Ливия вчера и Россия сегодня.

всё о политике
Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 25 мар 2017, 21:52

ИА REGNUM
Суббота, 25 Марта 2017 года
21:41:01 МСК

Каддафи вернется в Ливию?

Сможет ли появление сына Каддафи Сейфа аль-Ислама изменить баланс сил в Ливии?

Александр Шимберг, 23 марта 2017, 20:31 — REGNUM

В то время как в Ливии продолжается противостояние между генералом Халифой Хафтаром, представляющим парламент Тобрука, на востоке, который в военном и дипломатическом порядке поддерживается Египтом и Файез аль-Серраджом, главой правительства Триполи, признанным международным сообществом, но не контролирующем даже всего Триполи, населению Ливии не хватает «мирной» эпохи Каддафи. Правда, он был диктатором, но для большинства ливийцев он сохранял страну стабильной, тогда как после его кончины Ливия соскользнула в хаос.

На сегодняшний день немного предпосылок для того, что нынешние враждующие стороны сложат оружие и сформируют правительство, потому что их политические амбиции на данный момент важнее, чем целостность страны. Доказательством этого является то, что они не пытаются найти возможное решение насильственного конфликта, который уничтожает страну, вызывая большие потери и усиливая нестабильность в Ливии и в регионе.

Тем не менее на горизонте появляется дополнительный игрок, который в конечном итоге может изменить баланс сил в Ливии. Сейф аль-Ислам Каддафи, сын покойного ливийского диктатора Муамара Каддафи, недавно был освобожден ополченцами Зинтана. Пять лет назад группа повстанцев арестовала Сейф аль-Ислама, который пытался присоединиться к брату Саади в Нигере.

Сейф аль-Ислам не рядовой ливиец, в последние годы правления отца он принимал участие в управлении страной. У него было свое видение новой Ливии, но он не стал бы оспаривать стиль управления своего отца, из уважения и страха, он хотел внести постепенные изменения в страну, очень патриархальную, племенную и глубоко консервативную. Тем не менее арабская весна 2011 года уничтожила его мечты на эволюционные изменения. Во время восстания, охваченные революционными призывами, повстанцы видели в нем только зеркальное отражение своего жестокого и страдающего манией величия отца. Теперь, когда арабская весна завершена, ливийцы рассматривают его как одного из возможных будущих архитекторов новой Ливии, особенно в свете продолжающейся политической борьбы за власть в стране.

Вполне возможно, с помощью племени Зинтана и его ополчения Сейф аль-Ислам может получить поддержку среди народа Ливии. Он пользуется достаточным уважением среди бедуинских племен страны, и он обладает харизмой его отца без его жестокости и эксцентричности.

Опасаясь его повторного появления в качестве сильного игрока в любом будущем политическом сценарии для страны, правительство Аль-Серраджа в Триполи приговорило его к смертной казни в июле 2015 года, но приговор не был приведен в исполнение, а в начале марта 2017 года парламент Тобрука амнистировал и ополченцы Зинтана освободили его.


Будет ли Запад поддержкивать Сеиф аль-Ислама?

После крушения Каддафи и ареста Сейфа аль-Ислама племенем Зинтан, Международный уголовный суд призвал передать его для справедливого суда за его роль в подавлении восстания в 2011 году. Однако ополчение отказалось. Скорее всего, запрос был отклонен, вероятно, по двум причинам: во-первых, по его возможному будущему политическому значению в стране и, во-вторых, по его возможному богатству, могущему составлять миллиарды долларов США.

Вполне возможно, что Запад в данный момент уже не прочь, чтобы Ливия стабилизировалась и управлялась сильным правительством и харизматическим лидером. У обоих нынешних главных героев нет того, что нужно для того, чтобы привести Ливию в мирное, демократическое и процветающее будущее. По мнению некоторых арабских обозревателей, Хафтар при всех своих связях с Египтом, Россией и США, о которых неоднократно говорилось в публикациях, уже достаточно зрелого возраста и не имеет серьезного политического опыта, а аль-Серрадж, хотя и поддерживается ООН, находится под влиянием исламистских группировок и не пользуется уважением среди ливийцев. В свете этого, Сейф аль-Ислам выделяется как человек вполне приемлемый для Ливии. Он молодой, 44-летний, хорошо образованный, имеет политический опыт и может собрать большое количество последователей внутри страны.

Конечно, все это возможно при поддержке внешних игроков, прежде всего Лиги арабских государств, Египта, Италии и возможно, России. США, скорее всего из-за смены администрации не будет активно вмешиваться в политические процессы в Ливии. Халиф Хафтар может не согласиться с тезисом, что он стар, ведь в нынешней Ливии он представляет реальную силу и пока достаточно хорошо лавирует между крупными международными игроками в регионе, обладая боеспособной армией и сохраняя контроль за основными нефтеносными районами Ливии и терминалами для экспорта черного золота. Возможно, сын Каддафи пригодился бы ему в союзники для придания дополнительных аргументов в переговорах с бедуинскими племенами, но пока об этом нет никакой информации. Будем ждать дальнейшего развития событий.

regnum author Александр Шимберг

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 22 апр 2017, 17:29

21 апр — РИА Новости, Андрей Веселов. Премьер-министр Ливии Фаиз Сарадж обратился с открытым письмом к ООН, ЕС и Лиге арабских государств (ЛАГ), призывая вмешаться в ситуацию в стране из-за "рисков гражданской войны". Сарадж возглавляет так называемое правительство переходного периода, которое признано большей частью международного сообщества в качестве законной власти в Ливии, но на деле контролирует только запад страны — и то лишь частично.

Восток страны находится под контролем ливийского парламента, который не признает правительство Сараджа. На должность Верховного главнокомандующего армии парламент назначил бывшего друга Муаммара Каддафи Халифу Хафтара и даже присвоил ему звание фельдмаршала. Хафтар стал играть ключевую роль на востоке Ливии после того, как его войска нанесли ряд поражений исламистам и захватили нефтяные терминалы.
Сегодня на юге страны — в районе города Сабха и аэродрома Таманхант — части Хафтара и отряды правительства вошли в непосредственное боестолкновение с использованием танков и артиллерии. Трактовка происходящего у сторон различна. Представители Хафтара утверждают, что сражаются против джихадистов и бандитов, которые пытались атаковать нефтеналивные порты. Сначала бойцы Хафтара были вынуждены отступить, но теперь перешли в контратаку и преследуют противников. Правительство, в свою очередь, обвиняет фельдмаршала в попытке расширить зону своего влияния и захватить стратегические объекты.

Тонкость в том, что Хафтара на западе считают пророссийским политиком.

Свою обеспокоенность ситуацией уже выразили в миссии ООН по поддержке Ливии: "Мы призываем все стороны немедленно прекратить все военные действия, чтобы предотвратить дальнейшие неприемлемые человеческие страдания".

Сарадж просит международные силы вмешаться, чтобы "не допустить погружения страны в хаос". Но, согласно заключениям многих международных наблюдателей, хаос и анархия распространены на территории, которую формально контролирует сам Сарадж. Так, Совет Консервативной партии Великобритании по Ближнему Востоку недавно опубликовал специальный доклад, где отмечалось, что действительная власть Сараджа распространяется только на столицу Триполи и окрестности. Остальные части западной Ливии контролируют исламисты, независимые полевые командиры и контрабандисты.
Более того, в докладе британцев отмечается, что многие военные чины правительства неподотчетны Сараджу и тесно связаны как с радикальными исламистскими группировками, так и с криминалом. В частности, это касается командующего Военного совета Триполи Абдельхакима Бельхаджа, который ранее находился в контакте с "Аль-Каидой"*, а сегодня занимается бизнесом на трафике мигрантов из Африки в Европу. "Каждый мигрант должен заплатить до 1000 долларов США за то, чтобы его вывезли — это гнусный бизнес", — отмечается в докладе Консервативной партии.

Таким образом, заключения британских экспертов скорее подтверждают правоту ливийского парламента и Хафтара. Более того, свидетельствуют докладчики, на востоке Ливии "больше порядка", чем на западе: работают полицейские участки и дорожная полиция, нормально функционируют кафе, рестораны, банки и магазины. В общем, почти обычная мирная жизнь.

Италия остается один на один с Ливией

Вскоре после заявления Фаиза Сараджа премьер-министр Италии Паоло Джентилони встречался в Белом доме с президентом США Дональдом Трампом. Обмен тезисами по ливийской теме во время совместной пресс-конференции стал очень показательным.
Так, Джентилони выразил надежду на сотрудничество с США по вопросу о беженцах из Ливии. Для Рима это сверхактуальная проблема — поток беженцев из Северной Африки проходит через Апеннинский полуостров. "Должно быть сотрудничество между Италией, США и другими партнерами в целях расширения основ одобрения правительства Триполи. Мы нуждаемся, этот регион нуждается в стабильной, единой Ливии, потому что разделенная и переживающая конфликт Ливия была бы фактором обострения нестабильности", — заявил итальянский премьер.

"Я не вижу роли США в Ливии. Думаю, что Соединенные Штаты уже играют достаточно ролей", — ответил американский лидер. Ответ Трампа Джентилони можно одновременно считать и ответом Сараджу. Впрочем, американский лидер — как свидетельствуют события последних месяцев — бывает склонен менять свои взгляды на прямо противоположные.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 09 май 2017, 18:47

Ливия: генерала – в президенты?

