример известного русского великодушия и широких жестов. В 1989 году я по приглашению Теодора Шани на впервые приехал в Россию на конференцию. На ней был сын Чаянова Василий, и за чашкой кофе я упомянул, что моя заветная мечта – повесить портрет его отца над своим рабочим столом. На следующий же день он принес на конференцию семейный фотоархив и настоял, чтобы я забрал все фотографии, выбрал ту, что мне больше всего понравится, и вернул ему остальные. Это удивительное проявление великодушия и доверия настолько глубоко тронуло меня, что я до сих пор отчетливо его помню.
Я также должен упомянуть, что всегда был страстным почитателем русской литературы, начиная с произведений И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского и заканчивая прозой Варлама Шаламова о ГУЛАГе. Мой коллега Александр Никулин был моим проводником в этом литературном мире – проницательным и с прекрасным чувством юмора. Ему и Теодору Шанину я хочу выразить благодарность и за незабываемые исследовательские поездки в Саратов и Карелию.
Мне крайне интересно, как российский читатель воспримет мою книгу о горных народах Юго-Восточной Азии, которые на протяжении последних двух тысячелетий отказывались становиться крестьянами, предпочитая оставаться свободными земледельцами, охотниками и собирателями. Они создавали такие формы сельского хозяйства, социальной структуры, пространственной мобильности и даже культуры, которые могли помочь им держать от себя государство на почтительном расстоянии, и вплоть до недавнего времени были в этом весьма успешны. Хот я я лишь мельком упоминаю это в книге, у России есть и собственная впечатляющая история избегания государства, в чем мы можем убедиться на примере казаков, старообрядцев и охотников, описанных в книге В.К. Арсеньева «Дерсу Узала».
– Январь 2015 года

Предисловие.
Зомия – новое обозначение практически всех территорий, расположенных на высоте более чем триста метров над уровнем моря от центральных высокогорий Вьетнама до северо-востока Индии и пересекающих пять государств Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Камбоджу, Лаос, Таиланд и Бирму) и четыре провинции Китая (Юньнань, Гуйчжоу, Гуанси и частично Сычуань). Это пространство площадью 2,5 миллиона квадратных километров заселено сотней миллионов представителей различных меньшинств, формирующих изумительную по своему этническому и лингвистическому разнообразию общность. С географической точки зрения речь идет о материковом массиве Юго-Восточной Азии. Эта огромная территория находится на периферии девяти государств, не оказываясь при этом в центре ни одного из них; она простирается вопреки традиционным региональным обозначениям (Юго-Восточная Азия, Восточная Азия, Южная Азия) и край не интересна не только своим экологическим разнообразием, но и взаимоотношениями с окружающими государствами, а потому представляет собой неизведанный объект изучения, своеобразные многонациональные Аппалачи, требующие нового подхода к страноведению.
Моя концепция проста, соблазнительна и спорна. Зомия – крупнейший из сохранившихся на Земле регионов, чьи народы до сих пор не были поглощены национальными государствами. Ее дни сочтены, хотя еще совсем недавно подобные самоуправляющиеся общности составляли большую часть человечества. Сегодня равнинные государства воспринимают их как «живых предков», тех, «кем они сами были до того, как изобрели поливное рисоводство, буддизм и цивилизацию». Я же, наоборот, считаю, что жителей гор следует воспринимать как сообщества беглецов и бродяг, сознательно выбравшие для жизни необитаемые территории и в течение двух тысячелетий спасавшиеся от угнетения, с которым было сопряжено государственное строительство на равнинах, – от рабства, воинской повинности, налогов, барщины, эпидемий и войн. Бóльшую часть районов, где они проживают, можно назвать осколочными зонами, или убежищем.
Практически все в жизни населяющих эти зоны народов, включая социальную организацию, идеологию и (что более спорно) в основном устную культуру, следует воспринимать как стратегические решения, принятые, чтобы удержать государство на рас стоянии. Территориальное рассеяние на пересеченной местности, мобильность, земледельческие практики, структуры родственных связей, подвижные этнические идентичности, приверженность харизматическим лидерам-пророкам были эффективными средствами избежать инкорпорирования в окружающие государственные образования и предотвратить появление аналогичных им институциональных структур. Конкретное государство, от которого бежало большинство этих народов, – ранняя китайская империя династии Хань. Истории о подобных бегствах зафиксированы во множестве горных легенд. Документальные источники, если и не вполне достоверные до 1500 года, позже хорошо описывают постоянные военные кампании против горных народов при китайских императорах династий Мин и Цин, приведшие к беспрецедентным восстаниям на юго-западе Китая в середине XIX века, после чего миллионы жителей страны стали беглецами. Отток населения из бирманского и тайского государств, промышлявших работорговлей, также подробно задокументирован.
Я надеюсь, что моя аргументация подходит не только для той части Азии, о которой я, собственно, пишу. Огромный пласт литературы, посвященной современному государственному строительству и его истории, практически не обращает внимания на его прямую противоположность – целенаправленную и принципиально-активную безгосударственность. Это история людей, избежавших государственной жизни; и без этой версии событий невозможно понять историю становления государств, а потому речь, по сути, идет об анархической истории.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 11 июн 2018, 15:43

Продолжение Ф.Б.Дэвидсона "Война во Вьетнаме".
Скрытый текст: :
И все же большинство уроков пошли ему на пользу. Так, он прекрасно осознавал связь между достижением политических целей и использованием военной силы, понимал необходимость указывать восставшему народу ясные политические цели. Он весьма ценил важность идеологической обработки народа и солдат. А кроме всего прочего, делал ставку на применение стратегии «затяжной войны» как средства подавить волю врага и в долгосрочной перспективе разгромить более сильного противника.
