Август 1991 . Опрос .

всё о политике

Можно ли назвать оборону Белого дома в августе 1991 организованным вооружённым народным восстанием ?

Опрос закончился 01 дек 2016, 12:10

Нет , ни в коем случае .
4
29%
Можно , но с многочисленными оговорками .
7
50%
Да , можно .
3
21%
 
Всего голосов: 14

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 23 дек 2016, 08:15

https://m.youtube.com/watch?v=5_eVqG8uEgk

Пурген . Это не то что я думал .
Последний раз редактировалось павел карпец 13 мар 2017, 18:45, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 23 дек 2016, 08:20

Отрывок из Р.Мухамадиева о 1993 годе .
Крушение
X. Стенка на стенку

2 октября на Смоленской площади, что находится на Садовом кольце, собрались сотни тысяч людей. Стоило начаться митингу, как его окружили и начали теснить. Люди вынуждены были защищаться. Поджигаются машины, вооруженные железяками и камнями молодые люди оказывают настоящее сопротивление. Результат — как среди участников митинга, так и среди сотрудников милиции число убитых и попавших в больницы превысило сотню. И это происходит средь белого дня и не где-нибудь, а в самом центре столицы. А что говорят радио и телевидение по этому поводу?.. Обвиняют оказавшийся в осаде Верховный Совет. Дескать, все идет от него. Допустим, что это так. Но ведь органам власти было за несколько дней известно место и время проведения митинга. Раз так, неужели нельзя было предупредить людей заранее или рассеять их, пока не собралась настоящая толпа?
Можно было! Но тут цель другая: нужна суматоха, нужен шум-гам. Нужна причина, точнее, повод для применения оружия.
3 октября. Это уже день, ставший подлинным «кровавым воскресеньем». На некоторых площадях Москвы около часу дня должны были начаться митинги. Позднее, как потом выяснилось, их участники собирались мирными колоннами направиться к зданию Верховного Совета, к Кремлю и к Останкинской башне. Депутатам об этом было известно заранее. Москвичи тоже загодя оповещены по телевидению и через местные газеты. Следовательно, милиция и органы государственной безопасности имели время принять свои меры. Ничего неожиданного для них не было. Часов около одиннадцати в мой кабинет зашел знакомый депутат Володя. Он и поныне работает на ответственной должности в Государственной Думе, поэтому не стану называть его фамилию.
— Что ты тут сидишь? — спросил он, забыв поздороваться. — Вся Москва на ногах, а татарин сидит сложа руки. Не к лицу это вам, Ринат Сафиевич!..
— Да вот сижу, думаю. Сидеть без дела надоело, и вот жду, пока пошлют в тайгу на лесоповал...
— Успеешь, — говорит он. — Пошли. Может так случиться, что этот день станет днем нашей победы.
— А говорят, что завтра будут обстреливать из пушек...
— О завтрашнем дне пусть ишак думает. Ринат, пойдем на Октябрьскую площадь. Там должно собраться около ста тысяч человек.
— А что будем делать вечером? Ты же знаешь, что пути в эту сторону закрыты?
— Лучше быть вместе с народом. Кто знает, быть может, и блокаду прорвут.
Только что пришла в голову мысль: мой собеседник или был ясновидцем, или обо всем осведомленным заранее. В противном случае разве так допустили бы его во властные структуры. Удивительная штука эта жизнь...
Мы решили рискнуть и пошли в город. Как обычно, туда путь открыт. На сей раз обошлось без пинков и ударов дубинкой. Сели в метро на станции «Баррикадная» и направились на Октябрьскую площадь. Станция метро открыта, милиция соблюдает порядок, даже подбадривает: «Выходите, граждане, побыстрее, выходите живее».
На площади должен состояться большой митинг, об этом знает вся Москва. Но будто городская администрация еще не дала санкции на его проведение. Она получена только от районной администрации. На станции из трех экскалаторов два едут наверх, оба переполнены. Женщин почти нет. Давясь и толкаясь, наверх лезут одни мужчины и юноши. А вот эскалатор, что двигается вниз, пуст. Ребята, в коих сила переливается через край, забавы ради взбегают наверх по лестнице, двигающейся в противоположном направлении. Действительно забавно: бегут изо всех сил, а движения вперед совсем незаметно...
Толкаясь и протискиваясь, поднялись наверх, вышли на залитую солнцем площадь. А там уже яблоку негде упасть. Нет-нет, площадь забита не теми, кто пришел на митинг, а милицией и омоновцами, защищенными бронежилетами, касками и железными щитами. На противоположной от станции стороне стоят семь-восемь машин «скорой помощи». В эти машины уже кого-то несут на носилках.