В Ливии в 2018 году должны пройти выборы президента

АЛЕКСАНДР ШИМБЕРГ, 7 мая 2017, 21:46 — REGNUM

Важные события проходят на международной арене в последние дни: это и соглашение в Астане между Россией, Ираном и Турцией при участии сторон конфликта в Сирии и американского представителя о зонах безопасности в Сирии. Внимание ЕС приковано и ко второму туру президентских выборов во Франции, результаты которых могут серьезно повлиять на дальнейшую судьбу объединённой Европы.

Ливия в этом ряду событий находится не топах заголовков СМИ, но между тем, в последние дни там происходили достаточно важные для этой страны события.

Пока Первого мая все прогрессивное человечество праздновало день международной солидарности трудящихся, сопровождавшееся серьезными стычками в Париже демонстрантов с полицией, в ОАЭ состоялись два независимых визита ливийских политиков «неожиданно» совпавших по времени. В понедельник в ОАЭ прибыл премьер-министр поддерживаемого ООН правительства национального согласия и глава президентского совета Файез Саррадж, чтобы встретиться с официальными лицами Эмиратов, сообщает сайт новостей Bawabet Al-Wasat.

Саррадж прибывает в тот же день, когда Халифа Хафтар, командующий Ливийской Народной Армии, прибыл в Абу-Даби. «Маршал Халифа Хафтар прибыл в Абу-Даби, чтобы встретиться с шейхом Мохаммедом Бен Заидом по его приглашению», — пишет в понедельник издание «Libyan Express». Согласно многим источникам, это «явно заранее спланированное» совпадение может означать, что ОАЭ сумели добиться того, что не удалось ранее в начале февраля в Каире президенту Египта: два ливийских чиновника, находящихся в очень натянутых отношениях, сели за один стол и начали диалог о примирении и урегулировании спорных вопросов.

Более того, правда, по сообщению непроверенного источника издания «Libyan Express», пока не получившего подтверждения, Файез Саррадж и Халифа Хафтар не только договорились о создании каналов связи между Правительством Национального согласия, возглавляемого Сарраджем и Ливийской Народной Армией, руководимой Хафтаром, но и было заявлено о предстоящем участии в качестве кандидата в президенты Халифой Хафтаром в выборах 2018 года. В марте 2018 года состоятся объединенные выборы президента страны и ливийского парламента. По словам источника, Файез Саррадж горячо поддержал идею выдвижения Хафтара кандидатом в президенты. Так ли это, покажет ближайшее будущее.

Учитывая последующие события, стороны действительно договорились о совместных действиях.

Так, Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон прибыл в пятницу, 5 мая, в Тобрук на востоке Ливии, чтобы встретиться со спикером Палаты представителей Акилой Салехом после встречи в четверг, 4 мая, с должностными лицами Правительства Народного согласия в Триполи. Джонсон и должностные лица Востока и Запада Ливии обсудили поддержку Соединенного Королевства в Ливии и то, как стороны поддерживают новые усилия по достижению решения нынешнего политического кризиса в Ливии.

А на следующий день, 6 мая, Министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано провел в Триполи переговоры с главными ливийскими должностными лицами о мирных усилиях в отношении страны, охваченной войной, и о путях пресечения незаконной миграции в Европу.

Господин Альфано встретился с главой правительства Национального единства Файезом Сарраджем и его вице-президентом Ахмадом Мейтигом, для обсуждения «усилий по достижению национального примирения», говорится в заявлении ПНЕ.

Италия также приветствовала встречу между Хафтаром и Сарраджем. Министерство иностранных дел заявило, что визит Альфано был направлен на возобновление поддержки Италией мирных усилий по обеспечению стабильности в Ливии.

Все происходящее в последнее время, как и события, произошедшие несколько ранее, такие, как межпарламентская конференция по общей внешней политике и политике безопасности ЕС (CFSP) и общей политике безопасности и обороны (CSDP), проходившая в конце апреля на Мальте, позволяют осторожно оптимистически прогнозировать, что мирный выход из ливийского кризиса возможен и не за горами. После конференции, указанной выше, министр внутренних дел и национальной безопасности Мальты Кармело Абела заявил, что Мальта, вместе со своими средиземноморскими и европейскими партнерами, готова в рамках консультаций и сотрудничества с ливийскими властями предпринять все, что в ее силах, для содействия восстановлению фундаментальных компонентов ливийского государства, сообщает Malta Today.

Libya Herald сообщает, что по словам Йенса Столтенберга, Генерального секретаря НАТО, организация направляет команду в Ливию, чтобы помочь восстановить государственные институты. Поддержка направлена на создание современного министерства обороны, и разведывательных служб. Эти действия названы Столтенбергом как «решающие» для стабилизации Ливии.

Российский МИД, на первый взгляд, не принимает активного участия в последних событиях, но активно наблюдает за развитием ситуации. Так, 3 мая вышел комментарий Департамента информации и печати МИД России о развитии ситуации в Ливии. «В Москве приветствуют проявленную властями в Триполи и военно-политическим руководством в Тобруке готовность к конструктивному диалогу для поиска взаимоприемлемых решений по ключевым вопросам внутриливийской повестки дня, призванных вывести страну из затянувшегося политического кризиса. Надеемся, что достигнутые в Абу-Даби договоренности станут поворотным пунктом в процессе политического урегулирования в Ливии. Это отвечает не только чаяниям ливийского народа, но и интересам всего региона Ближнего Востока и Северной Африки.

Со своей стороны в контактах с ливийскими сторонами продолжим усилия, направленные на достижение национального согласия, обеспечение условий для устойчивого развития Ливии как единого, суверенного и независимого государства.»

А 5 мая состоялся телефонный разговор спецпредставителя Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку и странам Африки, заместителя Министра иностранных дел России М.Л.Богданова с Министром иностранных дел Правительства национального согласия Ливии М.Сиялой. В разговоре затрагивался вопрос прошедшей встречи в Абу-Даби Главы Президентского совета Ливии, Премьер-министра Правительства национального согласия Ф.Сарраджа и командующего Ливийской национальной армией Х.Хафтара и была подтверждена позиция Москвы в поддержку предпринимаемых ливийцами усилий на данном направлении.

Следующим ожидаемым событием будет встреча в Каире между Сарраджем и Хафтаром в ближайшее время. Возможно, будут официально озвучены следующие шаги по нормализации обстановки в стране. Будем следить за развитием ситуации.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 21 май 2017, 20:56

Правительство Ливии открестилось от атаки на авиабазу на юге страны

19:17 19.05.2017

КАИР, 19 мая — РИА Новости. Правительство национального согласия Ливии, заседающее в Триполи, заявило, что не отдавало приказ об атаке авиабазы на юге страны, в результате которой погибли свыше 100 человек, сообщает ливийское информационное агентство LANA.


СМИ: на юге Ливии не менее 60 человек погибли в вооруженных столкновениях

Согласно заявлению президентского совета заседающего в Триполи кабмина, случившееся на юге страны "является военной эскалацией и затрудняет процесс национального примирения".

"Президентский совет не давал никаких распоряжений министерству обороны, как об этом говорят некоторые, и он не будет участвовать ни в каких действиях, несмотря на провокации, которые приведут к кровопролитию ливийцев", — приводит агентство текст заявления.

По данным телеканала Sky News Arabia, в результате атаки союзных правительству в Триполи группировок на авиабазу, контролируемую отрядами командующего ливийской национальной армией Халифы Хафтара близ ливийского города Брак-аш-Шати, в четверг погибли свыше 100 человек.

В Ливии сейчас царит двоевластие — на востоке страны в городе Тобрук заседает избранный народом парламент, а на западе в столице Триполи правит сформированное при поддержке ООН и Европы правительство национального согласия во главе с Фаезом Сарраджем.

Власти восточной части страны действуют независимо от Триполи и сотрудничают с национальной армией во главе с Халифой Хафтаром, которая ведет затяжную войну с исламистами.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 30 янв 2018, 08:09

http://inosmi.ru/politic/20171201/240906593.html

Ливия: что скрыто за «рабством»
01.12.2017

Шок после выхода на CNN видео о «продаже» мигрантов в Ливии не должен затеряться в волне возмущения. Раскрытые преступления не должны вытеснить на второй план еще большее зло: сотни тысяч африканских мигрантов на протяжение десятилетий живут и работают в Ливии и Магрибе в условиях сильнейшего угнетения и посягательства на их человеческое достоинство. Кроме того, эти настоящие преступления против человечности касаются не только Ливии. Так, например, египетские и израильские бедуины (играют вспомогательную роль для армий) опередили ливийцев в этой практике, которая до сих пор применяется ими и была подробно задокументирована.

В связи с предельно гнусным характером этих преступлений против человечности они требуют самой внимательной оценки. Такое поведение, разумеется, заслуживает самого жесткого порицания, однако стоит задуматься, действительно ли определение «рабство» является наиболее подходящим с научной точки зрения для понимания этой практики и борьбы с ней, так как именно оно в течение тысячи лет было одной из главных характеристик отношений Магриба с черной Африкой. Остаются и факторы культурного бессознательного в обществах по ту и другую сторону Сахары, «бомба замедленного действия». «Неправильно назвать предмет, значит добавить к бедам этого мира», — писал Камю. Ливия же представляет собой конденсат миграционных бед. Поэтому все нужно рассматривать без стремящихся к упрощению эмоций.

