Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интервью у Влада Тупикина

новостная лента
Ответить
Аватара пользователя
АNARCHY®WORLD
Сообщения: 5875
Зарегистрирован: 27 май 2008, 12:48

Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интервью у Влада Тупикина

Сообщение АNARCHY®WORLD » 17 июн 2009, 22:46

Ниже по линкам вы найдёте текст интервью со мной, Владом Тупикиным, взятый Таней, редакторшей анархического журнала НАМЕРЕНИЕ, в период с 13 сентября 2008 по 13 января 2009 года.
Сначала я наговаривал на диктофон, но мы торопились и тогда на оставшиеся вопросы я отвечал уже в письменном виде, от случая к случаю. Сам журнал вышел в Минске ровно пять месяцев назад 17 января 2009-го тиражом несколько десятков экземпляров. Ещё что-то около 32 экземпляров были сделаны и розданы мною в Москве. Журнал, - это подтверждают почти все читавшие его, - очень хороший, возможно, - лучший анархический журнал на русском языке за последний год или около того. Вы, впрочем, сами можете в этом убедиться, pdf-версия макета выложена в сети (вот тут, например: http://www.diy-zine.com/node/672, а точнее здесь: http://www.diy-zine.com/files/namerenie-1.pdf - файл весит почти 70 мегабайт).

Есть одно "но": текст интервью не просто длинный, а очень длинный, невероятно длинный. В принципе, это почти что брошюра: в НАМЕРЕНИИ всё это занимает больше 10 страниц А-4 мелким шрифтом. Поэтому выкладываю несколькими частями - полностью в ЖЖ не пролезает ))

Но зато я там отвечаю на некоторые распространённые вопросы. Не то, чтобы FAQ по анархии и анархизму… Скорее FAQ по Тупикину и тому, как он (я) воспринимает анархию и анархизм.

В оригинале текст снабжён всякими фотографиями, в ЖЖ anarchia_ru и tupikin мне просто запарно их вывешивать.

Ну, поехали, кому интересно:

"АНАРХИЯ И ЕЁ ОКРЕСТНОСТИ" ПО ЧАСТЯМ:

первая часть: http://tupikin.livejournal.com/404147.html

вторая часть: http://tupikin.livejournal.com/404242.html

третья часть: http://tupikin.livejournal.com/404511.html

впервые опубликовано в журнале НАМЕРЕНИЕ, Минск, январь 2009

источник : ru.indymedia.org
Изображение
Скрытый текст: :
Изображение
Изображение

NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интер

Сообщение NT2 » 04 окт 2017, 11:58

Хорошо бы скопипастить материалы со ссылок, кои у меня не открываются однако...

Дилетант
Сообщения: 2629
Зарегистрирован: 22 апр 2013, 17:43

Re: Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интер

Сообщение Дилетант » 04 окт 2017, 15:30

Скрытый текст: :
АНАРХИЯ И ЕЁ ОКРЕСТНОСТИ: ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Ниже вы найдёте текст интервью со мной, Владом Тупикиным, взятый Таней, редакторшей анархического журнала НАМЕРЕНИЕ, в период с 13 сентября 2008 по 13 января 2009 года. Сначала я наговаривал на диктофон, но мы торопились и тогда на оставшиеся вопросы я отвечал уже в письменном виде, от случая к случаю. Сам журнал вышел в Минске ровно пять месяцев назад 17 января 2009-го тиражом несколько десятков экземпляров. Ещё что-то около 32 экземпляров были сделаны и розданы мною в Москве. Журнал, - это подтверждают почти все читавшие его, - очень хороший, возможно, - лучший анархический журнал на русском языке за последний год или около того. Вы, впрочем, сами можете в этом убедиться, pdf-версия макета выложена в сети (вот тут, например: http://www.diy-zine.com/node/672, а точнее здесь: http://www.diy-zine.com/files/namerenie-1.pdf - файл весит почти 70 мегабайт).

Есть одно "но": текст интервью не просто длинный, а очень длинный, невероятно длинный. В принципе, это почти что брошюра: в НАМЕРЕНИИ всё это занимает больше 10 страниц А-4 мелким шрифтом. Поэтому выкладываю несколькими частями - полностью в ЖЖ не пролезает ))

Но зато я там отвечаю на некоторые распространённые вопросы. Не то, чтобы FAQ по анархии и анархизму... Скорее FAQ по Тупикину и тому, как он (я) воспринимает анархию и анархизм.

В оригинале текст снабжён всякими фотографиями, здесь, в ЖЖ http://tupikin.livejournal.com мне просто запарно их вывешивать.

Ну, поехали, кому интересно:

АНАРХИЯ И ЕЁ ОКРЕСТНОСТИ

Мне не хотелось брать интервью у кого-нибудь, лишь бы оно было — и когда я узнала, что группа “Во весь Голос” уже ответила на вопросы одного минского зина New World не так давно, то поняла, что больше как-то ни у кого не хочется. Вскоре стало ясно что на зин-фестиваль в Минске, который проходил в сентябре, приедет Влад Тупикин, который мне всегда был интересен, в первую очередь, как автор вдохновляющих текстов, например его брошюрка “Зачем Борьба” (издательство профсоюза литераторов, Воронеж, 2007-й год, - 80 стр — её всё ещё можно найти на столах минских дистро или региональных, думаю) в свое время сподвигла и меня начинать писать какие-то тексты, быть решительнее, в некой степени на меня повлияла. У него есть блог в жж http://tupikin.livejournal.com наполненный актуальными новостями или аналитическими размышлениями, его тексты часто можно встретить на русскоязычной индимедии или на других информационно-политических сайтах.

Очень радовала перспектива брать интервью вживую, хоть и немного страшно, потому что в первый раз, ха. Ночью вопросы написались сами по себе, и встретив его ранним серым утром, уже через несколько часов Влад согласился на них ответить. Времени что у меня, что у него, всё же оказалось не так уж много, после лекции в галерее Щемелёва о самиздате в субботу мы встретились только вечером на сквоте “Мастерская” в преддверии дискотеки, и у него был поезд на десять часов где-то. Но нам всё-таки удалось немного пообщаться таким способом, и вы увидите наверняка, где заканчиваются “живые” ответы на вопросы, и начинается почтовое продолжение. Если нет — значит тогда разница чувствовалась только нам, так как с глазу на глаз интереснее, всё же. Когда пришло время согласовывать сказанное, Влад отметил, что начинает новую жизнь, так что ждите обновление в следующий раз! Хаха! А пока то, что было на момент сентября-октября 2008-го года, с некоторыми дополнениями и исправлениями, внесенными уже в январе 2009-го.


Таня: Предположим, о тебе никто никогда не слышал. Тезисно, кто ты и чем ты занимаешься?

Влад Т.: Меня зовут Влад Тупикин, и я - человек, который привык пиздеть, в письменной и устной форме. Насколько хорошо у меня это получается, я не знаю, некоторые хвалят. Мне самому результаты моего пиздежа часто выходили боком: например, после сегодняшней лекции мне трудно общаться с людьми, мне бы хотелось, но энергетические затраты на самом деле довольно большие. И это меня притормаживает. Я участвовал в создании первых позднесоветских анархистских организаций, журналов - и поддерживал их существование впоследствии. Можно сказать, что я журналист, анархист, выпускаю самиздат и пишу для других самиздатских журналов. Ну, в каком-то смысле можно сказать, что я панк.