Доносятся громкие возгласы: «Ельцин — фашист! Убийца...» Там и сям старики и старушки, кому удается приблизиться к сотрудникам милиции, ведут «агитационно-пропагандистскую» работу. Прислушиваюсь:
— Кому вы служите?
— Государству...
— А кто же это — государство? Бандиты, что заперлись в Кремле, или — народ?!
— Нам, бабуля, деньги платит государство. Мы находимся на службе.
— Вам платит не государство, сынок, а народ. Из нашего кармана платят, из кармана налогоплательщика.
— Ты уходи отсюда, бабуля, нам нельзя разговаривать, — говорит сотрудник милиции.
Точку в этом разговоре ставит подбежавший юркий офицер:
— Уведите отсюда эту старую суку, — приказывает он своим парням. — Что вы тут рассюсюкались с ней!..
Старушку пытаются оттащить под руки. Она кричит, зовет на помощь. Бабуля тоже не одинока, кто-то подбегает к ней. Опять идут в дело резиновые дубинки. А на стороне защитников бабули — одни кулаки. Начинается драка. Про старушку забывают. Кто-то шарахается в сторону с окровавленным лицом, кого-то уводят, кто-то остается лежать...
Вот такая картина на каждом шагу, в каждом переулке. Я обратил внимание, что бабули-пропагандистки к милиции приближаются совсем близко, а вот к ОМОНу — нет. Потому что на последних и смотреть страшно.
— А почему так? — спросил я у одной из старушек.
— Так те ведь, сынок, и на людей не похожи. Ты посмотри на них — точно в американских фильмах, — сказала пожилая женщина.
Впрочем, я и сам даже в мирное время боязливо озираюсь, проходя мимо этого самого ОМОНа. Вернее, стараюсь обойти их, если они встречаются на пути...
— Не похоже, что здесь будет митинг, — говорю я своему спутнику. Тот пожал плечами: «Как сказать...»
— Ты же видишь, на площадь никого не пускают, — беспокоюсь я.
— Ринат... Ринат, смотри-ка, что они вытворяют, — прервал меня спутник.
Группу мужчин, каким-то образом оказавшихся на Ленинском проспекте, окружили омоновцы, защищенные щитами, касками. Для начала били резиновыми палками по головам, а потом, когда люди немного приходили в себя, валили на асфальт и остервенело начинали топтать, пинать сапогами. У тех, кто пытался как-то поднять голову и встать на ноги, положение еще хуже — их бьют ребром железного щита. По голове ли, по шее или позвоночнику — об этом никто не думает, всех подряд словно косами косят. Даже, подходя, проверяют лежащих неподвижно в лужах крови. Дескать, не притворяются ли мертвыми...
Поправляя на себе форму как после большого дела, омоновцы отошли в сторону и присоединились к своим. Кто из них только что убил человека, кто совсем безвинен — не различишь. Вот, оказывается, все как просто. Обыденно поправляешь каску на голове или ремень на поясе и преспокойно встаешь рядом с другими. Всего и делов-то — никто ни о чем не спрашивает...
К безжизненным телам подъехали рядом стоявшие машины «скорой помощи». Никто не стал проверять, живы ли потерпевшие, нет ли — побросали на носилки и отнесли в эти машины. И все три машины, выстроившись в ряд, с тревожным пронзительным ревом понеслись к центру города.
Но тут я обратил внимание, что двое из омоновских парней, только что лютовавших на площади, приблизились к нам. Они прислонились к железной решетке, отделявшей их от толпы. Лица красные, взмокшие. О чем-то переговаривались, смеялись. Один из них стал переобуваться.
— Что случилось, натер ноги? — участливо спросил его товарищ.
— Палец, кажется, вывихнул. Пнул по голове, а она оказалась костлявой.
Тот, что постарше, поопытнее, посоветовал:
— Разве можно пинать по голове носками. Так можно без пальца остаться. А пятки сапог для чего?..
От услышанного у меня по телу пробежали мурашки.
Какая-то старушка, которая прислушивалась к разговору, стала по-своему увещевать молодцов:
— Что вы делаете?
А ответ короткий:
— Да так, поразмялись, — хохотнул один.
Волной качающаяся толпа, не умещаясь на тротуарах, не знает, что и делать. Ненависть людей сливается в единые возгласы: «Убийцы!.. Фашисты!.. Убийцы!.. Фашисты!..»
Состояние у меня под стать общему. Кажется, сумей я преодолеть железную стену из щитов и выбежать на эту площадь, то вцепился бы в горло одного из этих омоновцев... Сердце не умещается в груди...
Но и у меня нет иного выхода, как присоединиться к голосу толпы. И я кричу: «Убийцы!.. убийцы!..»
Что стало с этими людьми? В чем причина их зверства? На виду у всех, средь белого дня! В центре столицы государства, провозгласившего себя демократическим?! У Ленинского проспекта, напротив памятника Ленину...