Прежде всего, они ни в коем случае не представляют собой результат нынешнего хаоса в стране (пусть он и обостряет их). Эксперты и журналисты уже не первое десятилетие отмечают тяжелое положение мигрантов в Ливии, которые с 1960-х представляют собой двигатель экономики этой живущей на нефтяной ренте страны. В некоторые годы их число могло достигать миллиона человек при населении страны в пять миллионов. Это многое говорит об их значимости в экономической и социальной структуре страны. Как бы то ни было, их большое число вовсе не способствовало их интеграции, а было связано с систематическим подрывом их положения, о чем говорят массовые выдворения в 1979, 1981, 1985, 1995, 2000 и 2007 годах. Они были призваны сформировать реверсивность миграции, а также наказать или отблагодарить родные страны мигрантов, чтобы подчинить их. Африканские лидеры, вероятно, оставались глухи к требованиям мигрантов, чтобы не обидеть «вождя», верными клиентами которого они были. Промолчали они и в 2000 году, когда бывший начальник ливийских спецслужб Муса Куса (сейчас он с комфортом устроился в Лондоне) устроил настоящий погром с 500 жертвами среди африканских мигрантов в ходе устроенных «народных волнений». Циничной целью было подтвердить новую направленность режима на нормализацию и открытость с Европой, а также расшатать позиции антиафрикански настроенной старой гвардии, которая была против перемен. Этот процесс, в основу которого легли трупы африканских мигрантов, завершился воцарением Каддафи в роли стража европейских границ. Мигранты, которые перехватываются или же выдворяются Италией в нарушение европейских законов, сегодня в некоторых случаях оказываются в тех же местах и подвергаются такому же жестокому обращению.

В 2006 году в ливийских тюрьмах гнили не 260 (как в вызвавшем волну возмущения репортаже), а 3 000 мигрантов, причем в точно таких же бесчеловечных условиях. Каддафи подписал все затребованные европейцами конвенции, прекрасно понимая, что не станет их соблюдать. Но когда УВКБ ООН попыталось обсудить с ливийской властью женевскую конвенцию по беженцам, Каддафи закрыл его представительства и выдворил его руководство 9 июня 2010 года. В тот же день стартовал очередной раунд переговоров по партнерскому соглашению между Ливией и ЕС, а 10 июня Каддафи приняли в Италии. Год спустя, когда Национальный переходный совет еще не установил свою власть по всей стране, а Каддафи со своими войсками еще оказывали сопротивление, НПС был вынужден подписать с Италией миграционное соглашение, которое в частности предусматривало прием выдворенных мигрантов. Как тогда, так и сейчас, ЕС открыто обратился к ливийским властям с просьбой вести политику подавления и удержания мигрантов. Разве можно сегодня игнорировать тот факт, что сегодня взаимодействие с ливийскими властями, в частности по вопросам безопасности, означает взаимодействие с вооруженными группами, от которых они зависят? Так, что же тогда удивительного в том, что эти отряды занимаются затребованными ЕС центрами содержания мигрантов?
В Ливии все еще никак не может сформироваться центральная власть, а западные страны выдвигают все новые требования по лагерям мигрантов. Они хотят переложить на нестабильные ливийские власти защиту от миграции и терроризма, рискуя тем самым еще больше их расшатать, как показал пример ополчений из Мистраты. Они играют важную роль в примирении страны и борьбе с экстремизмом, однако их практически в одиночестве отправили в Сирт сражаться с «Исламским государством» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.). Все это обернулось для них большими потерями, сомнениями и ослаблением позиций по отношению к радикалам. Рэкет, похищения и принудительный труд для тех, кто не может платить — эта участь касается и ливийцев, в частности тех, кто относятся к лагерю побежденных и сидят в «тайных тюрьмах». Неспособные заплатить ливийцы и мигранты вынуждены отрабатывать время заключения, которое может длиться от нескольких недель до нескольких месяцев за смешные суммы.

В видео CNN названные суммы в 400 ливийских динаров ошибочно переведены журналистами как 400 долларов. Хотя официальный курс действительно таков, на реальном рынке их стоимость в десять раз ниже: за один доллар дают десять динаров, а за евро — 12. Перевозка человека даже через одну только расположенную в Сахаре часть территории приносит контрабандистам и отрядам в 15 раз больше (500 евро). Поэтому вооруженные группы мирятся с эксплуатацией оказавшихся без денег, но неудобных мигрантов.

Заснятая CNN сцена ужасна и представляет собой преступление против человечности. Как бы то ни было, речь здесь идет о принудительном труде, а не продаже людей. Мы не пытаемся преуменьшить серьезность этого преступления, однако нужно называть вещи своими именами. Мы имеем дело с военными преступлениями и бандитизмом, эксплуатацией огрех миграционной политики. А не возрождением рабства. Не нужно обесценивать возмущение и бдительность отсылками к вызывающим всплеск эмоций историческим категориям. Потому что у этого всегда есть последствия. Пока вокруг бушуют споры о «рабстве», сотни «свободных» людей тонут в Средиземном море, увеличивая тем самым список из десятков тысяч имен.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 03 мар 2018, 12:29

Сарадж считает, что Ливия должна от революции перейти к строительству государства

Международная панорама 18 февраля, 23:33

Глава ПНС отметил, что "борьба с терроризмом в Ливии еще не завершена"

ТАСС, 18 февраля. Ливия должна перейти из стадии революции в стадию государственности. Об этом, как передает в воскресенье информационное агентство Algerie Presse Service, заявил председатель Президентского совета, глава поддерживаемого международным сообществом Правительства национального согласия (ПНС) страны Фаиз Сарадж.
Он выступил с речью по случаю 7-й годовщины со дня начала так называемой "революции 17 февраля", которая привела к свержению режима многолетнего лидера Муаммара Каддафи в 2011 году. "Целью революции и принесенных ливийцами жертв было строительство современного, гражданского демократического государства", - подчеркнул Сарадж, добавив, что "для Ливии настал момент перейти из стадии революции в стадию государственности".
Глава ПНС отметил, что "борьба с терроризмом в Ливии еще не завершена". Он призвал "органы безопасности и военные структуры страны объединиться для того, чтобы победить общего врага". По его словам, "движение в сторону развития невозможно без установления контроля в столице Ливии Триполи и других городах".
Сарадж также призвал международное сообщество и Миссию ООН по поддержке в Ливии (МООНПЛ) "взять на себя ответственность за то, что происходит в стране и четко высказать свою позицию в отношении предстоящих выборов". В конце декабря 2017 года председатель Национальной избирательной комиссии страны Имад ас-Сайех сообщил, что предстоящие президентские и парламентские выборы в Ливии состоятся до 30 сентября 2018 года.
После переворота, свержения и убийства ливийского лидера Муаммара Каддафи в 2011 году Ливия погрузилась в хаос. Поддержку повстанцам оказало международное сообщество, начав под эгидой НАТО по инициативе Франции бомбардировки правительственных сил.
В стране установилось фактическое двоевластие: там действует поддерживаемое международным сообществом ПНС во главе с Сараджем и "восточный кабмин" Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, лояльный Палате представителей в Тобруке, которую в свою очередь поддерживает командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар, считающийся политическим оппонентом Сараджа.


Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4970544

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 30 июн 2018, 23:42

https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2 ... haftara%2F

Ливийская нефть подрезала достоинство Хафтара
Что показали и к чему приведут бои за крупнейшие терминалы Рас-Лануф и Эль-Сидр


В Ливии начался новый этап вооружённой борьбы за нефтеотгрузочные порты, который грозит возобновлением полномасштабной гражданской войны. Атаки сил Охраны нефтяных объектов на терминалы Рас-Лануф и Эс-Сидр привели к значительному снижению экспорта черного золота из Ливии. Правительства в Триполи и Тобруке понесли существенные финансовые потери. Несмотря на попытки сил Халифы Хафтара отбить терминалы, только 21 июня они несколько раз переходили из рук в руки.