Помимо того что будущий полководец может получить знания в военном училище или занимаясь изучением трудов великих воителей прошлого, существуют и другие пути стать воином и предводителем воинов. Мао как-то заметил, что два самых лучших военачальника в китайской истории были неграмотными, и заключил: «Тот, кто не имел возможности посещать школу, тоже может научиться воевать. Для этого нужно только одно - воевать». Говоря о важности личного боевого опыта, Мао был абсолютно прав. Ведь в конечном итоге именно так в стародавние времена и учились древние стратеги. По этой доктрине, лучший учитель - опыт, а потом, вне зависимости о того, какое образование получил командир вначале, настоящего военного из него делает практика. Зиап признавал важность боевого опыта. В 1945-м он сказал генералу Леклерку: «Я посещал особое военное училище. Моей академией стала школа партизанской войны против японцев» . Хотя в данном случае заявление Зиапа есть не что иное, как грубая попытка возвысить себя в глазах Леклерка, все же оно показывает, насколько понимал будущий «архитектор вьетнамской победы» образовательную ценность личного боевого опыта.
Нужно между тем заметить, что в 1946-м, к моменту начала войны между французами и членами Вьетминя, этот самый опыт у Зиапа был минимальным. В 1941 году, когда Хо Ши Мин приказал Зиапу, Фам Ван Донгу и другим профессиональным вьетнамским революционерам, скрывавшимся на территории Китая, вернуться в северные пограничные районы своей страны, Зиап и начал, по выражению Мао, «учиться воевать воюя». Быт будущего «архитектора вьетнамской победы» и его товарищей по борьбе был спартанским - им приходилось жить в пещерах, голодать, терпеть лишения. Рисковавшие в любой момент угодить под пули французских дозоров, они страдали от холода и вызванных им болезней. И все же, несмотря ни на что, Зиап создавал и готовил к войне маленькие группы «сил местной самообороны». Оружия не хватало, точнее, оно практически отсутствовало, как не было у «бойцов самообороны» и настоящей военной выучки. Все, что они могли, - устраивать засады и строить примитивные западни. Когда французские власти решили навести порядок, они отправили в джунгли карательные отряды, которые быстро загнали голоштанных партизан Зиапа в горы. В 1942-м и 1943-м, по мере того как численность банд Вьетминя постепенно возрастала, французы расширяли свою антипартизанскую деятельность, которая, как это почти всегда бывает, оказалась контрпродуктивной. Французам удавалось поймать и наказать лишь незначительное число партизан, в то время как обстановка террора способствовала тому, что оппозиционные европейцам силы консолидировались. Таким образом, время с 1941 года по середину 1944-го являлось периодом медленного, но неуклонного роста мощи нерегулярного ополчения Зиапа.
22 декабря 1944 года стало днем возникновения подразделений пропаганды и освобождения Вьетнама. В Сочельник, то есть уже через два дня после создания вышеназванных частей, Зиап со своими людьми напал на два маленьких французских аванпоста, Фай-Кат и На-Нган, и полностью уничтожил их. Согласно одному источнику, Зиап применил хитрость. Он выдал свой отряд, состоявший из тридцати четырех человек, за сторонников французов, что позволило им войти в форты через главные ворота.
Эта успешная операция дала Зиапу возможность увеличить свой отряд до размеров роты. С ней он намеревался атаковать важный аванпост, Донг-Му. Согласно одному источнику, увидев, что французы готовы к нападению, Зиап отступил без боя . Между тем «архитектор вьетнамской победы» пишет, что рота атаковала Донг-Му, а сам он при этом «получил повреждение ноги» . Несколько витиеватый оборот дает пищу для предположений относительно того, что повреждение или же ранение Зиапа не относилось к числу тех, которыми обычно гордятся герои. Так или иначе, вскоре Зиап вновь оказался в строю. К началу весны 1945 года в его распоряжении находилась уже не одна рота, а целых пять. Количество новобранцев увеличивалось с каждым днем, и вскоре с этими силами Зиап начал инфильтрацию на юг.
Час Вьетминя пробил 9 марта 1945 года, когда японцы, находившиеся во Вьетнаме на правах «гостей» французов, внезапно лишили власти хозяев. Произошло то, что частенько происходит, когда двое противников заключают мир, который не собираются соблюдать. В таких случаях каждый ждет возможности нарушить перемирие и опасается, как бы соперник не выхватил оружие первым. Первыми стали японцы. Сделав этот шаг, они предоставили Хо и Зиапу возможность, которой те так ждали. Японцы ликвидировали французскую администрацию, а с ней и налаженную систему безопасности. В то же время сами новые хозяева контролировали только главные города, бросив всю остальную часть страны на произвол судьбы. Данный факт позволил Вьетминю развернуть широкомасштабную деятельность на оставленных «бесхозными» территориях и привлечь в свои ряды новых сторонников. Зиап не терял времени, и к середине 1945-го под рукой у него находилась целая дивизия численностью в 10 000 человек, которая контролировала территорию к северу от города Тай-Нгуен до Красной реки. Единственное столкновение между силами Вьетминя и японцами во время Второй мировой войны состоялось в Тиан-Дао, на маленьком аванпосте, расположенном километрах в шестидесяти пяти к северу от Ханоя. В начале августа 1945 года пять сотен партизан Вьетминя атаковали тридцать японцев, восьми из которых данная акция стоила жизни .