Таня: Что значит политика в твоей жизни? И как ты сам употребляешь этот термин?

Влад Т.: Я не готов сейчас рассуждать на тему, что личное – это политическое, потому что я в этом абсолютно уверен. Мне бы сейчас было трудно это как-то объяснять, но, знаешь, когда в выпускном классе в школе у нас была совершенно отвратная училка, которая над нами издевалась, и над первоклашками, потому что помимо того, что она была предметницей и могла задать задание на субботу, а уже в четверг его спросить и поставить всему классу двойки, она могла ещё бегать с куском железной арматуры по школе, свистеть этим прутом над головами первоклашек, которые, с её точки зрения, не там раздеваются и переобувают сменную обувь, потому что она ещё отвечала за дисциплину в школе. И вот, когда наш класс решил устроить забастовку против неё - бойкотировать её занятия и требовать её смены, то все вроде дружно договаривались, а когда дошло до дела, прозвенел звонок на её урок - выяснилось, что готовы прогуливать только 10 человек из сорока. Среди них были совершенно разные люди: и троечники, и отличники, и хулиганы, и пай-девочки и мальчики. Точно такие же социальные типы были на той стороне, среди конформистского большинства. Вот это был один из первых лично-политических уроков для меня.

Ну вот, видимо, достаточно рано, интуитивно, или просто методом анализа хотя бы этой ситуации, я понял, что политика вполне себе имеет личное измерение, хотя места для неё в Советском Союзе почти не было, потому что политика была прерогативой партии правительства. А если кто пытался становиться самостоятельным политическим субъектом, то он попадал в объятия КГБ и, в конечном счёте, в тюрьму.

С 7-8 лет я начал читать ежедневные политические газеты, слушал западные антисоветские "радиоголоса", и научился тому, что одна и та же информация подаётся с диаметрально противоположных точек зрения. Я научился сравнивать эту информацию, и пытаться своим мозгом оценить, где правда: спрашивая у родителей, задумываясь сам, привлекая дополнительные источники информации.

Политика - это обстоятельства жизни, в которых мы существуем все. Даже если ты не помнишь, как зовут президента твоей страны, не знаешь что такое выборы и никогда на них не бывал, не читал газет, не смотришь политические программы по телевидению, не обращаешь внимания на политическую рекламу, ты всё равно живешь в обществе, в котором существуют цены на газ, на воду, на проезд, даже если ты пытаешься не платить за всё это - это выражение твоей политической воли, ты существуешь в политических обстоятельствах. От этого нельзя уйти - и поскольку это так, я полагаю, что довольно естественно было бы разбираться во всём этом и вести свою линию более сознательно. Это не значит, что менее интуитивно, интуиция, конечно, мощный фактор познания мира - познание ведь не обязательно должно быть вербальным. Всё равно, аналитическими способностями мозга не надо пренебрегать - они есть и их надо использовать.

Таня: Ты упомянул о том, когда стал интересоваться политикой и разными изданиями в своё время. А сам писать на политические темы как ты начинал? Когда к тебе это пришло? И совпало ли это с самоидентификацией себя как анархиста, или это было раньше, или позже?

Влад Т.: Я начал писать на политические темы, хммм, лет в десять. Я дома выпускал настенную газету (Т.: и дома её вешал, что ли? В.Т.: да-да), в которой я описывал всё, что меня волнует, в т.ч. какие-то мировые события, как я их воспринимал. Ну это не очень долго продолжалось. Потом писать о политике в следующий раз я начал довольно поздно. Это да, почти совпало с самоидентификацией себя как анархиста - это примерно как раз какой-то 1986-й год, наверное, 87-й... Те мои первые тексты, были достаточно плохими.

Таня: А ты помнишь, о чём ты начинал писать?

Влад Т.: Это были какие-то информационные тексты, т.е. надо было что-то изложить: где, что произошло, где мы там выступали, куда мы ходили, с кем встретились, - у них назначение было такое, типа служебное. Служебное в том смысле, что они служили интересам нашей организации - это были листки, ходившие внутри нашей организации анархистской. Поскольку она к осени 87-го стала быстро расти - 40 человек не в каждой квартире соберёшь, помещения у нас какое-то время не было. Поэтому была потребность вот в таком вот листке, и я его выпускал. Там не было ничего особо интересного.

Таня: А что это за организация анархистская? Это первая организация в которую ты вступил? Получается, как анархист?

Влад Т.: Нет, первая организация, в которую я вступил, называлась Оргкомитет Всесоюзной революционной марксистской партии (ОК ВРМП) - это было в июне или июле 1985-го года - недолго я там состоял, в сентябре уже вышел. Эта история описана, в частности, в журнале группы "Экозащита!", и в книжке "Зачем борьба". Эта группа, из которой я вышел, продолжала как-то развиваться внутри себя, и почти все мои знакомые (а там состояли ещё какие-то люди, которых я не знал, и так и не познакомился с ними никогда, потому что там было всё законспирировано, разбито на какие-то ячейки, а я знал только нашу ячейку) - они потом развились в сторону анархистских взглядов, и, в общем, к 86-му году уже довольно стабильно - в этом году была первая акция прямого действия в Москве - ребята мешали строительству 3-его транспортного кольца [усмехается - здесь и далее прим. Т.]. Там должны были сломать старые дома - огромное количество уже сломали, и в какой-то момент местные жители, среди которых был наш товарищ (он там жил) взбунтовались и легли под бульдозер. И, в общем, с этого началось наше всплытие из абсолютного подполья. Уже осенью этого же года (1986-го) мы провели первую забастовку, студенческую, против плохих условий проживания "на картошке", плохих условий работы.

Вот эта наша группа, уже после того как ОК ВРМП распался фактически летом 86-го года, та, что осталась после него, названия не имела и существовала просто как группа активных студентов исторического факультета. 13-го декабря 86-го года была образована группа за перестройку комсомола, все тогда почти состояли в нём. Комсомол объявил о том, что будет принят новый устав, что впервые будет приниматься программа ВЛКСМ, весной 87-го года: "Мы написали новый проект устава, комсомольцы, поэтому, - обсуждайте". Наши ребята написали свой собственный проект устава, в анархистском таком духе, его реализация означала бы полную дезинтеграцию комсомола, отмену центральных органов и т.д. И мы на полном серьёзе предложили: почему мы должны обсуждать только проект, который сверху спустили? вот у нас есть свой проект устава комсомола, давайте его обсуждать. И мы его обсудили, формально соблюдая все процедуры: в каждой комсомольской группе нашего курса, а потом соседнего, потом всех курсов, потом на комсомольской конференции факультета, и ещё одного факультета, и т.д. Таким образом, несколько тысяч человек было охвачено нашей пропагандой, мы подробно объясняли, как работает анархистская организация, почему это лучше. Мы не называли её анархистской, просто объясняли, как работает самоуправляющаяся группа - ну, как мы тогда считали, как она должна работать. Одновременно мы проводили политические дискуссии на тему социализма и демократии, о сталинизме и т.д. И приобрели довольно большую популярность.

Было какое-то интуитивное ощущение, что скоро лето, что летом всё это забудется, рассосется, что если мы сейчас ничего не создадим, то будет хана.