Фельдмаршала за порты
Одним из главных достижений командующего Ливийской национальной армией Халифы Хафтара считается захват в сентябре 2016 года крупнейших нефтеотгрузочных портов ливийского «нефтяного полумесяца». Это позволило ему и Палате Представителей (ПП), базирующейся в Тобруке, получить неиссякаемый источник доходов. Хотя формально экспорт нефти из Ливии может осуществлять только Национальная нефтяная корпорация со штаб-квартирой в Триполи, ясно, что без получения доли экспорт углеводородов, добываемых на месторождениях и охраняемых ЛНА портов, невозможен. Отсюда и высокая оценка структурами в Тобруке значимости операции — именно за захват портов Хафтар удостоился звания фельдмаршала.
Однако 14 июня 2018 силы Охраны нефтяных объектов (PFG — Petroleum Facilities Guard) захватили крупнейшие порты — Рас-Лануф и Эс-Сидр, поставив в весьма сложное положение не только Хафтара, но и Правительство национального единства (ПНЕ) в Триполи. Экспорт нефти с этих крупнейших терминалов был прекращён, а опальный командующий Центрального сектора безопасности PFG Ибрахим Джадран, организовавший эту атаку, по сути, заявил о себе как ещё об одном претенденте, способным возглавить в Ливии «третью силу». В 2016 году в ходе боев за основные нефтеотгрузочные терминалы силам Хафтара противостояли именно подразделения Центрального сектора безопасности PFG.
Сама Охрана нефтяных объектов как структура была создана в 2012 году в качестве особого компонента вооружённых сил Ливии для Охраны нефтяных портов, терминалов, нефте- и газопроводов, месторождений. Фактически эти подразделения финансировались и формально подчинялись руководству Национальной нефтяной корпорации. Они были сформированы в основном из различных групп повстанцев и племён. Специальную подготовку прошли только две тысячи бойцов при заявленной общей численности в 17-20 тысяч человек (численность изначально была и остается сильно завышенной, поскольку руководство пытается получить увеличенное финансирование от Национальной нефтяной корпорации). В ходе начавшейся в 2014 году войны между ПП и «Рассветом Ливии» центральный и восточный секторы Охраны формально поддержали операцию «Достоинство» Хафтара («Достоинство» или «Операция достоинство» до сих пор в ходу в Ливии), но после Схиратских договоренностей 2015 года центральный сектор под руководством Джадрана занял сторону ПНЕ Фаиза Сараджа и вступил в противостояние с ливийским филиалом ИГ (запрещено в РФ) и силами Хафтара, который был не удовлетворен мирными соглашениями.
На этом этапе Охрана контролировала многие из крупнейших нефтяных месторождений и экспортных терминалов Ливии. Джадран стремился воспользоваться сложившимся положением и действовать в собственных интересах. Еще в 2014 году он пытался организовать контрабанду ливийской нефти в обход Национальной нефтяной корпорации, затем подконтрольные ему отряды фактически блокировали экспорт нефти из портов «полумесяца», требуя выплат заработной платы по их собственной шкале. Джадран утверждал, что в его центральном секторе служит 23 тысячи человек, а по словам руководителя нефтяной корпорации Мустафы Саналлы в формировании числилась всего тысяча бойцов, хотя здесь уже налицо намеренное занижение численности. Конфликт между корпорацией и центральным сектором был временно разрешен наступлением ЛНА, которая смогла овладеть всеми портами 11 сентября 2016 года. Попытки Охраны вернуть терминалы были отбиты силами, а Джадран был вынужден бежать из страны в Италию, затем в Турцию.
Оппоненты Хафтара не оставляли попыток отбить порты нефтяного полумесяца у ЛНА. В частности, в марте 2017 года Бригады обороны Бенгази (БОБ) — силы умеренных исламистов, связанные с верховным муфтием Ливии Аль-Гарьяни и отступившие по итогам противостояния с ЛНА из Восточной Ливии, смогли на короткое время овладеть портами «полумесяца». Но удержать их не смогли. Тогда БОБ по большому счету действовали в интересах нефтяной корпорации и ПНЕ, так как сразу же после взятия бригадами Рас-Лануфа и Эс-Сидра там появились представители нефтяников. Но после того, как «ЛНА» восстановила контроль над портами, Тобруку и Триполи удалось найти более ли менее приемлемую формулу раздела нефтяных доходов, что в свою очередь не устроило других акторов политической сцены Ливии.

Племя против
По мнению членов племени Аль-Магараба, которые составляли силы центрального сектора, их интересы не были учтены ни в Триполи, ни в Тобруке. Этим недовольством воспользовался Джадран: для того, чтобы присоединиться к операциям БОБ против сил Хафтара, он перешёл ливийскую границу со стороны Туниса. Узнав об этом, власти Триполи выдали ордер на арест Джадрана. Его родственники в Триполи фактически оказались в заложниках Сил сдерживания — подразделений, отвечающих за сферу безопасности при ПНЕ.
Сам Джадран, по некоторым данным, в тот момент также находился в заложниках у той местной группы, что организовала его переход через границу и которая потребовала повысить гонорар. Так или иначе, но Джадрану удалось целым и невредимым добраться до расположения собственного племени Аль-Магарба. Там он создал коалицию, куда кроме бойцов центрального сектора вошли Бригады обороны Бенгази и группа из племён туба Южной Ливии. 13 июня 2018 года Джадран и его силы начали атаку на нефтеотгрузочные порты Рас-Лануф и Эс-Сидр, которые на следующий день и перешли под их контроль.
На этот раз взятие терминалов не встретило поддержки у официальных структур Триполи. ПНЕ осудило эту операцию, а Национальная нефтяная корпорация объявила Джадрана «террористом». На этом фоне 17 июня силы Хафтара начали наступление на Рас-Лануф и Эс-Сидр и 21 июня ЛНА удалось вернуть их под свой контроль, но ненадолго — через несколько часов Джадран вновь вернулся в терминалы. Со второй попытки при массированной авиационной поддержке, которую могли оказывать только поддерживающие Хафтара ОАЭ и Египет, ЛНА смогли вновь взять эти порты. Но ситуация остаётся по-прежнему нестабильной, бои продолжаются.

Дискредитация Хафтара
Шаг Джадрана направлен против как Триполи, так и Тобрука. Также его «мятеж» — отражение недовольства сделками структуру Триполи и Тобрука ливийских племен и фактически состоявшихся «городов-государств». Влиятельные ливийские «города-государства» — Мисрата, Зинтан, Налут или Себрата опасаются, что они лишатся собственного влияния и источников дохода. В итоге они будут маргинализированы, а их вооружённые формирования распущены. Так, 13 ведущих группировок Западной Ливии, в том числе Мисрата и Зинтан, отвергли итоги парижских переговоров, прошедших в мае между Триполи и Тобруком. Операция в Рас-Лануф и Эль-Сидр продемонстрировала слабость позиций Хафтара и его неспособность обеспечить бесперебойный экспорт нефти из Ливии. Даже если эти порты в очередной раз перейдут под контроль ЛНА, разрушения, которые им были нанесены в результате боев, не позволят в сжатые сроки возобновить из них отгрузку нефти в запланированном объеме. Это серьёзно подрывает репутацию командующего ЛНА.
Можно ожидать, что Джадран сможет найти поддержку своих действий среди других недовольных. За нынешней операцией сил центрального сектора могут стоять более влиятельные игроки Западной Ливии. Вероятно создание и более серьёзных альянсов, направленных против Триполи и Тобрука, которые ради этого смогут сформировать конкурирующие между собой Мисрата и Зинтан.
С учётом сложившейся ситуации действующие в Ливии нефтедобывающие компании, в том числе и российские, будут стремиться получить больше гарантий по сохранению объемов экспорта ливийской нефти. Не исключено, что они интенсифицируют свои контакты и с «третьими силами», на гарантии которых они также будут вынуждены полагаться наряду с официальными структурами Триполи и Тобрука. С другой стороны — нынешнее сражение за нефтяные терминалы ещё больше снизит привлекательность Ливии для работы зарубежных компаний. Некоторые из которых могут свернуть свою деятельность.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 24 ноя 2018, 13:51

https://www.google.ru/amp/s/amp.rbc.ru/ ... 2953be91a6

16 НОЯ, 09:06
Леонид Исаев
Андрей Захаров

Сделка в пустыне: как Ливия готовится стать федерацией .

Невозможность военной победы ни одной из сторон ливийского конфликта позволяет надеяться на соглашение, основанное на децентрализации власти в стране. Но непродуманное внешнее вмешательство может этому помешать
​Результаты прошедшей в начале этой недели в Палермо конференции по Ливии оказались достаточно скудными — ее участникам так и не удалось добиться прогресса в урегулировании ливийского конфликта и пришлось ограничиться общими декларациями как итогами. Конференция показала, что внешние игроки в ливийском конфликте не столько напрямую влияют на события, сколько используются в своих целях ведущими военно-политическими группами внутри страны, для которых сейчас главный предмет торга — перераспределение полномочий между центром и периферией, то есть отказ от сверхцентрализованной модели, существовавшей при Муаммаре Каддафи. И именно этот торг дает надежду на договоренность о создании новой Ливии.
Судя по всему, сложившийся в Ливии баланс сил не позволяет ни одной из основных групп добиться полной победы военным путем. При этом ни одна из них не является экономически самодостаточной. Например, практически все месторождения, нефтепроводы, а также нефтеотгрузочные порты находятся в сфере влияния Ливийской национальной армии маршала Халифы Хафтара, установившего в последнее время близкие отношения с Москвой. Но нормальная работа этой инфраструктуры невозможна без договоренностей с иными силами.
С другой стороны, не стоит ожидать и распада ливийского государства. Анализируя многочисленные заявления о самоопределении, которые со времен «арабской весны» делали местные элиты, стоит разделять саму независимость и разговоры о ней как элемент политической игры. Реальную сецессию любой части страны, по административно-территориальному или этническому принципу, трудно будет оправдать рациональными доводами, ибо она способна лишь ухудшить положение местных элит. Скорее всего, заведомый и целенаправленный блеф призван побудить оппонентов к уступкам.