Как раз в августе 1945-го Соединенные Штаты сбросили атомные бомбы на города Хиросиму и Нагасаки, что и привело к завершению Второй мировой войны. Хо поспешил воспользоваться моментом для укрепления собственных позиций накануне возвращения в Индокитай французов. 16 августа «дядюшка» призвал народ Вьетнама к «Всеобщему восстанию», и Зиап повел свою Армию Освобождения к Тай-Нгуену, ключевому городу на севере Вьетнама. Однако, пока он развивал наступление на Тай-Нгуен, возникла возможность «выиграть лучший приз». В ночь на 18 августа Зиап узнал, что столица, Ханой, уже находится в руках повстанцев Вьетминя. Часть своих войск Зиап оставил в Тай-Нгуене, сам же с остальными ускоренным маршем двинулся на Ханой. 19 августа Зиап взял город под свой контроль. Это был триумф Вьетминя, которому принадлежал теперь не только Ханой, но также и фактическая власть на большинстве территорий Центрального и Южного Вьетнама.
Надо заметить, что кампании, которые вел Зиап, начиная с атаки на два форта в Сочельник 1944 года и заканчивая вступлением в Ханой 19 августа 1945 года, были практически бескровными. В большинстве случаев бойцы Вьетминя просто входили в город и принимали власть, которую отдавали им растерянные французы и полные замешательства и даже готовые к сотрудничеству японцы. При этом Зиап и его люди приобрели минимальный боевой опыт и фактически не вкусили настоящей науки воевать.
Так называемая Августовская революция, в ходе которой Вьетминь взял Ханой, произвела глубокое и буквально неизгладимое впечатление на Зиапа и его товарищей. Осмыслив успех, они сделали соответствующие выводы, заложив основу для будущий своих стратегических концепций. Зиап рассматривал достижения Августовской революции 1945 года как исключительно вьетнамскую победу, состоявшуюся благодаря действию двух важных факторов . Таким образом, как заключал для себя Зиап, города и сельские районы одинаково важны для успешного развития освободительной борьбы во Вьетнаме. Базируясь в сельской местности, повстанцы должны освобождать города как бы двойным ударом: одни - атакуя город, а другие - поднимая в нем восстание. Именно это и произошло в Ханое в 1945-м.
Другой вывод, не менее, а даже более важный, который Зиап сделал из Августовской революции, состоял в необходимости постоянной координации военных и политических действий. По представлениям Зиапа, политические действия должны перерастать во «Всеобщее восстание». Военные же действия - во «Всеобщее наступление». Эти две составляющие должны привести к уничтожению противника и кардинальной смене политического режима. В 1968-м, во время Новогоднего наступления, Зиап попытался проверить работу этих двух факторов в практических условиях. Соответственно, северные вьетнамцы и вьетконговцы называли данную акцию - фактически попытку проведения в жизнь второй Августовской революции - «Великим наступлением и Великим восстанием».
Благодаря тому, что почерпнул будущий «архитектор вьетнамской победы» из книг и на основе его пока весьма скудного боевого опыта, Зиап, Хо и Чинь создали стратегию ведения революционно-освободительной войны. Осознание опыта, полученного Северным Вьетнамом, начиная с 1940 года и по сегодняшний день, помогает понять, что же наделило руководителей этой страны стратегией, которой, по выражению Дугласа Пайка, самого авторитетного специалиста в области вьетнамского коммунизма, «невозможно противопоставить никакую встречную стратегию» .
Чтобы понять суть стратегии ведения революционно-освободительной (или народной) войны по Зиапу, нужно сначала определиться с тем, что же это такое. Революционно-освободительная война есть политическая война, с помощью которой некая группа лиц стремится захватить власть в рамках национального государства . Это - тотальная война, для ведения которой необходимо мобилизовать весь народ. Такая война предполагает использование всего спектра различных средств - военных, политических, дипломатических, экономических и психологических. Все они применяются вместе для достижения одной-единственной цели - свержения существующего режима.
Есть еще способ определить, что же такое революционно-освободительная война, - сказать то, чем она не является. Революционно-освободительная война не есть обычная, или правильная, война, хотя на заключительных стадиях она иногда мало чем отличается от войны, которая ведется традиционными средствами. Подобное явление не является даже правильной войной с «примесью» психологической войны - то есть тем, во что страны - участницы конфликта пытались превратить (преимущественно неудачно) Первую и Вторую мировые войны. Но опять-таки на определенном этапе народная война может принять вышеназванную форму. Революционно-освободительная война не есть в чистом виде повстанческая или партизанская война, хотя и они могут стать средствами ведения революционно-освободительной войны. Это также и не война террористов с государством, хотя политические убийства, похищения и прочие акции устрашения входят в арсенал революционно-освободительной войны.
В стратегию ведения революционно-освободительной войны, по Зиапу, полностью вписывались две важнейшие составляющие - применение военной и политической силы, которые у вьетнамцев назывались, соответственно, вооруженной дay транъ (борьбой) и политической дay трань. Война велась одновременно на нескольких фронтах, но не в географическом, а в программном смысле. При этом направлялись действия из одного центра, а составляющие тесно переплетались между собой. Все акции - политического, военного, экономического и дипломатического характера - оценивались с точки зрения воздействия на прочие составляющие дay трань и роли в деле продвижения к главной цели - захвату государственной власти.
В понятие вооруженной дay трань входили все формы силовых акций, начиная от убийства политического деятеля террористом-одиночкой, кончая применением сухопутных войск, авиации и флота в массированных боевых операциях. Однако природа революционно-освободительной войны переменчива. В теории вооруженная дay трань проходит через три различные стадии. На первой из них, когда противники тех, кто ведет такую борьбу, сильны, революционные организации, как правило, избегают решающих схваток и принимают тактику партизанской войны (стремительные рейды и мелкомасштабные наступления). Когда силы противоборствующих сторон примерно уравниваются, революция переходит в стадию «войны маневров», сочетающей в себе признаки обычной и партизанской войны. И наконец, третья ступень, на которой силы революционеров превосходят правительственные. Здесь война входит в «наступательную» фазу, одним словом, вчерашние партизаны выходят из лесов, спускаются с гор и дают противнику серию открытых сражений. Кульминацией вооруженной дay трань по Зиапу является «Всеобщее контрнаступление, во время которого революционеры наносят решительное поражение правительственным войскам и свергают правящий режим». Революционно-освободительная война по природе своей война затяжная. Революционерам требуется время на создание собственных вооруженных сил. В то же время затяжная война подрывает мораль противника и ослабляет его решимость к продолжению борьбы.