И мы создали весной 1987-го года, нечто, что было названо историко-политический клуб "Община" - но это фактически была анархистская организация.

Сначала, осенью 86-го, нас было человек 6-7, к концу учебного года - уже тридцать. Лето прошло, в сентябре 87-го начался выпуск журнала "Община", потом были всякие бюллетени, которые как раз я делал - "События недели", "Хроника общественного движения". Позже всё это объединилось с "Общиной" в отдел новостей - я в этом во всём участвовал, вплоть до последнего номера. Потом вместе с группами людей, распространявших "Общину" в разных городах, ставших нашими единомышленниками, создали организацию, которая несколько раз переименовывалась, и наконец, в январе 1989-го назвалась Конфедерация анархо-синдикалистов (КАС). Просто были споры: "Надо ли называться анархистами, не отпугнет ли это людей? У людей негативный образ анархизма из кинофильмов..." и т.д. В конце концов, возобладала точка зрения, что хватит уже стесняться, нас и так все считают анархистами, надо, наконец, о себе заявить так. Перепрыгивая через пару лет... В 1991-м году нас попутал бес, и мы решили завести в КАС секретариат из двух человек: международного и исполнительного секретарей. И моего друга Игоря Подшивалова клюнуло, что нужно обязательно меня выдвинуть на эту должность - исполнительного, внутреннего секретаря. И настолько это было всеми поддержано, что я им стал. Как только я им стал, почувствовал, как много нездоровых людей участвуют в нашей организации, потому что тут же начались пустые интриги, обвинения меня хуй знает в чём - и было очевидно, что тем самым эти люди хотят меня сместить и сами занять эту "должность". И когда я понял, что несколько человек в организации маниакально хотят занять должность, которая, в общем-то, ничего не дает (во всяком случае, мне она ничего не давала, кроме еботни - ну, т.е. я был обязан вести переписку, я её и так вёл, а тут - был обязан, и если я кого-то пропустил, то был виноват (Т: обязаловка такая, да? В: вот, да). Я должен был всех вызванивать, чтоб все приезжали на совещания, съезды, организовывать их, выпускать бюллетень, рассылать его 2 раза в месяц - было работы много), когда я понял что, в общем-то, само появление такой должности вызывает такую реакцию, то естественным ответом на это будет ликвидация этой должности, что мы и сделали на следующем съезде.

А потом, я не уходил из КАС, просто она усохла, в силу того, что изменились очень резко условия жизни в стране: распался Советский Союз, наступил другой социальный строй - капитализм, произошла либерализация цен, людям стало банально не на что жить, прошлые их идентичности, связанные с профессией, способом зарабатывания денег, обрушились. Надо было как-то всё менять. Поскольку люди обеспечением своей жизни самостоятельно занимались, им было уже не до политики, у многих может и взгляды изменились, потому что они под анархизмом может, не совсем то понимали, не совсем то вкладывали. Может, у них просто были надежды - что, действительно, сейчас такой порыв, напор, и ситуацию в стране можно изменить. Возможно, кто-то трезво понял, что ситуацию в стране очень долго изменить будет невозможно - ну раз так, тогда я этим заниматься не буду, например, а буду, в профессии продвигаться, детей растить. Могут быть разные мотивы "ухода". Но, во всяком случае, большинство ушло. Большинство - ну нас было 1200 человек по самым оптимистичным подсчетам, в 62 городах, учитывая, что о некоторых мы узнавали из газет - "в таком-то городе создана организация КАС".

Потом я вступил в "Хранители радуги" в 1993-94-м, в 1998-м вышел и с тех пор в организации не вступал.

Таня: В организации не вступал принципиально, чтобы с ними уже не связываться? Или просто не хотелось, не приходилось? Именно вот опыт пребывания в официально оформленной организации, не особо-то тебе понравился?

Влад Т.: Вот этот опыт именно с организациями - он не ограничивался КАС. Потому что всегда вокруг существовали, например, попытки создать Народный фронт в Москве, ещё что-нибудь такое, и я наблюдал их с близкого расстояния, наблюдал огромное количество интриг. У меня были знакомые в других организациях, они рассказывали, что у них происходило там, - в социалистических и даже либеральных. И в общем, наслушавшись всего этого, я понял в какой-то момент, что организация - это зло. Организация - это не синоним организованности, т.е. самодисциплина, планирование действий, выполнение их по плану, отчётность о выполнении, хотя бы перед собой - это всё необходимые вещи любой сознательной деятельности. Я не отрицаю необходимость вот этого, но мне не очевидна необходимость организаций, в большинстве тех случаев, когда они существуют. Допустим, была необходима временная коалиция типа сети против "большой восьмёрки" в 2006 г. Она сыграла свою роль, была нужна, очень хорошо, что она была создана. Поздновато, в феврале 2006-го - за четыре месяца до начала протестов - недопустимый срок для Запада, но для России... Хоть что-то удалось сделать. Это всех мобилизовало. Все понимали, что пройдёт "большая восьмёрка" - исчезнет сеть. Она исчезла - и это нормально, потому что создавалась как временное явление, на ней не успело образоваться бюрократических наростов, постоянных секретариатов и прочего.

Ну вот, скажем, первый этап существования "Автономного действия" вызывал большую критику - не только у меня, а ещё некоторых людей.
Скрытый текст: :
Таня: А в чём критика "Автономного действия"?

Влад Т.: В момент зарождения этого проекта, по крайней мере в Москве - это 2000-ый год, здесь вот висит, в доме, в котором мы разговариваем [имеется ввиду сквот "мастерская" в Минске] листовка, с московской антивоенной кампании 2000-го года, которая была достаточно мощной и беспрецедентной, в том смысле, что анархисты появлялись на улицах в течение двух-двух с половиной месяцев каждую неделю, в строго определённых местах: по субботам в одном месте, по воскресеньям - в другом, с чёрными флагами и т.д. Нас стало возможным найти, и нас нашли многие люди, которые интересовались анархизмом, но не знали, куда деться. Слух уже прошёл, что анархисты устраивают постоянные митинги, и был большой наплыв интересующихся - ну, разных совершенно людей, совсем несубкультурных, и взрослых тоже, моих ровесников и ровесниц. Поскольку помещения у нас тогда не было, мы часто проводили собрания на квартирах. Была одна съёмная квартира, на которой жили три человека, в т.ч. одна из основательниц АД. В момент, когда сидят какие-то люди, которые впервые попали на политическое собрание, или второй раз, с которыми надо мягко себя вести, - она вдруг встаёт и: "Так, всё, времени больше нет, нам надо обсудить свои вопросы. Кто не хочет участвовать в проекте по созданию Социально-революционного движения (так тогда называлось АД), прошу освободить помещение".