Три провинции

События, происходящие в Ливии после крушения диктатуры Каддафи в 2011 году, зачастую повергают наблюдателей в уныние, для которого есть веские основания. Единая прежде страна распалась на несколько враждующих между собой фрагментов. Как и следовало ожидать, линии разлома прошли по административным границам трех областей, учрежденных еще в 1930-х годах итальянскими колонизаторами. Уже в марте 2012 года Переходный совет Киренаики, собравшийся в Бенгази и объединивший племенных, военных и политических руководителей, потребовал возвращения Ливии к федеральной Конституции 1951 года, учреждавшей государственный союз трех территорий — Востока (Киренаика), Запада (Триполитания) и Юга (Феццан). Лидерство Киренаики в этом процессе казалось вполне естественным: ведь именно с провозглашения независимости Киренаики эмиром Идрисом ас-Сенуси, состоявшегося 1 июня 1949 года, начиналось создание под патронажем англичан (получивших Ливию после поражения Италии во Второй мировой войне) Объединенного королевства Ливии, завершившееся через два года.
После того как базирующийся в Триполи Национальный переходный совет (позже переименованный в Новый всеобщий переходный совет) категорически отверг этот план, обвинив федералистов в стремлении развалить страну, на улицах Бенгази начались стычки между сторонниками федерации и ее противниками. Власти Киренаики в итоге отказали властям Триполи в признании, тем самым ослабив и без того слабое центральное правительство. Наконец, южная провинция Феццан, населенная преимущественно кочевниками, в 2013 году тоже объявила о своей автономии, создав Верховный совет Феццана, в ведение которого были переданы создание региональной армии, содержание судебной и полицейской системы, защита провинциальных границ, а также контроль над нефтяными и газовыми месторождениями. По заявлениям старейшин, первый шаг к автономии был сделан из-за слабости центральной власти и игнорирования ею потребностей южан.
Конечно, на события последних лет повлиял предшествующий политический опыт. После обретения независимости Ливия стала федеративной монархией, состоявшей из трех субъектов с широкой автономией. Столицы Триполитании и Киренаики, города Триполи и Бенгази, провозглашались двумя центрами новообразованного государства, обладающими равным статусом. Как и подобает федерации, в стране был создан двухпалатный парламент, состоявший из палаты представителей, где регионам отводилось число мест, пропорциональное населению (Триполитании — 35, Киренаике — 15, а Феццану — пять), а также сената, в который каждый регион делегировал по восемь представителей. Федеративное устройство благоприятствовало малонаселенным Киренаике и Феццану, которые в период монархии заметно укрепили свой политический потенциал.
Однако восстановление конституционного режима 1951 года не только с трудом реализуемо технически, но и довольно опасно практически. Во времена федеративного устройства слабо связанные друг с другом центры власти постоянно конфликтовали. Неудивительно, что по численности государственных служащих на душу населения Ливия начала 1960-х занимала одно из первых мест в мире. Постепенная модернизация страны, заметно ускорившаяся после открытия в 1959 году богатых нефтяных месторождений, потребовала сосредоточения властных полномочий в одних руках. В итоге в 1963 году король Идрис преобразовал Ливию в унитарное государство, а федеративный опыт стал предметом острой критики. Что же касается наступившей в 1969-м эпохи Джамахирии, то она совсем не располагала к федералистским экспериментам: децентрализация надолго стала неактуальной, а прямые контакты между регионами жестко пресекались центром.


Хрупкое равновесие

Сейчас ливийцы вновь стали федералистами, можно сказать, поневоле. Ни одна из региональных групп не способна взять под монопольный контроль углеводородные богатства страны. Их, безусловно, кто-то контролирует, но контролеров слишком много: у одних группировок добыча сырья, у других переработка, у третьих доставка. Полный цикл при этом недоступен никому, поскольку у противоборствующих сторон не хватает сил, чтобы заполучить всю производственную цепочку. Именно это создает предпосылки для действенной федеративной сделки, которая, по-видимому, все же будет заключена.
На сегодняшний день доступ к нефтегазовой инфраструктуре Ливии имеют пять военно-политических группировок, сосредоточенных в разных регионах страны или же действующих на всей ее территории и состоящих в весьма сложных отношениях друг с другом. Среди них: а) Ливийская национальная армия и союзная с ней палата представителей (Бенгази — Тобрук); б) правительство национального единства (Триполи); в) бригады города Зинтана; г) Высший совет города Мисураты; д) Высший совет амазигов (берберов). При этом кажущееся на первый взгляд территориальное превосходство Ливийской национальной армии не должно вводить в заблуждение. Ее внутренний состав настолько разнороден (от иностранных наемников до исламистов), что практически не вызывает сомнений в ситуативности этого военно-политического союза, в котором каждая из сторон пытается использовать преимущества текущего политического момента
Все группы имеют свою долю в нефтегазовом секторе, причем некоторые, пользуясь влиянием лишь в одном регионе или даже городе, способны, тем не менее, заявлять о себе на общенациональном уровне — благодаря контролю над кусочком трубопровода, проходящего через их территорию. Среди них есть малые и большие — скажем, численность «штыков» Ливийской национальной армии превышает количество бойцов Высшего совета амазигов в три раза — но количественные показатели, как в настоящей федерации, не являются критерием политической мощи того или иного объединения, поскольку все зависят друг от друга.
Что может помешать Ливии договориться об условиях децентрализации? В первую очередь внешнее вмешательство. Если кто-то из участников ливийской партии, надеясь склонить чашу весов в свою сторону, попытается вовлечь в конфликт союзников извне, то это может нарушить устоявшийся шаткий баланс и с новой силой разжечь гражданскую войну. В таких условиях появление на ливийской территории частных военных компаний третьих стран выглядит настораживающе. В частности, сообщается о военных специалистах из России. Разумеется, Москву можно понять: вакуум власти в Ливии создает немалые возможности, тем более что попытки закрепиться на этом участке Африки предпринимались нашей страной и ранее — еще после войны Советский Союз безуспешно просил международное сообщество передать ему мандат на управление Ливией. Тем не менее исторические прецеденты не могут быть вескими аргументами для текущей политики, особенно если учесть, в какие опасные дебри они могут порой завести.

ОБ АВТОРАХ:
Леонид Исаев
арабист, старший преподаватель Высшей школы экономики

Андрей Захаров
доцент РГГУ

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 05 фев 2019, 13:47

http://m.globalwarnews.ru/iz-revolyutsi ... 23654.html

Из «революционеров» – в мафиози
24 августа 2018, 01:40

В самый разгар кровопролитных боев, которые вели части Ливийской национальной армии (ЛНА), освобождая Дерну от исламистов, так называемая Нефтяная гвардия, или части Охраны объектов «нефтяного полумесяца», под руководством Ибрагима Джадрана в середине июня неожиданно атаковала морские терминалы в Рас-Лануфе и Сидре, спровоцировав один из острейших за последнее время кризисов. В конце концов нефтеотгрузочные порты удалось вернуть под контроль ЛНА, а Халифу Хафтара – убедить в необходимости вернуть экспортные операции в ведение головного офиса Национальной нефтяной корпорации (ННК) в Триполи (см. «НГ» от 13.07.18). Однако неожиданная вспышка насилия не только привела к снижению экспорта черного золота из Ливии и существенным финансовым потерям, но и еще раз продемонстрировала разрушительный потенциал многочисленных ливийских милиций, их способность влиять на ход событий, торпедировать политический процесс и тем самым создавать угрозу новой войны.