Допустим, на площадь выходить нельзя. Но ведь можно же было отогнать людей обратно на тротуары? Ну, на худой конец задержать их и увезти куда-нибудь. Если нарушили закон — пусть отвечают.
Нет, они делают не так. Их не пугают свидетели, они не сторонятся иностранных журналистов. Бьют, давят, никого не боясь, бьют, упиваясь. Они уверовали в себя, в безнаказанность. Они крепко взялись и надолго. Долго еще это будет продолжаться!
Тут на память пришел один случай. То было в мае 1992 года. Группа российских писателей — Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Борис Можаев и я — приехали в Соединенные Штаты на встречу со своими собратьями по перу. Встреча должна была состояться в штате Калифорния, в городе Лос-Анджелесе. Вскоре после того как мы прилетели в Нью-Йорк, в Лос-Анджелесе объявили чрезвычайное положение. Конференция наша была отложена на три дня, и мы задержались в Нью-Йорке, в фешенебельной гостинице «Шератон». Я провел встречу в татарском клубе Нью-Йорка, был в гостях у его председателя Илдара Агиш и у Рустема и Гаты Камских.
Случилось же в Лос-Анджелесе вот что. Тамошние полицейские по ничтожному поводу избили до смерти чернокожего шофера. А местные власти попытались взять виновных под защиту. В знак протеста на улицу вышли массы людей. И за сутки в городе было все перевернуто вверх дном — разрушали, ломали, поджигали. Для усмирения взбунтовавшихся чернокожих сюда стянули многие службы охраны правопорядка, полицейских, военнослужащих, пожарных. Губернатор штата и Президент перед всем миром принесли чернокожим свои извинения. Были даны заверения, что впредь такое варварство не повторится. Только после этого на улицах установился порядок и люди разошлись по домам.
Когда мы приехали в Лос-Анджелес, там еще не успели убрать следы беспорядков: поднимался дым от обуглившихся зданий, повсюду были видны разбитые витрины, чувствовалось напряжение. И вот что удивительно: сколько полицейских противостояло взбунтовавшимся людям, но ни один человек не был избит или ранен.
Об этих событиях с горечью говорил весь мир. Американская общественность покаялась, она своими глазами увидела, к каким ужасающим последствиям приводит несправедливое нанесение обиды простым людям.
А вот у нас — будет ли когда-нибудь такое покаяние?! Или варварству нет конца?! Доколе станут торжествовать преступники, считая, что прав тот, у кого сила?!
Поистине — Москва слезам не верит. Ее мостовые не раз уже были политы кровью. И вообще в России недорого стоит человеческая жизнь. У всех должно быть в памяти, как Сергей Ковалев бил в набат по поводу нарушения прав человека в Чечне. Но не преступники, а сама Государственная Дума отстранила его от этого дела. Получилось так, что призывать к защите прав человека, к безопасности само по себе небезопасно. Что поделаешь...
3 октября. Москва. Вернемся на Октябрьскую площадь.
Я шел как в воду опущенный. Мимо меня быстрыми шагами проследовал депутат Илья Константинов. Узнал, но останавливаться не стал, лишь знаками предложил последовать за ним. Оказалось, на другом конце ту же миссию выполнял другой депутат, Уражцев. Тоже шагает размашисто. Прямо посередине улицы! Но я не пошел за ними. Честно говоря, недолюбливаю бородатых и не совсем доверяю им. А вот Илью, с его смоляной бородой, вообще не принимал всерьез, хотя и не питал к нему никакой антипатии. Мне казалось, что политика для него была чем-то вроде игры. Сперва он активно разрушал СССР, а теперь вот с таким же рвением решил «восстанавливать». Но он неугомонен, в нем так и кипит какая-то энергия. Вот и теперь одного его зова было достаточно, чтобы заполнившие тротуары и дворы люди дружно последовали за ним. Рассыпались по сторонам только что стоявшие сплошной стеной омоновцы. Не смогли оказать почти никакого сопротивления и милицейские наряды. А может, не захотели? Возможно, все возможно...
Мы, мой спутник и я, с удивлением наблюдали за всем этим. Народ валит валом. Октябрьская площадь волнуется как море. Откуда-то появились красные знамена. Кто-то встал у памятника Ленину и бросил в толпу какой-то лозунг. Милиционеров и омоновцев, которые только что чувствовали себя хозяевами положения, — как ветром сдуло, все они побежали на противоположную сторону улицы, к своим «Уралам» и КамАЗам, выстроившимся в ровные ряды недалеко от Госбанка России.