Ну, может, говорила она мягче, но интонация, а главное - смысл сообщения, были довольно жёсткие. И люди многие пугались, думали - секта, что ли? Т.е. они исчезали после таких заявлений. Это было совершенно очевидно и, более того, мы не проводили все эти митинги под лэйблом "друзья журнала «Утопия»" или как-то ещё. Мы всё это подписывали "анархисты Москвы". Моя позиция, и ещё некоторых людей состояла в том, что это и нужно сохранить - мы просто анархисты. Понятно, что внутри есть разные проекты, разные коллективные инициативы - но в этом люди могут разбираться, когда они уже окажутся внутри, и смотреть, что есть, и скажем, чего нет, за что можно взяться... К сообществу можно присоединиться, можно отсоединиться - это более мягкий вариант, а организация предполагает вступление, какие-то процедуры - и когда людям говорят, что есть некая жёсткая организация, то это приведёт к негативу. Разрушит результаты того подъёма и того наплыва интересующихся людей, это всё их оттолкнёт. Ровно так и произошло. Впоследствии продолжались некоторые пикирования между АД и мной, ещё некоторыми активистами. Нас даже как-то пытались не пустить на один из съездов АД, правда, эти люди, которые пытались не пустить, сейчас утверждают, что такого не было. У меня не сохранились письма какого-нибудь 2002-го года, естественно, доказать я это уже не могу - но были осложнённые отношения. В конце концов, все друг от друга отстали, в том смысле, что все занялись своими вещами. Я просто думаю, что да, в какой-то момент "Автономное действие" принесло больше вреда, чем пользы. Впоследствии это более-менее нивелировалось, в связи с некоторым общим расширением анархического движения, отчасти, в связи с его субкультуризацией, в связи с тем, что появились разные новые инициативы, типа там ФНБ, и вообще активистов стало довольно много. И теперь "Автономное действие" - это всего лишь одно из. И в общем, с самого начала так и понимается, - что помимо АД видно что-то ещё. А был момент, когда "Автономное действие" пыталось показать, что ничего вокруг больше нет. Может, все остальные инициативы были слабые, может не очень активные, отчасти сами виноваты, но в этой обстановке навязывался некий монополизм АД. Это было неприятно, неправильно, и мне кажется, это немножко затормозило развитие движения.

Таня: Ты уже немного рассказал о социально-политической активности в России, когда ты только начинал. А какая она сейчас, социально-политическая, анархистская активность? Какие существенные перемены произошли за последние, не знаю, сколько-то лет?

Влад Т.: Знаешь, существенные перемены были в том, кем себя ощущали активисты общественных организаций, или движений, как ни назови, в т.ч. анархисты в конце 80-х годов. Они себя воспринимали очень связанными с обществом. Мы себя считали совершенно нормальными обычными людьми, никакими не маргиналами сраными, а представителями советского народа, просто теми, кто проснулся раньше других, кто может формулировать требования. Мы считали, что наши интересы полностью совпадают с интересами большинства народа. И вся политика велась с такой позиции, в каком-то смысле - с позиции силы, мы чувствовали за собой миллионы. Может быть, мы не могли их мобилизовать, но мы их чувствовали. Возможность почувствовать это тебе постоянно давало развитие событий. Я вот на лекции сегодня говорил, что в какой-то момент стотысячный митинг в Москве стал рутиной. Осенью 89-го года стотысячный митинг - это уже было не событие. Пятисоттысячный митинг - это да, не часто, не каждый месяц. А стотысячные проходили раз в неделю, против правительства. Это огромный масштаб, это несопоставимо - когда к тебе в течение митинга подходят с вопросами 50 человек, и ты всем пытаешься что-то объяснить, ты, во-первых, очень быстро научаешься всё это объяснять и сам начинаешь лучше понимать - это огромная практика и востребованность, ты чувствуешь необходимость себя. После социальной катастрофы 92-93 годов - и даже немножко раньше, постепенно это готовилось ещё в 1990-м году, когда началось формирование избирательных партийных машин, типа партийной машины "Демократической России" - это такая схема, когда все оппозиционеры должны были присягнуть на верность Ельцину и т.д. С этого начался какой-то откат, началась постепенная маргинализация. Неформалы - это было название поначалу, которое придумали для панков, хиппи, и прочих "отклоняющихся молодёжных элементов", а потом его уже навесили на политическую оппозицию, чтобы её нивелировать, нейтрализовать, обсмеять. Это была такая официальная кличка. Но для нас неформал - это звучало гордо, мы её так приняли, эту кличку, почти как медаль. Общественное движение в тот момент было в т.ч. способом вертикальной социальной мобильности. Неформал тогда был по статусу - это почти как депутат сегодня. Понимаешь, если ты в 1989 году неформал, ты... состоявшийся человек, блядь! Люди тебе в рот смотрели, уважали.

Потом всё сильно изменилось. Быть активистом общественного движения в середине 90-х годов означало быть конченым маргиналом. В этом смысле мой приход к панк-року в 93-м году, в возрасте 28 лет, совершенно объясним [смеёмся].

Политика, активистская среда очень сильно маргинализировалась, она и сейчас является маргинальной. Конечно, её сознательно маргинализирует государство и капитал: вытесняя из сферы медиа, стараясь провозгласить, сделать преступными даже некоторые образы жизни - ну, например, в России всерьёз обсуждался "закон против эмо" и кого-то ещё. В Москве и ещё некоторых других городах примерно с февраля 2008 года ведётся настоящая охота на неформалов. То есть люди, выглядящие примерно как ребята, которые здесь собрались, или как те ребята, которые, наверное, будут читать этот журнал, сталкиваются с - "Ваши документы, пройдёмте в отделение, пальчики откатаем, сфотографируем" - на них составляют базу.

В конце 80-х годов было ощущение, что свободы становится всё больше. То, что мы себе не могли позволить в 1987-м году - через год стало рутиной, обыденностью. В 87-м мы не помышляли ни о каких демонстрациях, в 88-м мы провели первую, в мае, конечно же несанкционированную, к концу 88-го года - это стало довольно обычным делом. За это винтили по-прежнему, но это стало естественной вещью, никто этого не боялся, и все понимали, что это уже не обернётся тебе уголовным сроком. Проблемой было только то, как собрать по-настоящему большой митинг, и кто первым это сделает; как поднять тираж твоего журнала с 200 экземпляров до 1200, а потом и до 5200; насколько можно откровенно писать в журнале, насколько можно критиковать власть. У тебя всё время увеличивалось количество свободы, возможностей, хотя бы словесная радикализация происходила. А теперь уже много лет, с приходом к власти Путина, может быть чуть-чуть раньше это началось, в России идёт обратный процесс, идёт спад, уменьшение пространства свободы, с каждым годом всё меньше и меньше удаётся сказать в медиа и т.д. При Ельцине, например, анархистские митинги никто не показывал по телевизору, отчасти потому, что журналистов никто не звал, но скажем, экологические митинги, которые проводили те же анархисты под именем "Хранители Радуги", - их показывали, и охотно. В 2000-е годы уже другая ситуация - никакие протесты не показывают по телевизору, будь они какие угодно: жильцов против возведения дома, людей против загрязнения речки, или вырубки парка, или ещё чего-то. Это всё попадает иногда на какие-то маленькие, скажем, районные или городские каналы, и то часто с гадкими комментариями, но на федеральных каналах же этого нет вообще, т.е. с точки зрения телевидения, протестов никаких не существует в стране, общественной жизни нет, вернее она есть в форме всяких православных обществ и т.д.

Изменения такие.

Таня: А какую оценку ты можешь дать социально-политической активности, анархистским инициативам, на данном этапе?