ЧТО ОХРАНЯЕШЬ, ТО И ИМЕЕШЬ
Как и большинство вооруженных формирований, принимавших участие в восстании против Каддафи, группировка Джадрана почти сразу после победы «революции» была легализована. Формально они вливались в состав министерств обороны или внутренних дел (иногда генерального штаба), получая все положенные военнослужащим или правоохранителям права и вставая на все виды довольствия, включая денежное. Их командиры часто получали назначения на громкие должности заместителей министров обороны или внутренних дел.
Однако фактически никому, кроме своих «полководцев», эти силы не подчинялись. Часть вооруженных отрядов занималась откровенным бандитским промыслом, то есть грабежами, контрабандой оружия, наркобизнесом, торговлей людьми. Другие «милиционеры» предпочитали навязывать охранные услуги официальным структурам, различным ведомствам, крупным предприятиям и компаниям, банкам, высокопоставленным чиновникам, крупным бизнесменам.
Именно по этому пути и решил пойти в 2012 году уроженец Адждабийи 30-летний Ибрагим Джадран. Злые языки приписывали ему тесные связи с «Братьями-мусульманами» (террористическая организация, запрещена в РФ), которые в то время в основном и правили бал в захваченном Триполи. Возможно, благодаря им он сумел не только превратить сколоченный им из представителей местного племени магарба обычный отряд боевиков в «Гвардию по обороне нефтяных объектов» (Petroleum Defense Guard), но и навязать ее услуги ливийской Национальной нефтяной корпорации (ННК), а себя – назначить командиром «гвардейцев».
Время от времени Джадрану, вероятно, казалось, что он, договариваясь с нефтяниками, сильно продешевил, и тогда его люди перекрывали нефтепроводы, останавливали работу нефтяников, похищали специалистов, а затем требовали выкуп за разблокирование нефтяных объектов или освобождение заложников. Иногда он завышал количество своих охранников, вписывая в платежные ведомости «мертвые души». Нефтяные компании терпели убытки, добыча черного золота упала с 1,6 млн барр. в сутки до 300–400 тыс., но сделать ничего не могли. Приходилось платить астрономические суммы рэкетирам-охранникам.
Подобные фокусы характерны и для других вооруженных группировок. Так, время от времени часть подразделений все той же «нефтяной гвардии», обязанных обеспечивать бесперебойную работу на месторождениях «Аш-Шарара» («Искра») и «Аль-Филь» («Слон»), находящихся на западе и юго-западе Триполитании, неоднократно блокировали работу нефтяных объектов, похищали специалистов, требуя за их освобождение выкуп. Последний такой случай произошел в июле этого года, уже после урегулирования спора между Тобруком и Триполи. Иногда к рэкету подключаются другие группировки, например Зинтанская, контролирующая территорию, по которой проходят нефтепроводы.
Проблемы у Джадрана начались в 2014 году, когда его попытки продать крупную партию нефти в обход государства – хоть и дышавшего на ладан – закончились крупным скандалом. Нагруженный контрабандной нефтью танкер задержали американцы. Но самое печальное для Джадрана заключалось в том, что глаз на нефть, которую охраняла «нефтяная гвардия», положил Халифа Хафтар. К тому времени он уже сколотил из остатков армии Каддафи и примкнувших к ним умеренных исламистов Ливийскую национальную армию (ЛНА) и начинал поход против разномастных джихадистов, получивший название «Операция «Достоинство».
Набрав к осени 2016 года достаточную военную силу и политическое влияние, Хафтар без особого труда перехватил у Джадрана контроль над всеми терминалами «нефтяного полумесяца». Это позволило ему обеспечить деньгами восточный центр власти – Палату представителей и Временное правительство в Тобруке. За ту операцию генералу Хафтару пожаловали звание фельдмаршала. Хотя формально глава находящейся в Триполи Национальной нефтяной корпорации (ННК) Мустафа Саналла выражал недовольство действиями Хафтара и заявлял, что только расположенный в Триполи головной офис корпорации имеет право заниматься операциями по продаже нефти, большого скандала не вышло. Хафтар сумел уладить разногласия, согласившись перенаправить часть финансовых потоков через офис в Триполи. Джадран бежал в Турцию.
Тем не менее противники Хафтара не оставляли попыток отбить объекты «нефтяного полумесяца». В марте 2017 года, когда основные силы главкома ЛНА были задействованы в операциях по освобождению Бенгази и в центральных районах вокруг Джуфры, силы исламистов в составе вытесненной из Киренаики Бригады обороны Бенгази и связанных с верховным муфтием аль-Гарьяни отрядов «Братьев-мусульман» (террористическая организация, запрещена в РФ) нанесли неожиданный удар и сумели на короткое время овладеть Рас-Лануфом и Сидром.
В авантюре оказался замешан и тогдашний министр обороны ПНЕ, что вызвало обострение противоречий меду Сараджем и Хафтаром. Через несколько дней Хафтар сумел восстановить статус-кво и вернул себе контроль над нефтяными объектами. При этом интересы местного племени магарба, к которому и принадлежит Джадран, ни в Триполи, ни в Тобруке никто не учел. Это и стало предлогом для новой схватки за нефть в июне 2018 года.

ТРИПОЛИЙСКИЙ КАРТЕЛЬ
Однако и сама эта группировка, чей лидер превратился в разыскиваемого властями Триполи маргинала, и проблемы, которые она создает, являются лишь верхушкой айсберга. Основная угроза для будущего страны и региональной безопасности связана с трансформацией «революционных милиций» в хорошо организованные и прекрасно вооруженные мафиозные структуры, фактически подмявшие под себя государство, диктуя ему свои решения и распределяя между собой значительную часть ресурсов.
По мнению немецкого ученого Вольфрама Лахера из Германского института безопасности и международных проблем (German Institute for International and Security Affairs) и бывшего сотрудника ливийских правоохранительных органов Ала’а аль-Идриси, недавно опубликовавших доклад Capital of militias. Tripoli’s Armed Groups Capture the Libyan State («Столица милиций. Захват государства вооруженными группировками Триполи»), главный ливийский город, номинально находящийся под контролем ПНЕ Сараджа, фактически оказался поделен между четырьмя наиболее мощными и влиятельными криминальными группировками: «Организацией по борьбе с организованной преступностью и терроризмом» (Deterrence Organization for Combating Organized Crime and Terrorism) под командованием Абддеррауфа Кара (ранее называлась «Специальные силы сдерживания» – Special Deterrence Force); подразделением «Абу Слим» центрального аппарата безопасности; «Батальоном Наваси» и «Революционным батальоном Триполи» во главе с Хейсамом ат-Таджури.
Именно эти четыре группировки сформировали своего рода криминальный картель и поделили город, точнее, правительственные учреждения между собой, прочно встроившись в государственные структуры. Это дало им возможность контролировать государство, распределяя между собой финансовые потоки и определяя многие политические решения.
Начало этому процессу было положено еще в ходе восстания против режима Каддафи, когда многие милиции устремились в Триполи, спеша застолбить за собой тот или иной «золотоносный» участок. Так здесь оказались боевики из самых различных городов и районов Триполитании – Налута и гор Нафуса, Сабраты и Завийи, Зиндана и Хомса, Мисураты. Занимались обычным криминальным промыслом – контрабандой и киднеппингом, рэкетом и разбоем и, конечно же, выясняли между собой отношения, воевали за территорию. Ее ценность определялась по простому принципу: чем ближе к центру города и чем больше на ней оказывалось министерств, банков, крупных компаний, тем ожесточеннее шли ли за нее бои. Захватывая правительственные учреждения и прочие объекты, которые представлялись чуть ли не входом в закрома ливийского государства, «революционеры» всерьез рассчитывали обогатиться.
Однако классическое сращивание государственного аппарата с верхушкой вооруженных группировок, высокопоставленных чиновников, правоохранителей и военных с крупными бизнесменами и криминальными авторитетами, то есть собственно становление криминального картеля Лахер и аль-Идриси связывают с прибытием в Триполи в марте 2016 года на борту итальянского военного корабля правительства Фаиза Сараджа. Созданное как мертворожденное дитя ООН и западных держав ПНЕ Сараджа пользовалось минимальной поддержкой со стороны ведущих военно-политических сил страны. Какое-то время ПНЕ было вынуждено вести затворнический образ жизни, находясь на территории военно-морской базы Абу Ситта под охраной итальянских морпехов. Да и сам новоявленный премьер-министр прекрасно понимал, что, не имея собственных, преданных ему вооруженных отрядов, к тому же достаточно сильных, чтобы противостоять до зубов вооруженным милициям, ступать на ливийский берег – дело слишком рискованное.
Нужно было или бесконечно долго ждать, когда ливийцы воспылают любовью к западной креатуре, хоть и поддержанной ООН, или договариваться с какой-то из милиций, чего делать тоже не хотелось. Скорее всего Сарадж понимал, что такой вариант может обернуться для него и его ПНЕ крайне нежелательными последствиями вроде поглощения государства, мягко говоря, не совсем законопослушными структурами. Как оказалось, он был прав.
Однако ООН и западные спонсоры ждать не хотели и нажимали на Сараджа. Пришлось спешно договариваться с несколькими полевыми командирами – Абдеррауфом Кара, Хейсамом Таджури, Абу Гани аль-Кикли по прозвищу Гавила. Их отряды, укомплектованные преимущественно из жителей Триполи и к тому же преуспевшие в захвате центральных кварталов столицы, согласились обеспечивать безопасность ПНЕ. Но взамен истребовали ряд условий, дававших им неоспоримые преимущества по сравнению с другими милициями. Прежде всего это касалось предоставления им официального статуса охранных структур и даже правоохранительных органов в новом правительстве. Те, кто вел переговоры о том, чтобы обеспечить безопасность в Триполи ПНЕ, получили должности в силовых министерствах. Представлявший интересы РБТ Абдуррахман ат-Тавиль стал начальником штаба сухопутных войск, а Наджми ан-Наку – командующим президентской гвардией, которая, между прочим, до сих пор окончательно не сформирована.
Это обстоятельство полностью развязывало руки, например, «Силам оперативного сдерживания» Абдеррауфа Кара. Они получали право вести следствие, задерживать подозреваемых и вообще заниматься оперативной работой, которую обычно ведут органы МВД и спецслужбы. Не остались в накладе и другие милиции, позднее присоединившиеся к криминально-милицейскому картелю.
Картель переключил на себя значительную часть финансовых потоков и ушел по доходам в резкий отрыв от остальных милиций. Если раньше выбивание зарплаты за предоставление навязываемых государству охранных услуг являлось чуть ли не основным источником доходов милиций, то сегодня бюджетные расходы по этой статье все время сокращаются. Милиции, прежде всего входящие в картель, заняты куда более серьезными делами. Например, крупными аферами, мошенничеством с использованием фальшивых авизо, аккредитивов или контрактов, а также подставных бизнесменов.
Пользуясь полномочиями правоохранителей, милиции арестовывают чиновников, бизнесменов, добиваясь подписания контрактов или перевода крупных сумм денег. В октябре 2017 года боевики РБТ арестовали министра транспорта из ПНЕ и освободили его только после того, как он согласился подписать навязанный ему контракт на 78 млн долл. с неким бизнесменом из Мисураты в рамках одного крупного проекта с итальянцами. Один из командиров Батальона Наваси, по прозвищу Сундук, заставил чиновников Центробанка снять требования к подконтрольной ему фирме выплатить штрафы в пользу государства.
Милицейский картель и другие отряды милиции постоянно вмешиваются в политические решения ПНЕ и навязывают свою точку зрения. Когда в мае 2017 года министр иностранных дел Мухаммед Сияла заявил о готовности признать Халифу Хафтара в качестве главы командующего вооруженными силами всей Ливии, в знак протеста лидеры батальона Наваси и РБТ окружили здание МИДа танками и другой тяжелой техникой, привели в боевую готовность свои подразделения, дислоцирующиеся в непосредственной близости от здания внешнеполитического ведомства. Один из лидеров РБТ однажды заявил, что Сарадж отдает не свои приказы, ПНЕ вообще не может принимать самостоятельных решений.
К другим милициям, часто не уступающим вышеперечисленной четверке ни по численности, ни по боевому потенциалу, но являющимся намного слабее с точки зрения финансовых возможностей и политического влияния, можно отнести сформированные главным образом из берберов (амазигов) «Национальные мобильные силы» (National Mobile Force), 7-ю бригаду под командованием трех братьев Кани, «Всадников Джанзура», ряд примкнувших к РБТ более мелких подразделений, «Силы специальных операций» (мисуратское формирование), 301-ю Мисуратскую бригаду, Батальон «Баб Таджура» («Ворота Таджуры»), около 10 батальонов из восточного триполийского пригорода Таджуры и др.
В настоящее время в Триполи дислоцируется еще не менее 25–30 вооруженных группировок. Точную цифру назвать трудно, поскольку иногда под одной вывеской находится несколько отдельных формирований. Кроме того, общая картина порой меняется со скоростью калейдоскопа: кого-то, как это произошло в свое время с Зинтанской группировкой, которую обвинили в лояльности к Халифе Хафтару, из Триполи выдавили в ходе острой конкурентной борьбы, кто-то занял освободившееся место.
Если за четыре года, прошедших с начала операции «Достоинство», главкому ЛНА Халифе Хафтару удалось худо-бедно привести территорию Киренаики к общему знаменателю, разгромив основные противостоящие ему военно-политические группировки, то в Триполитании бал по-прежнему правят так называемые милиции, никому, кроме своих командиров, не подчиняющиеся. ПНЕ во главе с Фаизом Сараджем, по сути, выполняет в основном представительские функции, не имея механизмов влияния в виде собственной военной машины. Так, в начале этого года отряды Хейсама Таджури и 301-я бригада легко, даже не открывая огня, вытеснили президентскую гвардию из резиденции премьера Сараджа возле аэропорта Миатига в центре Триполи.
На первый взгляд обстановка в Триполи в целом стала более стабильной. На улицах реже вспыхивают перестрелки, внимание милиций в основном обращено в сторону крупных чиновников и бизнесменов, меньше льется крови обнищавших простых ливийцев. Однако на самом деле, прибрав для себя самые жирные куски, и оставив своим менее удачливым коллегам добычу поскромнее, милицейский картель генерирует вокруг себя глухое недовольство, замешанное на чувстве зависти. С другой стороны, происходит своеобразное расслоение внутри каждой группировки. Заоблачные доходы верхушки картеля не идут ни в какое сравнение с окладами нижних чинов. Возможны взрыв и новый раунд борьбы за передел сфер влияния со стороны обделенных, особенно тех, кого удалось вытеснить за пределы большого Триполи, например милицию из Зувары или Завийи.
Только страх перед Халифой Хафтаром, опасения, что он окажется единственным бенефициаром милицейской междуусобицы заставляют триполийские группировки сдерживаться и не начинать войну. Тем не менее главком ЛНА постепенно и не очень афишируя свои действия, готовит почву для объединения недовольных сегодняшней ситуацией. Он уже направил своих эмиссаров в Тархуну, Бени Валид, Завийю и другие западноливийские города. Кроме того, он надеется на поддержку ряда армейских формирований из Сабраты, Сурмана, особенно тех, где имеются сторонники салафитов-мадхалитов.