Людской поток, пройдя площадь, резко повернул на девяносто градусов, прорвав цепочку милиционеров, выстроившихся в несколько рядов. И, целиком заполнив Садовое кольцо, двинулся в сторону Центрального парка культуры. Колонна шириной в тридцать-сорок метров не имеет конца. Первыми прошли богатырского сложения здоровенные парни. За ними последовали мужчины средних лет, женщины, люди пенсионного возраста.
Мы наблюдаем. У нас нет другого выхода. Вот идущие впереди уже вступили на Крымский мост, а Октябрьская площадь все еще не освободилась. Не будет преувеличением заметить, что я никогда до этого не видел такого скопления народа.
— Чу! — сказал мне мой спутник. — Посмотри-ка повнимательнее на Крымский мост...
— А это еще что такое?
На самой середине моста образовалась железная стена, через которую не пролетит и птица. Сотрудники ОМОНа каким-то образом смастерили ее из своих щитов. А самих омоновцев — не счесть.
У меня екнуло сердце. Людской поток все ближе подходит к этой стене. Сейчас вот-вот на самой середине моста через Москву-реку произойдет страшное столкновение. ОМОНу дан приказ не отступать ни на пядь. А колонну, растянувшуюся на километры, теперь уже ничем не остановить. Это ведь не Первомайская демонстрация, во время которой люди выстраивались строго по семь человек в ряд. Тут — естественная стихия, желание отомстить за избиения в течение десяти-пятнадцати дней. Москвичи уже почувствовали затылки друг друга. Факт, достойный внимания: здесь молодежь, собравшаяся из всех регионов России. Есть такие, что приехали с Украины, из Белоруссии, Молдовы. Я знаю, здесь же находится и казанская группа из 36 человек.
Мы с моим спутником Владимиром не отрываем глаз от моста, а ноги сами идут вперед. Между передними рядами колонны и железной стеной осталось всего метров пятнадцать-двадцать. С той стороны стены из громкоговорителя раздался голос:
— Остановитесь! Образумьтесь! Проход на ту сторону моста категорически запрещен. Нам дано такое указание. Остановитесь! Остановитесь!..
В этом возгласе, кроме предупреждения, послышались и предчувствие беды, и страх...
Колонна на какой-то миг качнулась вперед. Установилась тревожная тишина. Сжимается сердце. Чем все это кончится?!..
Вдруг из группы депутатов, которые вели за собой всю колонну, раздался хриплый голос Уражцева. Он потребовал:
— Освободите дорогу! Дайте дорогу народу!.. Даю тридцать секунд. — И тут же по-настоящему стал считать: — Осталось двадцать секунд... пятнадцать... Десять... Пять... секунд.
Расстояние между железной стеной и людским потоком сокращается на глазах. Осталось не более семи метров... пять... три... И вот передние ряды, словно сорвавшись с цепи, что есть силы бросились на железную стену из щитов. Площадка на мосту будто застонала. Железная стена с треском раскололась. Между двумя потоками началась не поддающаяся описанию схватка. Омоновцы орудовали резиновыми дубинками и железными щитами, а те, что шли впереди людского потока, сопротивлялись кулаками и ногами. Те, кто шел чуть сзади, начали бросать камни и куски железа. При виде этого екнуло сердце: надо бы знать меру! Ведь противостоящая сторона этого и ждет. Они, ни минуты не колеблясь, пустят в ход оружие...
«Хлоп да хлоп, тук да тук... Ах да ух...» — только и слышалось на первых порах. Тем временем кого-то, кажется, стали сбрасывать с моста. Отступать было некуда, и омоновцы, не найдя другого способа спастись, кажется, стали прыгать вниз, причем по своей воле.
В этот миг я впервые в жизни воочию увидел, на что способны народные массы: когда они сплачиваются воедино, какую они обретают силу! Здоровенные омоновцы, только что стоявшие стеной, рассеялись, как щепки. А людской поток продолжил свое движение в сторону Смоленской площади.
Когда чуть погодя мы оказались на Крымском мосту, нас ужаснуло увиденное. Молодые ребята с жалобным стоном лежали у кромки моста. У одного разбита голова, у другого вывернута рука или сломана нога. Похожие лица, похожие глаза... Говорят на одном языке, семиэтажно ругаются. Это ребята, которые играли на одних и тех же улицах, учились в одних и тех же школах.
— Подойдем узнаем, как он там. Может, сумеем оказать какую-нибудь помощь, — говорит мой спутник.
Мы подошли к раненому парню. Расспрашиваем. Отвечает неохотно.
— Плохо тебе?
— От ваших расспросов мне легче не станет, — отвечает он и, то ли от нестерпимой боли, то ли не желая показать свое израненное лицо, окровавленными руками закрывает его.
— Неужели в глаз попали? — Я вмешиваюсь в разговор.