Влад Т.: Количество анархистов выросло. Уже это хорошо. Потому что, когда ты из года в год что-то обсуждаешь в кругу, в котором максимум 30 человек, ты можешь что угодно напридумывать, но ты должен учитывать всегда, что вас - 30 человек, и это ваш актив. Это же не постоянные люди - в следующем году, может быть, вас будет снова 30, а может 35, но просто 20 из них будут новыми - и у них не будет опыта какого-то, пока они раскочегарятся, пока они до чего-то дойдут - уже частично снова обновился состав. Это постоянный процесс - он и сейчас продолжается. Большинство людей вообще в движение приходят ненадолго. Проблема в том, какого объёма само движение - и это тоже важно. Втридцатиром нельзя блокировать улицу Горького, типа проспекта Скарыны у вас, и 20 минут устраивать на ней демонстрацию совершенно спокойно. Не из-за ментов даже, а водилы тебя начнут давить, потому что ты банально им мешаешь ехать! Когда это делают 200 человек, - это возможно, и для этого нужно, чтобы было 200 человек. Естественно, самооценка и самоощущение этих людей резко повышаются, то есть это очень важный фактор. В этом смысле положение чуть лучше. В плане самоосознания людьми... Очень трудно это точно сказать, потому что не проводится обычно никаких собраний на эту тему... Понятно, сейчас больше возможностей получить информацию через интернет - индивидуально у каждого человека, я надеюсь, что многие это делают, читают разную литературу, которой на русском языке уже существует довольно много. Знание иностранных языков у активных молодых людей в среднем выше, чем при советской власти - это так. Всё это конечно воздействует, но таких дискуссий на тему, как нам сделать движение лучше, как предотвратить возможный откат, куда вообще развиваться - они если рождаются, в Москве, во всяком случае, то они затухают очень быстро. Может они ведутся в каких-то маленьких аффинити-группах [группы доверия, группы близости, связанные крепкими, чаще всего близкими отношениями, планирующие и осуществляющие обычно политические действия усилиями своей группы, а также небольшие группы действий во время крупных демонстраций, для удобства вынесения решений в палаточных лагерях, по организации протестов и т.д.] - я же не могу во все войти, я не знаю. Но, во всяком случае, результатов этого пока не вижу. Есть попытки захватывать сквоты, - они предпринимались, предпринимаются, пока держалось всё это недолго.

Я оптимистично, но осторожно оцениваю: есть некоторый подъём, и численный, и может быть, идейный.

Раньше, понятно, анархистская активность заключалась в очень простых вещах: сделать издание, напечатать листовок, сделать какой-нибудь митинг, пикет или уличный перформанс. В принципе, со временем, по степени рутинности и занудности, многие перформансы сравнялись с сиротливыми пикетами-митингами, с лозунгами, написанными на тетрадных листочках. Когда перформансы проводятся без царя в голове, когда ими утомляют публику, когда часто слишком начинают это делать - это производит такое же впечатление, как и сиротливые старушки с бумажками в руках. Старушек жалко, а на молодых лоботрясов - противно смотреть, - пошли бы лучше поработали. Поэтому то, что появились другие формы активности, такие как ФНБ, свободная ярмарка [обмен, выкладка ненужных или неиспользуемых вещей, организованная вне товарно-денежных отношений], например, что есть люди, которые готовы осваивать такой опыт, внедрять его - это очень хорошо. Сама идея аффинити-групп - того, что движение вполне может состоять из небольших приятельских групп, внутри которых дружеские, можно сказать, братские отношения - когда все друг друга знают, не вступают никуда и не платят взносов (ну то есть и взносы могут платиться, если нужно кому-то собрать денег на адвоката или там ещё на что) - это по-настоящему неформальные связи, довольно крепкие. Действительно, количество таких групп растет - и это хорошо.

Что касается вообще перспектив - я считаю, что левое движение в целом, ну я лично считаю анархистское движение какой-то довольно обособленной, довольно автономной, но всё-таки частью левого движения, - оно испытывает кризис утопии в мировом масштабе. На самом деле, на Западе, многие люди столь же дезориентированы и растерянны, как многие из нас. Потому что способы ниспровержения капитализма и государства, которые до этого испробовались, - они часто приводили к построению систем, аналогичных капитализму по своему человеконенавистничеству. Например, система подавления, построенная в Советском Союзе. Может быть, было бы хорошо, если бы в 1917-18-м большевики проиграли. Понятно, что почти все левые удавят анархистов за такие высказывания, но если смотреть правде в глаза, то это сильно поднасрало, их тогдашняя победа. А что тогда может быть способом? Я не знаю. Почти всё, что мы сейчас делаем, в т.ч. все эти новые формы активности, - всё это вопросы тактики. А вопросы стратегии, по-моему, никем сейчас успешно не решаются. Все долго радовались и хороводы водили вокруг "Империи" и "Множеств" - двух книг Негри и Хардта. Чуть ли не как вокруг нового "Капитала" прыгали - вот, новая левая теория родилась! Почитали подробнее, и выяснилось, что всё это не так. Анархо-примитивизм - по-моему, тоже не ответ. Я не вижу пока что ничего нового, а старое не работает, либо кажется не работающим. Вот это тоже ещё вопрос не совсем очевидный - возможно, что в прошлом звучали уже какие-то адекватные ответы, на которые не обращают внимания просто потому, что их говорили люди давно. А всегда кажется: "мы всех лучше, мы всех умнее, всё сейчас сами придумаем". Возможно, надо искать что-то и в наследии анархо-синдикалистов, ну смотреть, короче. Понятно, что условия столетней давности, когда капитализм сам собирал своих могильщиков (рабочих) на предприятиях, селил в посёлках вокруг этих предприятий - сам их концентрировал до такой степени, что они начинали общаться между собой и высекать из себя искру революции и различных революционных организаций - они, эти условия, уже сейчас совершенно другие. Атомизация общества очень велика; каждый сам за себя; таких крупных предприятий по пять тысяч человек, уже практически нет; автоматизация; коллективы небольшие; манипулировать людьми легко; индивидуальные контракты; слабые профсоюзы - в наших странах они ещё и коррумпированы, им не доверяют вообще как самой форме... Всё с одной стороны плохо, но с другой стороны мы видим, что протесты есть, люди как-то пытаются... это не значит, что нельзя бороться, если ты не знаешь, какова стратегическая цель, - можно совершать тактические победы, в конце концов, выгрызать себе пространство - типа того пространства, в котором мы сейчас разговариваем. Это достойное поведение, даже в условиях того, когда ты не знаешь, каков твой стратегический путь к победе и возможна ли она вообще. Это уже очень хорошо. Я, в принципе, исторический оптимист, я думаю, что в рамках столетия-другого всё наладится, но мы, к сожалению, не доживём.

Таня: Есть мнение, что анархисты (в Беларуси, а может и на всём постсоветском пространстве) распыляют себя на кучу разных дел, и в результате так ни в чём по-настоящему не разбираются и своими действиями ни к чему не приводят.
Как ты считаешь, важно ли интересоваться многим, но свои усилия направлять в какую-то одну сферу? Как ты сам распределяешь свои силы? Чему больше всего уделяешь внимание?

Влад Т.: Уже в силу того, что анархисты выступают против самой современной системы организации общества и, в частности, против разделения труда (ну, как минимум, в том виде, в котором оно существует сейчас), неудивительно, что они хватаются за одно, а потом за другое. Можно сказать, что в этом проявляется их творческий дух, стремление заниматься разными вещами, которые кажутся существенными, а не быть узкими специалистами или узкими специалистками в какой-то одной области. К тому же, многие анархисты молоды, а молодость - это же как раз время активных поисков, познания мира, познания себя. Так что ничего удивительного.