ТРОЯНСКИЕ КОНИ САЛАФИТОВ
Помимо отрядов милиции, сформированных по территориально-племенному принципу, в Ливии немало формирований, созданных на идеологической, вернее, религиозной основе. Речь идет прежде всего о салафитах-мадхалитах. Среди них имеются сторонники как Халифы Хафтара, так и Фаиза Сараджа, и даже такой крупной военно-политической группировки, как Мисуратская. С одной стороны, наличие отрядов салафитов в одном лагере с ЛНА несколько подрывает репутацию Хафтара как бескомпромиссного борца с джихадистами, с другой – возникает масса вопросов, как они себя поведут в случае, если дело дойдет до прямых вооруженных столкновений между основными центрами власти. Займут ли они чью-то сторону или проявят себя как еще одна самостоятельная сила, сумев объединиться. При любом раскладе им придется сыграть роль троянских коней.
Мадхалиты представляют собой одно из внутрисалафитских течений, практически ничем не отличающееся от других. То же вероучение, та же богословская доктрина и такая же ненависть ко всем, кто ее не разделяет. Разница лишь в том, что мадхалиты с большим почтением относятся к власти и призывают ни в коем случае не покушаться на нее, не выступать против, если она не притесняет мусульман. Это относится как к Саудовской Аравии, так и к другим странам. Именно этот постулат в свое время оказался для Муамара Каддафи настолько привлекательным, что в середине 1990-х годов он открыл двери бывшей джамахирии для салафитов-мадхалитов, пригласив в страну их «организатора и вдохновителя» ныне 85-летнего Раби аль-Мадхали.
Каддафи рассчитывал использовать их в борьбе против исламистов, полагая, что последователи этого религиозного течения сумеют оправдать и защитить его авторитарный режим от атак со стороны джихадистов, выдадут ему своего рода индульгенцию на власть. Эта же нацеленность мадхалитов на защиту института власти не может не привлекать и «сильного человека» Халифу Хафтара и стать причиной если не дружбы, то сотрудничества, своего рода брака по расчету между ними.
В Бенгази, например, Изетдин ат-Тархуни сформировал «Бригады Таухид», которые с самого начала перешли на сторону Халифы Хафтара. В феврале 2015 года духовный лидер мадхалитов, саудовский религиозный деятель шейх Раби аль-Мадхали издал фетву, запрещающую им принимать участие в боевых действиях между отрядами мисуратской милиции, входящими в коалицию «Рассвет», и ЛНА. Однако уже через год свет увидела новая фетва, в которой он призвал своих последователей встать на сторону Хафтара и всячески ему помогать с оружием в руках в его борьбе против врагов Ливии, в частности против запрещенных во многих странах мира, включая и Россию, «Братьев-мусульман», а также других организаций, считающихся идеологическими противниками не только мадхалитов, но и правящей саудовской династии.
Обозреватель Ахмед Салах Али из Atlantic Council отмечает, что в последнее время мадхалиты заметно укрепили позиции и увеличили число своих сторонников, особенно среди безработной молодежи, которая больше всех страдает от нынешних ливийских проблем. В рядах вооруженных формирований мадхалитов они получают неплохие деньги, которые переводятся из Саудовской Аравии, обмундирование и все положенные военнослужащим привилегии. Более того, сыновья Халифы Хафтара Халед и Саддам даже командуют частями, укомплектованными мадхалитами.
Другие отряды мадхалитов, в частности так называемые Силы специального сдерживания «РАДА», которыми командует Абдеррауф Кара, базируются в районе Триполи и поддерживают ПНЕ Фаиза Сараджа. Они контролируют большую часть ливийской столицы и враждебно настроены по отношению к Верховному муфтию Ливии Садеку аль-Гарьяни и его союзнику Халифе Гвейлу, некогда возглавлявшему упраздненное впоследствии правительство национального согласия. Гвейл считается противником как ПНЕ Сараджа, так и маршала Хафтара.
Как и все салафиты, люто ненавидящие несогласных с их вероучением, мадхалиты обвиняют верховного ливийского муфтия Гарьяни в ереси и поддержке суфиев, которых считают колдунами и последователями черной магии. Начиная с 2011 года мадхалиты разрушили в Триполи и других населенных пунктах, особенно на западе Ливии, десятки суфийских мечетей, школ, усыпальниц, библиотек. Среди них одна из наиболее почитаемых мечетей Сиди Абдусаляма Аль-Асмара аль-Фитури в Злетане. Дело дошло до того, что сегодня, по мнению ливийского исследователя Валида Мансура, салафиты-мадхалиты контролируют большую часть ливийских мечетей. Никаких видимых связей, кроме, разумеется, идеологических, между мадхалитами на востоке и западе страны не наблюдается.
Третья часть вооруженных отрядов мадхалитов, известная как 604-й пехотный батальон (иногда его называют бригадой), дислоцируется в районе Мисураты и блокируется с местной милицией, составляющей основу «Третьей силы», или «Нерушимой крепости» (Аль-Буньян аль-Марсус), сыгравшей основную роль при разгроме и изгнании ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ) из Сирта в конце 2016 года. 604-й батальон, в котором служат как местные жители, так и выходцы из Триполи, Зинтана, Сирта, Себхи и Бени Валида, был сформирован в 2015 году братом салафитского проповедника Халеда бен Раджаба аль-Фирджани. В своих проповедях он резко осуждал террористов-исламистов и отказался предоставить в их распоряжение одну из подконтрольных мадхалитам мечетей.
В сегодняшних условиях трудно сказать, как будут действовать мадхалиты в ближайшем будущем и какие между ними существуют отношения, хотя все прекрасно понимают, что если объединить их, это будет мощная сила, скрепленная авторитетом своего духовного лидера шейха Раби. О силе его влияния говорит хотя бы тот факт, что во время восстания 2011 года никто из ливийских мадхалитов не пошел против призыва своего лидера не поднимать оружие против Каддафи: одни до конца остались ему верны, другие сохранили нейтралитет.
Мадхалиты крайне негативно настроены по поводу проведения свободных выборов и различных демократических свобод. В связи с этим есть серьезные опасения, что по мере приближения к парламентским и президентским выборам, которые скорее всего состоятся в конце лета 2018 года, мадхалиты могут превратиться в своего рода троянского коня, с помощью которого заинтересованные игроки, в данном случае Саудовская Аравия, смогут торпедировать политический процесс в Ливии или проводить в жизнь свои решения. Многое будет зависеть от того, что предпочтут отряды мадхалитов: сохранить верность своему религиозному лидеру или остаться лояльными племенным вождям.