— Чепуха, — говорит он. — Только лоб.
— А давно служишь в ОМОНе?
— После весеннего дембеля.
— А сам москвич?
— Нет, из Смоленской области.
— Из деревни?
— Да.
— Почему решил идти в ОМОН?
— Квартира нужна... Деньги...
Я вытащил из кармана носовой платок и протянул парню. Деревня — мое слабое место. И парень этот мне как-то понравился. В деревенском жителе — русский он, татарин или чуваш — больше сохраняются добрые человеческие качества.
— Не надо, — отказывается он от платка. Но все равно спустя время вынужден взять и вытереть лицо.
— Чем ударили-то?
— Кажется, камнем.
— А сам бил кого-нибудь?
Парень смешался, дернулся.
— Куда ж денешься, бьешь!.. Квартира нужна. Есть жена, ребенок. Они в деревне, ждут моего вызова.
Разговаривать с ним было больше не о чем. Состояние его не столь тяжелое, как мы поначалу полагали. Прислонили его поудобнее к столбу, а сами пошли дальше.
Тут я сделал для себя небольшое открытие. В этот день с обеих сторон было много убитых и раненых. Но вот что странно: те из потерпевших, кто в растерянности сидел прислонившись к столбам, были сотрудниками милиции. Мне показалось: они не знали, что делать. К ним никто не подходил, никто с ними не разговаривал. Было похоже, что они и между собой-то говорили неохотно.
А те, кто был на противоположной стороне, спешат поскорее встать и, вытирая кровоточащие раны, присоединяются к своим. В крайнем случае, стараются убежать куда-нибудь подальше. Именно таким чаще всего оказывают помощь.
Остался позади Крымский мост. Мы изрядно устали. В то же время не хочется пропускать события, отставать от людского потока. Я смотрю в ту сторону, куда направились люди. Кажется, они уже приближаются к Смоленской площади. Сейчас мы тоже не простые наблюдатели. То, что произойдет дальше, имеет большое, может быть, даже решающее значение для таких «парламентских узников», как и мы сами. Мы шли по самой середине улицы, пролагая дорогу в гуще старушек и подростков, которые, чуть поотстав от основного потока, наблюдали за зрелищем. Когда бы еще пришлось шагать вот так, по самой середине Садового кольца — трассы, которая в любое время суток всегда полна машин...
Оказалось, что происходившее на Октябрьской площади и на Крымском мосту было лишь прелюдией. На Смоленской площади, вернее, на повороте, невдалеке от здания Министерства иностранных дел, толпу поджидали пожарные машины. Они были выстроены так, что загородили всю улицу.
Вдруг мы встрепенулись от неожиданности. Послышались хлопки, похожие на взрывы. Нам не видно, что произошло. Стреляют ли, взрывают ли — никак не поймешь.
— Начали стрелять, — говорит мой спутник. — Средь белого дня.
Оказалось, он ошибался. В толпу, приближающуюся к пожарным машинам, пустили так называемую «черемуху», слезоточивый газ.
Послышались крики, стоны. Тем временем мы тоже оказались в остановившейся толпе. Но в передних рядах паники еще не было. По всей вероятности, это не стало новостью для демонстрантов. Наоборот, передние восприняли это как сигнал к решительным действиям. Со всех сторон стали раздаваться возгласы «Ура!», «В атаку!»...
То, что творилось там, нельзя было понять. Кажется, «черемухой» сделали еще один залп. И по меньшей мере из двадцати машин стали поливать пенящейся жидкостью.
На площади, битком забитой людьми, начался настоящий потоп. Вскоре она превратилась в море: много воды и пены...
Оказалось, что по ту сторону от пожарных машин людей уже поджидали бравые омоновцы.
Противная сторона тоже не растерялась. В стекла машин полетели булыжники. А вскоре стали стаскивать с кабин устроившихся там пожарных. Еще несколько минут спустя противопожарные брандспойты один за другим были направлены в противоположную сторону. Пенистая влага теперь полилась на сотрудников милиции, они отступили. Колонны ценой смертей и крови стали бороться за каждый шаг. Когда мы подошли к месту побоища, пожарные машины были опрокинуты, отброшены на обочину, а одна даже была подожжена...
Что это? Милиция и ОМОН, призванные стоять на страже безопасности людей, избивают свой же народ. Что это? Люди в белоснежных сорочках и галстуках кидают камни в милиционеров. Что это?! Один лежит бездыханный, другой не может двигаться, весь в крови. О Аллах, спаси нас! Наверное, это и есть конец света...