Хотя в теории революционно-освободительная война должна проходить одну за другой последовательно все три фазы, на практике этого может и не происходить. В случае необходимости революционные силы могут поступить вразрез с «правилами» и отказаться от ведения традиционной войны, например вернуться к партизанской тактике действий после крупного поражения. Операции, проводимые Зиапом, также демонстрируют как поступательное движение процесса революционно-освободительной войны по всем фазам, так и отступления от «правил». В 1944 году он начал вести партизанскую войну в удаленных районах страны на китайско-вьетнамской границе. К 1945-му ему удалось собрать в кулак довольно крупные нерегулярные части. Затем партизанские части стали обычными регулярными армейскими подразделениями, с которыми «архитектор вьетнамской победы» в 1954-м выиграл сражение за Дьен-Бьен-Фу, в то время как в других регионах страны продолжалась партизанская война и война маневров. Во время кампаний против американцев и южных вьетнамцев (Вторая Индокитайская война) северные вьетнамцы и вьетконговцы изначально (1957 - 1960гг.) вели против неприятеля ограниченную партизанскую войну, в начале шестидесятых стали постепенно переходить к обычным боевым операциям, а в 1964-1968 гг. развернули широкомасштабные военные действия против войск США и Республики Вьетнам. Поступательный процесс «надломился», когда в 1968-м «Всеобщее наступление» северных вьетнамцев потерпело сокрушительное поражение. В результате Зиапу пришлось вернуться к методам ведения партизанской войны, осуществлявшейся, однако, регулярными подразделениями десантно-диверсионного типа. К1972 году Зиапу удалось вернуть себе прежние позиции и начать новую военную кампанию, вновь закончившуюся для него поражением. После очередной передышки, в конце 1974 года, Зиап приступил к развертыванию заключительного «Всеобщего наступления», бросив в бой против врага одну за другой двадцать две дивизии, которым удалось свергнуть правительство Тхиеу и принести Северному Вьетнаму долгожданную победу.
Политическая дay трань включает в себя гораздо более широкий набор невоенных способов борьбы, чем может представлять себе европеец или американец. Под политической дay трань подразумеваются не только чисто политические и дипломатические средства, но также средства психологические, идеологические, социологические и экономические. Политическая дay трань включает в себя три отдельные программы. Первая подразумевает деятельность среди населения и военнослужащих на контролируемых коммунистами территориях. Суть второй заключается в проведении разъяснительной работы среди солдат противника - так называемое распропагандирование военнослужащих, или бинь ван. Третья подразумевает перетягивание на свою строну гражданских лиц в стане противника. Все три способа борьбы включают в себя методы террора, шантажа, пропаганды, дезинформации, дипломатии, разжигания недовольства и даже организацию мятежей, нацеленных на ослабление морального духа противника и укрепление воли к победе у революционных сил.
Первая линия дay трань, работа с людьми на территориях, контролируемых коммунистами, называется дaн ван. Главная задача этой программы - организовать массы и создать иерархическую организацию, призванную контролировать население и манипулировать его настроениями. Дуглас Пайк считает, что секрет успеха дaн ван заключается в умении коммунистов мобилизовать людей и использовать их как орудие политической борьбы . Все рычаги пропаганды, включая агитацию, просвещение, обучение и даже запугивание, служат тому, чтобы делать людей послушными коммунистам, воспитывать их в духе преданности идеалам революции. Дaн ван подразумевает особо углубленную работу в вооруженных силах, в армии Северного Вьетнама (АСВ), где она дает наилучшие результаты.
Второе направление политической борьбы - бинь ван (распропагандирование вражеских военнослужащих). Те, кто работает в рамках этой программы, призваны убеждать солдат противника дезертировать и даже переходить на сторону коммунистов. Таким образом, последние должны добиваться снижения боеспособности неприятельских войск. Во время Второй Индокитайской войны коммунисты задействовали 12 000 специально подготовленных агентов, задачей которых было разлагать южновьетнамские войска . Эти агенты использовали в своих целях панические слухи, родственные и дружеские связи и даже обещали награды тем, кто покинет армию противника, и особенно тем, кто перейдет на сторону Северного Вьетнама.
Последнее из направлений политической дay трань носит название дич ван (работа с гражданскими лицами на стороне противника). Задача здесь состоит в том, чтобы сеять недовольство, вызывать пораженческие настроения и подбивать живущее на вражеской территории население к неповиновению властям. Для этого используются пропагандистские листовки, плакаты, карикатуры, радиопередачи, слухи, даже театральные постановки. Были широко распространены зарекомендовавшие себя как весьма эффектные средства в арсенале дay трань «митинги борьбы», на которых специальные лекторы на тайных собраниях проводили разъяснительную работу с крестьянами на контролируемых противником территориях. С тем чтобы показать крестьянам силу и действенность массовых акций, агенты Северного Вьетнама устраивали демонстрации, иногда используя подворачивавшиеся ситуации, иногда создавая их самостоятельно. Таким образом, деятельность в рамках дич ван следовала политике разжигания недовольства. Предполагалось, что посеянное на начальном этапе недовольство затем выльется в невооруженное выступление, а невооруженное выступление перерастет в восстание населения на вражеской территории. Восстание же, в свою очередь, должно было завершиться «Всеобщим восстанием», в ходе которого народные массы свергнут реакционное правительство.