Но всё же, и тут ты права, чтобы добиться чего-то, каких-то перемен, какого-то реального воздействия на свою жизнь и жизнь вокруг, необходимо выбирать себе главные цели. И тут надо идти навстречу своим склонностям, способностям, желаниям. Я по-настоящему сожалею, что на заре последней советской революции (её ещё называют перестройкой), в 1988-89 году забросил фотографию. Я несколько лет, можно сказать, спал с фотоаппаратом. Я снимал каждый день, проявлял каждый день, печатал каждый день, я читал книги по фотографии, смотрел сотни номеров фотожурналов в библиотеках, я стал немножко разбираться в химии проявочных процессов и начал сам комбинировать для себя нужные проявители из отдельных реактивов... И всё это привело к тому, что к 1987 году я, наконец-то, стал добиваться качества, которое меня самого устраивало, стал снимать так, что не стыдно стало показывать отпечатки людям, которые действительно в фотографии разбирались. А тут вдруг революция! Пришлось, конечно, фотографию забросить - потому что кому-то надо было заниматься организацией собраний, изданием анархистских журналов, их распространением, сбором материалов для них. Нас вообще тогда было очень мало и я не мог устраниться от этого, не мог сделать вид, что обойдутся без меня. Тогдашняя техника подпольной печати не позволяла помещать в журналы фотографии, так что хотя я на автомате всё ещё снимал наши акции, времени печатать и даже проявлять плёнки у меня уже не оставалось. Зато я научился делать журналы, научился их распространять, а потом постепенно научился и писать складно, так, чтобы людям интересно было читать.

И с тех пор, как я этому научился, я уже стараюсь не отступать от этого. Я пишу или говорю постоянно. Хотя при этом я оказывался то в организации анархо-синдикалистов, то являлся анархо-экологом в рядах “Хранителей радуги”, то анархо-экологом, покинувшим ряды “Хранителей радуги” и каких-либо организаций вообще, то я вдруг оказывался причастен к организации концертов или к музыкальному самиздату, какое-то время я занимался анархистской правозащитой, потом мы много ездили и налаживали связи между городами, между анархическими сообществами в них, кого-то возили с собой, вкладывались в людей, развивали, растили их, потом пошла тема миграции и антиграничный лагерь на Западной Украине, потом я занялся образовательными проектами в рамках движения. Но при этом писанина оставалась, по возможности, главным делом. И потому мне было важнее не столько принять участие в какой-то демонстрации, сколько написать о ней так, подать её так, чтобы эффект от неё усилился.

Меня до сих пор увлекают разные вещи, разные стороны реальности, но я хотя бы знаю, что писать и говорить у меня получается лучше всего (хотя я не исключаю своего возврата к фото-делу, например). Ну и ещё я люблю выпускать бумажный самиздат, зины, как теперь говорят. Вот этим всем и пытаюсь заниматься по большей части.

Не знаю, понятно ли я ответил.
Скрытый текст: :
Таня: Я думаю, что медиа-активизм (грамотное освещение событий, аналитика, продвижение информации через независимые СМИ, блоги и т.п.) достаточно важен в целом для активистов различных инициатив, и что это сложная, серьёзная и полезная деятельность. А как ты считаешь? Часто ли тебе приходилось слышать обвинения в “ничего-не-делании” и “пиарщине” в интернете? Как ты на них реагируешь?

Влад Т.: Я согласен с тобой. Медиа-активизм, как ты его формулируешь, действительно достаточно важен. И это действительно сложная, серьёзная и полезная деятельность. Просто в движе, к сожалению, это не все понимают. Потому что мышление многих участников анархо-тусы, какой город ни возмьи, Минск, Москву ли, Киев, Питер и так далее, совсем не политическое, а именно тусовочное. Люди думают, что если ты не ходишь с ними на все акции, то ты обязательно бездельник, пустой человек или вообще не анархист. И когда объясняешь им необходимость медиа-работы, встречаешь непонимание. Интересно, что я, в свою очередь, так же как и многие известные мне медиа-активисты, никогда не отрицал необходимость акций прямого действия и, по возможности, старался принимать в них участие.

Но вообще в современном понимании медиа-активизма в странах СНГ слишком много текучки - быстро написали, быстро отсняли, быстро выплеснули в сеть и быстро побежали дальше. Ни анализом, ни вообще какой-то постоянной работой по стратегическим направлениям это обычно не сопровождается. А ведь медиа-активизм - это в том числе и основать проект, который будет работать, будет востребован и многие годы спустя не как архив новостей и видеосюжетов, а как инструмент для познания и изменения мира.

Ещё элемент критики: при всей необходимости медиа-работы, о которой я говорил выше, часто медиа-активизм - это просто более безопасная замена обычного офф-лайнового, не сетевого активизма - уличного, площадного или подзаборного, не важно, иными словами - замена реальности виртуальностью. В этом виден и страх, и надежда вывернуться из него нового поколения. Страх не беспочвенен, а вот надежда, боюсь, увы, мало реальна.


Таня: Какие самые серьёзные разочарования постигли тебя в жизни, связанные с анархизмом и анархистами? Или может их не было?

Влад Т.: Наверное, если я буду писать книгу про свою жизнь в анархии, я вспомню всё! Много было разочарований, невероятно много. Но просто все остальные люди, как правило, ещё хуже, чем анархисты, и с ними разочарований куда больше. А вообще найди в “Зачем борьбе” или в ЖЖ http://tupikin.livejournal.com/ мой текст “18 марта. История по учебнику и не только” - там описано в третьей части одно из сильнейших моих разочарований, связанных с анархистами.

Таня: Расскажи о курсе политики в России сейчас, по какой модели она развивается (с приходом к власти Медведева)?

Влад Т.: По основным направлениям продолжается курс путинской политики по устранению остатков гражданских свобод, свободы слова, по зажиму и запугиванию всех протестующих и даже только потенциально способных на протест слоёв населения. Точно так же продолжается нагнетание националистической и имперской истерии, отгораживание от других стран, причём не только от Запада, но даже от Украины. Продолжается перевод крупной частной собственности под контроль кремлёвской группировки. Я бы назвал модель, по которой развивается Россия, построением олигархического капитализма, при котором главными олигархами являются лично представители правящей группировки. Это если очень коротко и сильно огрубляя. А так - надо, конечно, отдельную статью об этом писать. Это не сейчас.

Таня: Какова, на твой взгляд, настоящая причина военного конфликта вокруг Южной Осетии? Интересы каких государств столкнулись между собой, в первую очередь?

Влад Т.: Настоящие причины? Во-первых, распил бабла (есть такая поговорка: “Война всё спишет”). Во-вторых, антиамериканская фанаберия российских правящих кругов. В-третьих, личная ненависть по линии Саакашвили-Путин (в обе стороны). В четвёртых, авантюризм грузинского и российского руководства. Столкнулись интересы Грузии, России и США, трёх стран с развитым имперским сознанием - и у правящих кругов, и у населения. Это я, опять же, сильно упрощаю.