Случившееся произошло в самой середине Смоленской площади, напротив здания Министерства иностранных дел. Куда ни глянь — везде кровь, раненые, лежащие на мостовой в крови. Не превращается ли в настоящую гражданскую войну игра, начатая политиками и руководящими кругами? А ведь мы еще не знали, что в то же время такие митинги происходили еще в двух точках Москвы. И там участвовали сотни тысяч москвичей. И там кипели страсти, бурлило недовольство, вскипала ненависть.
После «взятия» Смоленской площади те молодцеватые парни, что шли во главе колонны, совсем уверовали в свои силы. Потому что до конечной цели осталось совсем немного — до проспекта Калинина рукой подать. А оттуда — и до здания Московской мэрии (она размещалась в бывшем здании СЭВа), и до здания Верховного Совета, вот уже около двух недель находящегося в блокаде. Но как туда пробиться?
Как известно, Садовое кольцо не пересекается с Калининским проспектом, а проходит под мостом. Как раз именно там оборвалась жизнь трех ребят в августовские дни 1991 года. Подступы к мосту и на этот раз были перекрыты машинами «Урал» и автобусами. В кузовах — работники милиции. Я не понял, по какой причине, но они не пошли против народа. По всей вероятности, они были в резерве, поэтому продолжали сидеть на месте. А может, им поручено было охранять находящееся неподалеку посольство Соединенных Штатов. Во всяком случае, была, видимо, какая-то причина бездействия, иначе они не стали бы проявлять такую терпимость.
Людской поток не пошел к этим машинам, а по левой стороне двинулся на Калининский проспект ныне переименованный в Новый Арбат. Как ни странно, он был безлюдным, словно встречали какую-нибудь иностранную делегацию.
Но то был выходной день, и большое начальство отдыхало на своих дачах. Почему же в таком случае остановили движение на проспекте? Причем оно остановилось не в эту минуту, а часа два тому назад. Кого ждут?! Если они предполагали, что люди пройдут здесь, то для чего нужны были барьеры, установленные на Смоленской площади и на Крымском мосту? А может быть, все это заранее запланировано?! Не станет же народ играть по загодя составленному сценарию. И все же меня взяло сомнение. Не успели передние ряды колонны выйти на Калининский, как в людей начали стрелять со стороны столичной мэрии. Стрельба шла из десятков автоматов. Были ли погибшие после этого залпа — не могу сказать. По-видимому, это было сделано скорее для предупреждения и устрашения. Все же вдоль улицы просвистели пули, посыпались разбитые стекла из окон домов...
Толпа снова качнулась вперед. Кто-то присел на корточки, кто-то лег. Другие прижались к тротуару или отступили назад.
Мы шагали по краю тротуара и подошли уже было к Калининскому проспекту. Идти вперед — бессмысленно, там стреляют. Я впервые в жизни услышал свист летящих ко мне пуль. Они, оказывается, издают свист, похожий на шипение майского жука. Но это не майские жуки, с ним шутки плохи... Мимо нас пробежали молодые ребята. Один из них кричал:
— Захватить машины! Под мост!.. Под мост!..
На этот раз мы с моим спутником оказались в самом центре событий. И все последующее происходило прямо на наших глазах.
К этой группе присоединились другие, их оказалось довольно много. С молниеносной быстротой они очутились у машин, что стояли под мостом. Не стали трогать сидящих в кузовах милиционеров, зато начали одного за другим вытаскивать из кабин шоферов и офицеров. Парни садились за рули и заводили большегрузы. Трудно сказать, почувствовали ли это те, что находились в кузовах. Все произошло в мгновение ока. Если даже допустить, что это было заранее запланировано и тщательно подготовлено, — операция была проведена блестяще. А среди милиционеров то ли была паника, то ли они ко всему были безразличны — не поймешь. Хоть бы один из них оказал малейшее сопротивление.
Мало этого, оставшихся без прикрытия и без машин милиционеров окружили женщины, в основном старушки, чтобы оградить их от боевитых парней.
— Не трогайте их, они не виноваты. Они тоже наши дети, православные, — приговаривали женщины.
Захваченные машины «Урал» выстроились в колонны, моторы их взревели со страшной силой. Улицы заполнены людьми, на улицах паника, куда ни глянь — кто-то копошится под колесами. Словно исчезла боязнь смерти, точно так, как было на фронте...
В этот миг я сделал для себя вывод: разъяренных людей ничем нельзя напугать — ни резиновыми дубинками, ни железными щитами и касками. Это я говорю, имея в виду Крымский мост. Люди вынесли и слезоточивый газ, и поток пенной воды. Примером тому могут служить и события на Смоленской площади...