Северовьетнамская программа дич ван (работа с населением на территории врага) по мере того, как развивались события, претерпевала изменения. До весны 1968 года усилия агентов, работавших в дич ван, концентрировались исключительно на населении Южного Вьетнама. После поражения во время Новогоднего наступления Политбюро ПТВ (Партии трудящихся Вьетнама) в Ханое решило перенести психологическую войну на территорию Соединенных Штатов, где дич ван нашла благодатную почву. Таких результатов в Ханое даже и не ожидали. Между тем скоро стало ясно, что Вторая Индокитайская война может быть выиграна в США путем использования новостных программ, образовательных институтов, Диссидентов-пацифистов и даже конгресса. В середине 1968 года Ханой начал проводить в жизнь строго выверенную интенсивную программу, призванную лишить правительство Соединенных Штатов поддержки общества в том, что касалось войны во Вьетнаме.
После подписания Парижского соглашения 1973 года северные вьетнамцы и их союзники в Америке с еще большим успехом продолжали действовать все в том же направлении. Им удалось добиться снижения поддержки американцами правительства Тхиеу и воспрепятствовать новому вводу сил США в регион, несмотря на то что Соединенные Штаты выступали в роли гаранта послевоенного устройства Вьетнама.
Дич ван прекрасно работает во время «затяжной войны». Слова превращаются в оружие, а двусмысленность сбивает с толку даже целеустремленных людей. Они перестают надеяться на то, что война когда-нибудь закончится, а убийства прекратятся. Сражения выигрываются, но кровопролитие не стихает, и население не видит улучшения ситуации. Они начинают задумываться над причинами, которые привели к войне, ставить под сомнение правдивость и компетентность военных и политиков своей страны. Затем они спрашивают: «А нравственна ли такая война?» С этого момента война становится не простой войной, которой нет конца, но и войной, наносящей удар по морали. Для прекращения такой войны хороши все средства - можно даже во имя неких высших целей сложить оружие и капитулировать перед врагом.
На раннем этапе народной войны особый упор революционеры делают на политической дay трань не только потому, что их вооруженные силы еще слабы, но и по той причине, что первое необходимое условие для революции - создание твердой политической платформы в сознании народа. По мере того как события развиваются, приоритеты меняются и вместо дay трань политической на первый план выходит вооруженная дay трань. И снова события могут заставить революционеров сосредоточить основные усилия на политических методах борьбы. Определение необходимой степени концентрации усилий на военной и политической дay трань породило немало яростных споров в Политбюро ПТВ и стало неизбывной проблемой стратегического подхода Зиапа к революционно-освободительной войне.
Реализация единой стратегии, выработанной Зиапом, Хо и Чинем, требовала огромного напряжения сил и лидера особого типа, сочетавшего в себе качества солдата, государственного мужа, политика и психолога. Такой лидер, а вернее, лидеры в Северном Вьетнаме нашлись. Одним из них был Хо, другим Ле Зуан. Ле Зуан, человек, «державший шлейф королевской мантии» Хо, в течение двух десятилетий принимал как военные, так и политические решения. Труонг Чинь, никогда не отличавшийся полководческими способностями, сочетал в себе качества теоретика войны и политического руководителя. В 1986 году он появился на трибуне в Ханое в форме северовьетнамского генерала. Генерал Нгуен Ши Тань во время Первой Индокитайской войны был политическим лидером в провинции Тхуа-Тхиен на юге Вьетнама, а позднее стал командовать вооруженным формированием (также на юге). Генерал Во Нгуен Зиап являлся превосходным политиком, членом совета министров, а также дипломатом, который в 1946 году вел переговоры с французами.
Двойственность взглядов и действий пронизывала сверху донизу армию Северного Вьетнама и ее политическую инфраструктуру. Рядовым АСВ постоянно внушали правильную модель поведения в отношениях с гражданскими лицами, обязанность помогать людям, объясняли, как нужно вести пропагандистскую работу с массами.
Политработники в армии считались лучшими солдатами тех подразделений, где служили, и принимали участие в обсуждении планов военных действий. Штатские политработники являлись не только партийными функционерами, но часто были лидерами партизанских формирований.
Подготовительный период для Зиапа как для полководца закончился в августе 1945 года. Судьба (или, вернее, революция) отвела ему примерно год жизни гражданского государственного служащего (в роли министра внутренних дел), прежде чем заставила его вновь «вынуть меч из ножен» и отправиться воевать против французов.
Как же так случилось, что он стал полководцем, генералом? Зиапу не довелось получить традиционного офицерского образования, но, несмотря на это, он многому научился сам, читая труды революционеров, политиков и военачальников. Он приобрел некоторый боевой опыт, когда сражался в качестве командира небольшого партизанского отряда. То, насколько незначительным являлся боевой опыт будущего «архитектора вьетнамской победы» в 1945 году, особенно бросается в глаза, если ознакомиться с биографиями четырех его будущих противников: двух французских генералов - де Латтра и Наварра (оба они были гораздо старше Зиапа) - и двух американских - Вестморленда и Абрамса (ровесников Зиапа).
В 1945-м Жан де Тассиньи де Латтр достиг пика своей военной карьеры. Во время Первой мировой войны он служил сначала младшим, а потом старшим офицером и прекрасно себя зарекомендовал. В 1940-м он являлся одним из немногих французских генералов, успешно командовавших своими дивизиями среди всеобщего разгрома. Во Францию он вернулся в 1944-м во главе 1-й французской армии, самого большого воинского соединения, которое его страна выставляла в поле после поражения в 1940 году. Родившийся в 1889-м, он был ровесником Монтгомери и Паттона и военачальником, равным этим двум «суперзвездам», причем не только в том, что касалось возраста и звания, но также и полководческого таланта.