ЧЕЛОВЕК С РУЖЬЕМ
Максимум, чего могут добиться сегодня ООН и западные дипломатии, да и то прибегая к нажиму, это получить согласие Хафтара и Сараджа, возможно, некоторых лидеров Мисуратской группировки, выполнять очередные договоренности, достигнутые в рамках плана по урегулированию ливийского кризиса Гасана Саламе или посреднических усилий французского президента Макрона или других политиков. Но, как показывают последние события, эти договоренности легко срываются или блокируются усилиями даже одной милицейской группировки.
Для того чтобы такие договоренности срабатывали, нужно чтобы они устраивали всех, но при таком количестве действующих лиц сделать это невозможно. Обязательно найдутся недовольные. Покончить с сегодняшним ливийским гуляй-полем мог бы такой человек, как Хафтар. Но для этого, во-первых, у него явно недостаточно сил, во-вторых, может не хватить времени – главкому уже 73, в-третьих, запад вовсе не горит желанием его поддерживать.
В этих условиях сегодняшняя ситуация может продолжаться неопределенно долго, время от времени взрываясь вспышками насилия, спровоцированного недовольством и завистью других милиций – тех, кто чувствует себя обиженным или ущемленным. Есть еще один вариант, при котором возможен дальнейший дрейф наиболее крупных частей Ливии друг от друга.
Так или иначе, но при любом раскладе, похоже, будущее страны на короткую или даже среднесрочную перспективу будет определять человек с ружьем.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 03 мар 2019, 19:43

https://regnum.ru/news/polit/2582938.html

Ливийские лидеры согласились на всеобщие выборы
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

ТРИПОЛИ, 1 марта 2019, 09:05 — REGNUM Правительство Ливии совместно с генералом Халифой Хафтаром договорилось о проведении общенациональных выборов, сообщает 1 марта Al Jazeera.
По информации ООН, два соперничающих центра принятия решений согласились объединиться для урегулирования конфликта в раздираемой войной стране.
Глава ливийского правительства Фаиз аль-Сарадж провел переговоры с Халифой Хафтаром, стороны согласились с необходимостью стабилизации ситуации в стране через проведения выборов.
Напомним, в результате интервенции вооруженных сил НАТО в Ливию был убит ее лидер Муаммар Каддафи, после чего государство фактически раскололось на несколько анклавов, с тех пор страна находится в состоянии не прекращающегося внутреннего конфликта.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2720
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Ливия вчера и Россия сегодня.

Сообщение павел карпец » 05 апр 2019, 08:50

Ну вот , по ходу , дождались "большевистской контрреволюции" на нынешней ливийской почве - фельдмаршал Хафтар двинул революционные полки Ливийской Национальной Армии на "ливийское гуляйполе" , на революционное-же Триполи , где заседает правительство Ливии , во главе с Фаизом Сараджем . Как обычно и бывает - "учредиловка" (как сообщала 1 марта Al Jazeera , Хафтар и Сарадж договорились о проведении общенациональных выборов) разогнана .
https://www.bbc.com/russian/amp/news-47820787
BBC News
Ливийский фельдмаршал Хафтар приказал армии наступать на Триполи
04 апреля 2019

Главнокомандующий Ливийской национальной армией Халифа Хафтар записал видеообращение, в котором отдал приказ своим войскам наступать на столицу страны Триполи. В Ливии царит двоевластие, часть страны контролирует правительство, часть - парламент и армия Хафтара.
"С божьей помощью мы продолжаем идти своим победным маршем, продолжает нашу борьбу. Сегодня мы, как и обещали, отвечаем на призыв наших людей в Триполи, пока их терпение не иссякло", - говорится в обращении 75-летнего фельдмаршала, опубликованном в четверг в интернете.
Видео озаглавлено как "Операция по освобождению Триполи". Хафтар в нем говорит о том, что операция стала ответом на требование ливийского народа "положить конец власти боевиков и террористов в городе". Хафтар также призвал жителей Триполи "сложить оружие и поднять белый флаг", приказав не стрелять по мирным гражданам и иностранцам.
Ранее в четверг сообщалось, что войска Хафтара взяли под контроль город Гарьян, расположенный менее чем в 100 км к югу от Триполи. Ливийская национальная армия также заявила, что установила контроль и над городом Сурман, который расположен уже всего в 60 километрах от ливийской столицы.


Двоевластие после Каддафи

После гражданской войны и убийства лидера страны Муаммара Каддафи в 2011 году в Ливии сохраняется двоевластие. На востоке находится парламент и армия под командованием фельдмаршала Хафтара. На западе, в Триполи, базируется правительство национального согласия, сформированное при поддержке ООН и признанное международным сообществом.
Премьер-министр Ливии Фаиз Сарадж объявил мобилизацию правительственных сил для того, чтобы остановить продвижение Ливийской национальной армии. В министерстве внутренних дел правительства национального согласия заявили, что все войска в Триполи приведены в полную боевую готовность.
"Министерство объявляет высшую степень чрезвычайного положения и приказывает всем службам безопасности твердо противостоять любым попыткам подорвать безопасность столицы", - говорится на странице ведомства в "Фейсбуке". В сообщении также отмечается, что "атакующая сторона несет полную ответственность за страшные последствия нападения".
Сейчас в Триполи, где через несколько дней должна начаться конференция с участием представителей различных политических сил Ливии, находится генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш. Он выразил обеспокоенность передвижениями войск.
"На пути в Ливию я с удивлением узнал о военных операциях и политических заявлениях, которые вызвали у меня серьезное беспокойство. Я призываю остановить все военные операции, взять ситуацию под контроль и прекратить резкие заявления", - заявил Гутерреш.


Друг Москвы

В последние годы фельдмаршал Халифа Хафтар наладил тесные отношения с Москвой.
В январе 2017 года Хафтар посетил российский авианосец "Адмирал Кузнецов", заходивший в территориальные воды Ливии, и провел видеоконференцию с главой минобороны России Сергеем Шойгу. В августе того же года ливийский фельдмаршал приезжал на переговоры с Шойгу в Москву.
Шойгу и Хафтар проводили переговоры в режиме видеоконференции в начале мая 2018 года, а в ноябре прошлого года ливийский военноначальник в очередной раз приехал в Москву на переговоры с министром обороны России. Российские СМИ сообщали о том, что на той встрече присутствовал бизнесмен Евгений Пригожин, которого связывают с частной военной компанией Вагнера ("ЧВК Вагнера").
В марте британская газета Telegraph сообщала, что на стороне Ливийской национальной армии якобы служат сотни российских бойцов ЧВК. Российский МИД тогда заявил, что такими данными не владеет.
В четверг представитель МИД России Мария Захарова сказала, что Москва надеется, что силовой сценарий в Ливии не будет применен. "Мы исходим из того, что кризис будет урегулирован политико-дипломатическими усилиями, и прилагаем для этого усилия в течение нескольких лет", - пояснила она.


Кто такой Хафтар?

Халифа Хафтар более 40 лет активно участвует в политической и военной жизни Ливии. В 1969 году он стал участником военного переворота, организованного Муаммаром Каддафи.
В 1980-х годах Хафтар участвовал в чадско-ливийском конфликте. Ливийские войска под руководством Хафтара в 1987 году потерпели поражение, он попал в плен. Каддафи обвинил его в провале операции и по возвращении посадил под арест.
С тех пор военачальник стал диссидентом. После освобождения из тюрьмы Хафтар уехал в США и около 20 лет посвятил борьбе с Каддафи.
Когда в Ливии началось восстание, Хафтар вернулся и возглавил повстанцев на востоке страны. В феврале 2014 года он открыто призвал ливийцев выступить против Всеобщего национального конгресса, который состоял преимущественно из исламистов. По его словам, исламисты "похитили и присвоили хрупкие институты молодой демократии".
2 марта 2015 года он был назначен командующим вооруженными силами, которые выступают на стороне парламента

Ответить

Вернуться в «Политика»