Наконец, из поворота на опустевший проспект Калинина, истошно гудя моторами, один за другим выскочили восемь «Уралов». Не сворачивая никуда, по середине пустынной улицы они беспорядочно двинулись к зданию Верховного Совета.
Расстояние небольшое. Машины его могут преодолеть за какие-нибудь тридцать-сорок секунд. К тому же беспрестанно стрелявшие из автоматов милиционеры то ли растерялись, то ли испугались — на какое-то время прекратили пальбу. Те, кто стоял в конце проспекта, не видели, что творилось на мосту. По всей вероятности, им не успели еще передать, потому что все произошло за считанные минуты. Они поняли это, когда машины приблизились к ним вплотную, но было уже поздно.
Идущие с ревом машины, кажется, не на шутку встревожили сотрудников милиции. Они беспорядочно рассыпались по сторонам, и приказ «стрелять на поражение» многие из них просто не услышали. В такой обстановке верх берет не исполнение приказа, а забота о собственной жизни. Словом, началась настоящая паника. Некоторые бежали, побросав железные щиты.
Ходом событий на проспекте уже управляли приехавшие на захваченных машинах люди. Они с ходу спрыгивали с автомобилей, отбирали у беспорядочно бегущих милиционеров их щиты и другое снаряжение. Вдобавок ко всему, к ним на помощь с победным кличем «Ура!» ринулся стотысячный людской поток. В это время мы тоже оказались в его середине. События увлекли нас настолько, что я потерял из виду своего спутника. Но беда небольшая. В такие минуты каждый незнакомец кажется тебе единомышленником.
Вдруг кто-то полоснул длинной автоматной очередью по толпе, которая бежала словно сорвавшись с цепи. Кто-то был ранен, кто-то упал замертво. Я и сам услышал, как мимо меня просвистели две пули. Невольно подкосились ноги — умирать не хочется. Но стрелявший оказался один, больше выстрелов не было. Милиционеры, потерявшие каски и железные щиты, беспорядочно перебежали мост и скрылись в направлении гостиницы «Украина».
Но пробиться к Белому дому было все еще нелегко. Имелись еще выстроившиеся железной стеной машины-водовозы. Куда их девать? Они стоят без движения...
Но раз поднялся народ, его трудно остановить. Какую-то машину оттащили, какую-то толкнули — все же расчистили путь для проезда. Потом каким-то образом освободили дорогу и от страшных колец спирали Бруно. Таким образом блокада, длившаяся более десяти дней, была прорвана. Площади, прилегающие к Белому дому, заполнили люди. Усталые, изможденные депутаты по одному стали выходить на улицу.
Я думаю, что все происшедшее в тот день в Москве никак нельзя представить себе в полном объеме. Народу вокруг здания Верховного Совета — целое море. События сменяются почти молниеносно. Масштабы происходящего слишком большие. Одни торжествуют. Другие чего-то требуют. Кто-то бахвалится теми «подвигами», которые совершил за день. Остальные наблюдают. Нет-нет да раздаются автоматные очереди...
Я совсем смешался, не зная, что делать, куда идти. Я же один-одинешенек... Вдобавок голоден. С самого утра во рту не было ни крошки. Недалеко от меня в какой-то группе заиграла тульская гармошка. Люди запели частушки. Пляшут, поют. Народ — талантлив, скажет — так уж резанет правду. Частушки в основном на политические темы. Перемывают косточки Ельцину. Рифмуют имена Гайдара и Ерина, Бурбулиса и Чубайса. Шахрая превращают в «малайку». Последнее сравнение мне понравилось особенно. Все-таки «малайка» — единственное татарское слово, услышанное мной в этот день.
Я смотрю на «счастливцев», которые, позабыв обо всем на свете, распевают частушки. Народ, на каком бы языке ни пел, всегда искренен, прямодушен и бесхитростен. И вообще народное творчество не может быть чужим. Его воспринимаешь сердцем. Русские люди в частушках своих и вовсе открывают «душу нараспашку». Частушка — это самый искренний вид устного народного творчества, обнажающего душу русского народа.
Тем временем кто-то положил руки на мои плечи. Оказалось, это Борис Можаев, известный писатель.
— Ну как? — спросил он после того, как мы обнялись. То ли он спрашивал о моем здоровье, то ли интересовался тем, что творится на площади, то ли его вопрос касался частушек.
— Хорошо, — ответил я, не уточняя.
— Народ — силен, — сказал Можаев так же многозначительно.
Было заметно, что писатель-аксакал взволнован. Он поспешил выразить мне признательность за то, что я нахожусь среди депутатов, защищаю Белый дом.
— Это мой долг, — ответил я. — Только вот пока неизвестно, чем все кончится. То ли наградят, то ли отправят за решетку...