Генерал Анри Наварр закончил Вторую мировую войну в звании полковника, командуя бронетанковым полком в составе французской 5-й бронетанковой дивизии . Он был выпускником Сен-Сира и Французского штабного училища, признанным специалистом в области разведки и великолепным штабным офицером.
В 1945 году окончание Второй мировой войны застало генерала Уильяма Чайлдса Вестморленда в звании полковника и в должности начальника штаба 9-й пехотной дивизии США. В 1936-м он закончил Вест-Пойнт и позднее приобрел огромный боевой опыт, сражаясь на Североафриканском и Европейском ТВД. Многие высокопоставленные лица в американской армии уже поговаривали о нем, как о перспективном молодом военном, которому самой судьбой назначено достичь высших командных должностей.
И наконец, генерал Крейтон У. Абраме, как и Вестморленд являвшийся питомцем Вест-Пойнта выпуска того же 1936 года. Вторую мировую он закончил в звании полковника и считался превосходным командиром бронетанковых войск. Он возглавлял бронетанковое боевое командование (бригаду), которое пришло на помощь оборонявшим Бастонь парашютистам . К концу войны его храбрость и боевая выучка стали легендой в американской армии.
В сравнении с ними Зиап был совершеннейшим новичком. В своей книге «Генерал Зиап, политик и стратег» Роберт О'Нилл так отзывается об «архитекторе вьетнамской победы»: «В 1945-м мы находим Зиапа офицером уровня майора, не более, который собирается взять на себя функции по меньшей мере генерал-майора» . В действительности же О'Нилл «присваивает» Зиапу слишком высокое звание и в то же время «занижает планку» в том, что касается ответственности, которую предстояло принять на себя будущему «архитектору вьетнамской победы». Вне зависимости от того, каким боевым опытом обладал Зиап в 1945-м, в 1946-м он вполне справлялся с задачами, решать которые было бы впору не генерал-майору, а полному четырехзвездному генералу, командующему фронтом. Каким бы подразделением ни командовал офицер на войне - ротой, полком или даже армией, - уроки, которые преподает ему противник, подчас бывают горькими. И Зиап учился побеждать, не считаясь с ударами, которые преподносила ему судьба.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 17 июл 2018, 13:42

Орлов Н.С., 2018.

«Бурное десятилетие» в США ознаменовалось, как известно, всплеском молодежного движения, который так и называли - «молодежная революция». Во-первых, это говорило, что молодежь становилась реальной общественно-политической силой, а во-вторых, показывало, что, порвав с общепринятыми ценностями, молодежное движение 1960-х гг. стало уникальным общественно-культурным феноменом. Основным мотивом, сближающим различные молодежные группировки и объединения и побуждающим их выступить против общественной системы, была война во Вьетнаме. По этой очевидной причине антивоенное движение превратилось в основную форму борьбы с технократическим обществом. И сразу же возник парадокс: молодежное движение и созданная им контрсистема ценностей были собственно порождением самого общества потребления, о неприятии которого они заявляли. Как отмечал Т. Рошак, «диссидентство возникло не из нищеты - но из изобилия...» Советские исследователи вторят Рошаку, указывая на гедонистичность ценностных установок молодежи. Не резонно ли предположить, что война во Вьетнаме вызвала возмущение молодежи, поскольку отрывала её от потребления благ современного общества?
Возможно, имеет смысл согласиться с распространенной среди политического истеблишмента тех лет точкой зрения на молодежное движение как на бунт избалованных юнцов («Это было время вседозволенности, когда гуляла нелепая идея о том, что ... дети знают больше своих родителей, а ученики - больше своих учителей» . Цель антивоенного движения ясна - окончание войны во Вьетнаме, а в перспективе - и «холодной». Спад движения в 70-е гг., после начала политики «разрядки» международной напряженности и вывода американских войск из Южного Вьетнама, наглядно это показывает. Чтобы определить характер антивоенного движения, необходимо осуществить анализ его методов борьбы. В отечественной литературе этот вопрос рассматривается подробно, но, на наш взгляд, недостаточно глубоко. Советские исследователи искали в методах борьбы антивоенного движения зачатки деятельности революционных организаций, что не верно, поскольку деятели этих движений не ставили перед собой конкретных задач осуществления революции.
Антивоенное движение в 1960-е гг. использовало достаточно широкий спектр методов выражения протеста - от стандартных пацифистских до радикально-насильственных. В конце 1950-х и начале 1960-х гг., когда антивоенное движение еще не вышло за рамки движения за гражданские права, активисты, выступающие против войны и милитаризации общества, опирались на традиции пацифизма, американского изоляционизма, а также на концепцию ненасильственных действий, разработанную Мартином Лютером Кингом. Важно напомнить, что молодежное движение 60-х гг. очень много позаимствовало у движения афроамериканцев за гражданские права. Одной из самых распространенных форм ненасильственной борьбы стали «сидячие демонстрации», охватившие страну в 1960-1961 гг. Они были направлены против расовой сегрегации в сфере услуг. Главную силу «сидячих демонстраций» составили афроамериканское студенчество, демократическая интеллигенция, служащие, рабочая молодежь .