Таня: У нас скоро выборы в парламент. Как, по-твоему, адекватнее всего на них реагировать анархистам? Как заявлять о своей позиции?
*примечание: журнал выйдет уже после их проведения, но думаю, вопрос всё равно останется актуален.

Влад Т.: Обычно я не придерживаюсь какой-либо ортодоксии на этот счёт и вопрос, надо ли участвовать, надо ли бойкотировать, - стараюсь решать в конкретных случаях отдельно, исходя из общей политической ситуации в стране в данный момент, из особенностей текущего избирательного законодательства и так далее. Но практически каждый раз, когда мне удаётся наебать самого себя и я соблазняюсь идеей пойти и проголосовать, я обычно бываю потом горько разочарован. Так что в целом я посоветовал бы одно: бойкот. Ну а вообще, смотрите сами. Изучайте исторические примеры, анализируйте нынешниюю обстановку. И думайте своими головами.

Таня: Ты изучал историю в университете, верно? Каким образом посоветуешь изучать её желающим самообразовываться? Каким источникам знаний доверяешь ты? =)

Влад Т.: С одной стороны, я считаю, что систематическое образование необходимо. С другой, в нынешних университетах обычно просто срут студентам в головы, особенно на исторических, философских, социологических и тому подобных факультетах. Как быть? Наверное, строить свою систему образования внутри движения. У нас в рамках тех же России-Беларуси-Украины не то что полно своих специалистов, но есть образованные люди, историки, политологи, социологи, философы прямо внутри анархо-движения. Надо использовать их возможности и таланты по назначению. Надо учиться. Пока же разыщите книгу Эрика Хобсбаума “Короткий XX век. Эпоха крайностей” про западную историю и книгу Николя Верта “История советского государства” - про нас. Это для начала. Читайте, врубайтесь. А там поглядим.

Таня: Твоя известность как журналиста и анархиста, даёт тебе какие-то преимущества в доступе к информации, в её продвижении? А есть ли существенные минусы в статусе “публичной фигуры”?

Влад Т.: Ежедневное напряжение - вот плата за публичность. Каждый день может позвонить какой-нибудь журналист и попросить прокомментировать какую-нибудь очередную гадость власти или какое-то громкое событие, о котором я ещё не слышал, потому что некогда было узнавать новости. Надо соответствовать, надо отвечать что-то содержательное и не глупое, по возможности. Несколько раз в неделю меня узнаёт на улице, в транспорте или в книжном магазине кто-то, кого я не помню. Люди показывают пальцем, шепчутся, иногда с вызовом здороваются, иногда фотографируют исподтишка. Это, конечно, напрягает. Кто угодно может когда угодно влезть в твою жизнь - вот плата за публичность. А помогает ли она? Да, она помогает движению, когда надо продвигать какие-то важные для анархистов телеги в общественное сознание. Мне лично - не особо. Скорее мешает. Но публичной фигурой я стал не по своей воле, так обстоятельства вырулили. Хорошо помню, как удрал с работы на акцию против принятия нового Лесного кодекса в июне 1996 года. Ребята и девчонки тогда развернули два здоровенных транспаранта у входа в Госдуму России и на крыше соседнего здания. Я пришёл сделать несколько фотоснимков и обеспечить себе эффект присутствия, чтобы потом написать репортаж. Но вдруг прибыло телевидение и выяснилось, что никто из протестующих не готов сказать и двух слов - кто-то не имеет этих слов в голове, кто-то, как теперь говорят, “не хочет палить щщи”. Надо было быстро, за 30 секунд принимать решение и мне показалось, что у меня нет выбора, я начал говорить. Пока я говорил, приехала милиция. Когда поздно вечером я вышел из суда и позвонил на работу, меня поздравили с освобождением и чуть не уволили. Подобных случаев было много. Все стесняются или не готовы. И тогда это вечное: “А давайте Тупикин скажет”. Да, мне есть что сказать. Ну а вам-то, ребята, разве нечего? Это же и ваша борьба тоже! А случись что не так, обрежут телевизионщики интервью или я что-то перепутаю, в чём-то ошибусь, - всё говно вываливается на меня, причём часто в первых рядах говнополивателей - наши товарищи анархисты. Иногда я чувствую себя козлом отпущения анархо-движения. Это неприятное чувство.

Таня: Этот вопрос просил задать мой друг. Как соотносится теория и практика, в твоей жизни? Может ли быть одно без другого? (я думаю, он имел ввиду теорию и практику анархического движения).

Влад Т.: Я часто практикую без теории, что называется, “по зову души”. Но считаю это довольно самонадеянным, как минимум. Потому что в таком случае результаты непредсказуемы почти всегда. Надо всё-таки предвидеть результаты своих действий, действий товарищей, обсуждать с ними это и т.п. То есть теория нужна и практика без теории есть нечто скорее чисто эмоциональное, чем лично-политическое, скорее вредное, чем полезное. Только не надо думать, что теория - это толстые тома в библиотеке. Когда мы обдумываем и обсуждаем результаты своих действий, действий наших друзей и врагов, когда мы строим свои планы по результатам этого обдумывания и обсуждения - мы занимаемся теорией. Но теорию без практики я как-то вообще не отражаю. Знаю, что есть умные люди, которые тренируют свой мозг в различных парадигмах и дискурсивных практиках, я уважаю их усилия и где-то в глубине души надеюсь, что они однажды прозреют светлое будущее всего человечества и подскажут что-нибудь дельное тем, кто занимается ежедневной общественной борьбой или просто угнетённым, которые на такую борьбу ещё не поднялись. Но самому заниматься голым теоретизированием? Нет.


Таня: Что на тебя повлияло, влияет до сих пор, отчего ты продолжаешь верить в борьбу и анархию? Каким ты видишь путь к последней?

Влад Т.: Ты на меня очень хорошо повлияла. Когда я с тобой познакомился, я как раз испытывал дефицит веры в будущее в плане перспектив анархического движения. Ты и другие минские ребята и девчонки дали мне много энергии и способствовали позитивному настрою. В конце концов так было всегда - именно люди, их прекрасные лица, их светлые помыслы, их надежда и вера в победу, - вдохновляли меня на то, чтобы продолжать дальше. Иногда бывало так, что в Москве, в своём родном городе, я не находил вдохновения, и тогда я ехёл за ним в другие города, и вовсе не обязательно это были Берлин, Гамбург, Париж, Лондон или Флоренция, хотя да, там движение развито неплохо. Я уезжал на выходные в Питер или в Киев - и этого уже было достаточно, чтобы воспрять, всякий почти раз я находил поводы для этого в людях, в общении. А в 2008 году такими зарядами оптимизма я напитался в Хельсинки, Минске и Петрозаводске. Я думаю, всем нам надо не забывать общаться, не забывать говорить с людьми, а не только акционировать каждую неделю и писать статьи каждый день. Мы же не механизмы.

А путь к анархии? Да хрен его знает... Я же не провидец, мы вот как-то идём все, топчемся, тормозим, отступаем, снова двигаем вперёд. Мы говорим о самоуправлении, о свободе и солидарнсоити как о главных ценностях анархического общества, они же являются ключевыми моментами нашей программы преобразований - и мы должны применять эти ценности и в нашей собственной жизни, и по отношению к “большому обществу”. Будут ли на этом пути революции? Возможно, будут. Но если в ближайшем будущем с потрясениями не срастётся, это не значит, что жизни наши живутся зря. Есть много возможностей и для постепенного, укромного и довольного аппетитного действия: отхрумкивать от общества куски пожирнее, всё, что сможем переварить - наполнять соком анархии. Культуру, образование, социальную защиту, медиа...