В 1961 г. появилась новая форма борьбы - так называемые «рейсы свободы». Участники рейсов добивались, чтобы черных обслуживали наравне с белыми в местных ресторанах, автовокзалах, станционных буфетах, на бензозаправочных станциях, в мотелях и т. д. Все эти методы борьбы, описанные как зарубежными, так и отечественными исследователями, приводятся нами с целью продемонстрировать преемственность способов борьбы антивоенного движения. Толчком к активности, кроме негритянского вопроса, послужила также Кубинская революция. Дух революционности не мог не захватить американскую молодежь. В 60-х гг. Эрнесто Че Гевара становится героем и примером для подражания в глазах молодежи всего мира. В 1960 г. создаются основные леворадикальные молодежные организации - Студенческий координационный комитет ненасильственных действий (СККНД) и Студенты за демократическое общество (СДО).
На примере СККНД стоит отметить, что основой для образования молодежных организаций в начале 1960-х гг. был прежде всего негритянский вопрос. В СДО тон задавали в основном белые активисты, хотя эта организация действовала на межрасовой основе. Её активными деятелями были студенты, молодые университетские преподаватели и другие представители левой интеллигенции. В 1962 г. в Порт-Гуроне (штат Мичиган) на съезде СДО победило леворадикальное направление, что выразилось в принятии первого программного документа американского «нового левого» движения - «Порт-Гуронского заявления». В нем осуждалась внешняя и внутренняя политика, проводимая американскими монополиями .
Знаковым событием стало выступление студентов Калифорнийского университета в Беркли в 1964 г. Основной причиной волнений в Беркли было разочарование большого числа студентов во многих сторонах того общества, в которое они собирались войти . Стоит заметить, что данное выступление произошло еще до начала США войны во Вьетнаме. Иными словами, студенчество было уже психологически готово выступить против политики, проводимой правительством как в социальной, так и в идеологической сфере. Ценности капитализма в условиях «холодной войны» (а не вообще, т.к. подобных прецедентов в истории США не было) создавали атмосферу удушья, кризиса духовности, и поэтому стремление молодых американцев способствовать изменению сложившегося положения было вполне понятным.
Война во Вьетнаме стала последней каплей, переполнившей чашу терпения молодежи, поэтому после 1964 г. движение молодежи приобрело ярко выраженный антивоенный характер. Одну из первых антивоенных организаций образовали женщины в 1961 г. - «Женщины, боритесь за мир». Ведущим мотивом первых антивоенных организаций была угроза ядерной войны . Поскольку участие США в войне во Вьетнаме затрагивало в первую очередь молодежь, то молодые люди, в основном студенчество и молодые преподаватели, стали главными носителями антивоенных настроений. Каждый четвертый колледж протестовал против обязательной воинской повинности и присутствия на территории кампусов вербовщиков из вооруженных сил, а каждый пятый проводил демонстрации против государственных и частных корпораций, занимающихся производством вооружений (например, таких, как «Доу кемикл», «Локхид»)» . В этой связи происходит модернизация методов борьбы, и кроме уже привычных методов (марши, демонстрации и т. п.), унаследованных от движения за гражданские права, возникает новая форма - «тич-ин» (teach in), т.е. массовые семинары по антивоенным проблемам . «Тич-ин» носил просветительский характер, объяснял несправедливость войны не только с моральной точки зрения, хотя она также присутствовала, но и с политической.
Демократические традиции, внушаемые государством американскому гражданину, не соответствовали пониманию того факта, что США, обладая превосходящей военной мощью, участвует в войне против небольшой молодой республики. Стоит заметить, что основным требованием антивоенного движения был немедленный вывод американских войск из Вьетнама и предоставление народам Юго-Восточной Азии права самим решать свои проблемы с помощью Организации Объединенных Наций . На первых этапах антивоенное движение характеризовалось тенденцией к объединению разрозненных демократических обществ, недовольных политикой правительства. В 1967 г. в период «вьетнамского лета» на смену
демонстрациям пришла антивоенная агитация, проводимая около 30 тыс. студентов-добровольцев более чем в 700 городах США .
Другой формой протеста, распространившейся с 1964 г., был отказ молодежи от постановки на воинский учет и от призыва в армию. Повестки либо сжигались, либо отправлялись обратно . Распространенным методом было проникновение на призывные пункты и порча документов. Акции, связанные с отказом от прохождения воинской службы, являлись актом гражданского неповиновения, что стояло на ступень выше проведения разрешенных Конституцией демонстраций и маршей. Расширение борьбы и реакция властей во второй половине 60-х гг. вели к радикализации массового сознания молодежи. Наиболее массовыми выступлениями молодежи стали сидячая забастовка в Чикагском университете (май 1966 г.), кампания против войны во Вьетнаме (лето 1967 г.), волнения в Принстон-ском и, особенно, в Колумбийском университетах (1968 г.), демонстрация в студенческом кампусе г. Кента против агрессии в Камбодже (май 1970 г.), закончившаяся её расстрелом солдатами национальной гвардии» .
Вторая половина 60-х гг. (особенно конец 60-х - начало 70-х гг.) отличалась ростом насилия как со стороны властей, так и со стороны представителей движений. В августе 1968 г. в Чикаго во время национального съезда Демократической партии состоялись многочисленные антивоенные демонстрации. В Чикаго были стянуты 6 тыс. национальных гвардейцев и 6 тыс. солдат регулярных воинских частей, а «между тем число демонстрантов, даже по официальным данным, не превышало 10 тыс.» . Все эти приготовления ясно говорили о панике местной администрации, ожидании бунта в городе, страхе перерастания столкновений с демонстрантами в уличные бои. Несмотря на разрешение проведения демонстраций городскими властями, полиция разогнала их участников, используя слезоточивый газ и дубинки.
Жестокость и насилие со стороны властей заставили многих участников изменить свое отношение к методам борьбы . Вместе с тем лидеры молодежного движения указывали, что насилие со стороны властей привлечет внимание к движению со стороны телевидения . Правительство пыталось дискредитировать демонстрантов, заявляя, что они организованы коммунистами . Однако Майкл Дорман указывал, что, несмотря на участие коммунистов в антивоенном движении, численность их была небольшой .
В первой половине 1969 г. было некоторое затишье, вызванное ожиданием - новым президентом стал Ричард Никсон, который обещал закончить войну. Этот факт показывает, что общественность, в том числе молодежь, не окончательно утратила доверие к правительству. Поскольку сдвигов во вьетнамском вопросе не последовало, осень 1969 г. ознаменовалась серией антивоенных протестов. 15 октября 1969 г. произошли грандиозные демонстрации во многих городах (в Бостоне - 100 тыс. человек, в Нью-Йорке - 250 тыс., в Вашингтоне - более 45 тыс. ). 13-15 ноября 1969 г. последовала новая волна демонстраций. Несмотря на использование стандартных методов (демонстрации, манифестации), не выходящих за рамки закона, подготовленные акции оказались самыми масштабными и организованными . Их действия оказали определенный психологический эффект. В 1970 г. Никсон стал настолько непопулярным в молодежной среде, что, куда бы он ни приезжал, его встречали демонстрации протеста .
Следующий 1971 г. ознаменовался очередным взрывом антивоенного протеста. Примечательно, что участие в антивоенном движении приняли ветераны вьетнамской войны. Подобная масштабность антивоенного протеста с 1969 по 1971 гг. не могла не оказывать влияние на общественное мнение. «В апреле 1972 г. требование о выводе войск из Вьетнама поддержали уже 73% американцев» . Этой реакции американской общественности на участие американских вооруженных сил в конфликте во Вьетнаме посвящена статья Д.В. Кузнецова .
Стоит отметить и образ самих активистов антивоенного движения в глазах американцев. В 70-х гг. и в последующем образ антивоенного движения в глазах обывателей связан с движением хиппи. Хиппи, появившиеся в начале 60-х гг. (на основе движения т.н. «битников»), проповедовали неполитические, пассивные формы социального протеста, тактику ненасилия и сочетали в себе идеи западноевропейской культуры и элементы восточных религий. Внешний облик хиппи (длинные волосы, намеренная неаккуратность в одежде, джинсы, элементы восточной атрибутики) создавали в глазах американского обывателя запоминающийся, порой не очень привлекательный образ. Официальные СМИ широко рекламировали феномен хиппи, который вскоре стал направлением моды. В результате правительству удалось дискредитировать образ антивоенного движения, представив его как бунт молодежи, стремящейся к употреблению наркотиков, беспорядочным сексуальным связям и безделью.
Необходимо отметить роль СМИ среди методов антивоенной борьбы. Советские исследователи, несмотря на то, что верно отобразили причины социального протеста в США в 1960-е гг. и попытались проанализировать сопутствующую политическую сферу , недооценивали значение СМИ в жизни США. Именно поэтому мы особо выделяем роль информационных и психологических технологий как средства борьбы.
1970 г. стал переломным в движении политического протеста молодежи. Достигнув высшей точки в мае-июне 1970 г., во второй половине года движение постепенно пошло на спад. Основной причиной спада являлся организационный и идеологический кризис. В 1969 г. в СДО произошел окончательный раскол, раздробившей её на несколько мелких радикальных организаций. Отсутствие общей идеи, конкретного плана действий, стихийность самого движения, несогласованность и споры по поводу тактики со временем привели движение протеста молодежи в тупик. Во многом сыграли роль пессимизм его активных участников, разочарование в возможности что-то изменить, усталость. Другой причиной стала неудача в достижении подлинного единства с действовавшим параллельно движением чернокожего населения. Еще одна причина связана с тактикой властей, применявших разные способы воздействия - «от прямых репрессий (расстрелы демонстраций, провокации, аресты студентов), экономического давления (лишение субсидий и т.п.) и дискредитации движения в общественном мнении до наиболее изощренных форм, в частности, включения в официальную культуру наименее опасных для существующего строя идей протестующей молодежи» https://cyberleninka.ru/article/n/metod ... gg-hh-veka

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2488
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Полное бездействие

Сообщение павел карпец » 17 июл 2018, 13:44

The Exploited - Power Struggle

https://youtu.be/_iNgJecPYQs
Скрытый текст: :
Power Struggle - Борьба За Власть

Missiles in america
Deep down in the ground
Theyre pointing straight at russia
Theyre pointing all around
A small red button gently pressed
Will set those missiles free
And when they land with one big bang
The end of you and me
America leaders - wholl start the war
Soviet leaders - wholl start the war
Theres missiles in the u.s.s.r
Pointing straight at you
Aimed at the united states of america
Aimed at britain too
A small red button gently pressed
Will set those missiles free
And when they land with one big bang
No hope for you and me
America leaders - wholl start the war
Soviet leaders - wholl start the war
American leaders
Wholl start the war
Wholl be a cowboy
Whats the missiles for


Ракеты в Америке
Глубоко в земле
Они направлены прямо на Россию
Они направлены на все вокруг
Маленькая красная кнопка нажата осторожно
Будут запущены эти ракеты спокойно
И когда они приземлятся с одним большим взрывом
Конец тебе и мне
Американские лидеры - кто начнет войну
Советские лидеры - кто начнет войну

Ракеты в СССР
Направленные прямо на вас
Направленные на Соединенные Штаты Америки
Направленные на Великобританию тоже
Маленькая красная кнопка нажата осторожно
Будут запущены эти ракеты спокойно
И когда они приземлятся с одним большим взрывом
Нет надежды для тебя и меня
Американские лидеры - кто начнет войну
Советские лидеры - кто начнет войну
Американские лидеры
Кто начнет войну
Кто будет ковбой
Что означают эти ракеты

Ответить

Вернуться в «Анархизм»