Ну, вы же это и сами прекрасно знаете.

Таня: И последнее, по традиции: чтобы ты хотел добавить, чего я не спросила?

Влад Т.: Мне кажется, что гетто, в котором находится анархизм и панк в наших странах, надо всё же стараться покидать. И мир большой, да и мы не такие маленькие, как нам кажется. У нас есть тыл и, может быть, это хорошо. Но действовать надо, в основном, за пределами гетто, за пределами субкультур.

Таня: Спасибо!!! =)

Влад Т.: И тебе, и вам!
Этика, применённая к истории есть учение о революции. Этика, применённая к государству есть учение об анархии.
Вальтер Беньямин.

Недоанархист
Сообщения: 2299
Зарегистрирован: 13 янв 2014, 01:14

Re: Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интер

Сообщение Недоанархист » 04 окт 2017, 19:10

Поэтому то, что появились другие формы активности, такие как ФНБ, свободная ярмарка [обмен, выкладка ненужных или неиспользуемых вещей, организованная вне товарно-денежных отношений], например, что есть люди, которые готовы осваивать такой опыт, внедрять его - это очень хорошо. Сама идея аффинити-групп - того, что движение вполне может состоять из небольших приятельских групп, внутри которых дружеские, можно сказать, братские отношения - когда все друг друга знают, не вступают никуда и не платят взносов (ну то есть и взносы могут платиться, если нужно кому-то собрать денег на адвоката или там ещё на что) - это по-настоящему неформальные связи, довольно крепкие. Действительно, количество таких групп растет - и это хорошо.
Угу, вот тут я считаю можно многое сделать и в плане каких то сетевых структур, облегчающих финансовую нагрузку за счет взаимопомощи и "движений одного вопроса". Может еще какие-то плоскости можно создать.
"совершил мыслепреступление". Реально захотелось сотрудничать со спецслужбами, ради того чтобы вычистить вату, перед предполагаемой эскалацией конфликта

NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интер

Сообщение NT2 » 04 окт 2017, 20:45

Пока еще не принялся читать, но отреагирую на цитату о благотворительной активности... Да, соглашусь, что это хорошо, но когда вся энергия анархогрупп уходит на фнб-ы с ярмарками, значит плохо. Плохо тем, что снизу происходит исправление отдельных косяков властнической системы, а не хотя бы подготовка к слому сей системы; она продолжает гадить, а активисты говно убирают, экономя самой системе усилия даже подтираться...
Нахрен такую ясеневщину. Только радикальное решение: вбить в источник говна затычку для начала, а потом сруна ваще в экарисаж отвезти. Тогда и акции по спасению нуждающихся не нужны, ибо нет системы, которая нуждающихся бы порождала.

Только во активисты, кормя бомжей утром, вечером не готовы провести рейд с "наганом" против тех, кто людей вынудил бомжевать. Т.е. активизм половинчатый.
Половинчатые дела хуже безделия.

NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интер

Сообщение NT2 » 04 окт 2017, 20:46

Дилетант
спасибо!

NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интер

Сообщение NT2 » 04 окт 2017, 22:16

Прочитал
О ВТ впечатление противоречивое. Трошки зазнайством попахивает - трошки, но ощутимо. Впрочем, может это и не косяк органический, а просто манера общаться. Да и не главное.
Главное, что соглашаясь с чуваком на три четверти, остается четверть не согласия, причем по ключевым моментам. Самые важные пункты:
-- горький личный опыт с БЕСТОЛКОВО созданной организацией для меня не есть повод сделать вывод о вредности ВСЯКОЙ организованности. Бо, как минимум, при толково выстроенной организации интриг не,будет, так как склонные к интригам персонажи либо вообще не будут приняты в организацию, либо быстро от развлечения интриговать отучатся;
То же касается и отношения к симпатизантам и интересующимся - оно должно быть принципным, но доброжелательным, невысокомерным, но твердым; и когда устроено собрание с приглашенной внешней публикой, нечего выпендриваться.
-- Тупикин кажется на пару лет старше меня, но коли до сих пор (и с момента интервью все еще на том же мнении) считает перестройку РЕВОЛЮЦИЕЙ, то в качестне его способностей аналитика следует сильно усомниться
-- концовка беседы удручающая: я, ВТ, мол не знаю как должна наступить анархия и что в сем плане надо делать... Рублю с плеча, но считаю, что назвавшись анархистом, не следут говорить или делать минимум три вещи: сетовать на "вторжения в личную жизнь" (ты блин агитатор, революционер, какая личная жизнь?! Хошь личной жизни, живи как конформисткая масса, не лезь на рожон, в фокус внимания), позволять себе "не знать" как МОЖЕТ выглядеть анархообщество (коли не знаешь, ЗА ЧТО тогда борешься, епт?!) и каковы ВОЗМОЖНЫЕ пути его постижения (по той же причине - что блин за анархист, который не думает о том КАК бороться?).

Не знаю перегорел ли он или просто такой, нискотемпературно горящий по природе. Может стоит прочитать его труды, особливо про разочарования, но вряд ли ВТ станет мне симпатичнее.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2486
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интер

Сообщение павел карпец » 26 дек 2017, 16:48

А мне Тупикин ничего - можно сказать понравился.

Я даже помню вот эти их описываемые антивоенные пикеты в Москве двухтысячного на "Пушкинской" . Хотел подойти , но постеснялся - я тогда переваривал множество анархо-инфы от ПЛА и не имел четкой позиции вообще ни по чему . Тем более , как Влад дальше описывает , в АД с новичками больно жёстко общались , а ведь , как известно , с людьми вообще надо мягше и на вопросы смотреть ширше , чтоб потом было с кем организации организовывать , о чем В.Тупикин и тупил все интервью :-)
А на "жёсткие" подходы люди и без анархо-организаций насмотрелись .

считает перестройку РЕВОЛЮЦИЕЙ
Нехай считает .
Кто-то евромайдан считает революцией достоинства и ничего .

Аватара пользователя
Pramen
Сообщения: 17
Зарегистрирован: 19 апр 2017, 21:04

Re: Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интер

Сообщение Pramen » 27 дек 2017, 14:15

Как по мне Тупикин очень сомнительная личность. И в плане идей и в плане поведения с товарищами. Плюсую слова товарища NT2.

Аватара пользователя
NestorLetov
Сообщения: 2470
Зарегистрирован: 18 авг 2008, 20:05

Re: Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интер

Сообщение NestorLetov » 15 янв 2018, 21:23

Господин Тупикин - не то что сомнительная личность, как раз в его продажности, элитаризме и бесполезности никаких сомнений нет.

Аватара пользователя
Pramen
Сообщения: 17
Зарегистрирован: 19 апр 2017, 21:04

Re: Анархия и её окрестности: Таня ("Намерение") берёт интер

Сообщение Pramen » 25 фев 2018, 17:39

NestorLetov писал(а):Господин Тупикин - не то что сомнительная личность, как раз в его продажности, элитаризме и бесполезности никаких сомнений нет.
Ну я просто решил политкорректно выразиться )

Ответить

Вернуться в «Новости»