Аватара пользователя
ясенъ
Сообщения: 3049
Зарегистрирован: 18 окт 2009, 17:08

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение ясенъ » 23 дек 2016, 11:15

этот твой опрос же про 91, к чему тут мемуары про 93?
отточенное восприятие и дисциплина воображения

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 28 дек 2016, 18:38

Отрывок о 1993 годе из Э.З.Махайского (псевдоним) , "Две недели на площади"
"........примерно в 23-50 оказался свидетелем инцидента недалеко от 8-го подъезда. На тротуаре стояла группа из 20 человек, которые что-то бурно обсуждали. Вокруг этой группы крутились двое молодых парней лет 26-28. Один из них, послушав разговоры, сказал другому, что, мол, с ними все ясно и нецензурно выругался в адрес собравшихся. Стоявший тут же дед с красным флагом сделал ему замечание: "Раз ты не за нас, то зачем тогда находишься среди нас". В ответ понеслись оскорбления. Дед не остался в долгу. Поднялся крик. Стоявшие неподалеку подскочили к ним и стали выяснять причину конфликта. И тут этот молодой перешел на блатной жаргон и стал в истеричном тоне угрожать расправой и деду, и другим собравшимся, а напоследок прокричал: "Нас, зеков, 1.5 миллиона. Я сидел на зоне, а коммунистов давил и буду давить". В конечном итоге их вынудили выйти за баррикаду на Рочдельскую улицу, но без применения силы, и попросили баррикадников быть внимательнее и не пропускать кого попало. Но как тут определить, кто свой, а кто чужой? А эти двое еще долго стояли напротив баррикады и смотрели во "двор". Что их сюда привело? Или кто?

Вскоре после инцидента встретил Инженера, рассказал ему о происшедшем. Поделились новостями. В первом часу ночи (к этому времени "во дворе" осталось не более 4 тыс. человек) у мегафонов опять появился депутат Ребриков и призвал желающих отправиться в скверик перед зданием ВС напротив мэрии, чтобы вести там дежурное наблюдение за всем просходящим на прилегающей территории. Инженер предложил принять участие в этом деле и мы пошли. Собралось человек сорок. Разбились на две группы. Нашей группе (20 человек) определили место дежурства у въезда в подземные гаражи напротив лестницы, ведущей к мэрии. Милицейский капитан из охраны ВС дал задание следить за въездными воротами в гараж, откуда могли появиться люди из спецназа. В случае их появления нам всем следовало бежать "во двор" и сообщить об этом защитникам и охране ВС. Обошлось без беготни. Стерегли эти самые ворота в две пары, периодически меняя друг друга. Так и просидели-простояли весь оставшийся отрезок ночи то у ворот подземного гаража, то у костра наверху.

Среди собравшихся здесь было трое рабочих, а остальные - инженерно-технические и научные работники промышленных предприятий и НИИ. Разные характеры и темпераменты, но стихийно объединенные неприятием всего того, что происходит в обществе: распадом государства, усилением социальной поляризации, целенаправленным растлением людей и падением нравственности, ростом преступности и т.п.

Чуть ли не каждый подчеркивал, что пришел сюда не ради защиты Руцкого, Хасбулатова и депутатов, на которых лежит немалый грех за происходящее в стране, а для того, чтобы показать, что мы не быдло, что мы против внедрения в наше общество чуждых нам нравов и ценностей и не хотим быть чьей-то колонией. Практически каждый третий признавался в том, что в августе 91-го года тоже приходил защищать "Белый дом", а сейчас вот раскаивается за свое тогдашнее поведение. Не смогли разобраться, обвели вокруг пальца. При этом некоторые из них справедливо отмечали, что на этот раз, в отличие от августа-91, у "Белого дома" не видно ни рэкетиров, ни лавочников, ни дам, "упакованных" во все фирменное.

Такого рода настроения и мысли преобладали, по моим наблюдениям, у всех костров, возле которых приходилось греться все эти дни.

Бывший диссидент, отсидевший в лагере в конце 70-х годов несколько лет за распространение запрещенной литературы, в том числе и за распространение произведений Солженицына, а ныне работающий в одном из московских театров рабочим сцены, все сокрушался: "Разве можно было предположить 10 лет назад, что в такой момент российской истории Солженицын окажется на стороне Ельцина". Тут разговор переключился на роль интеллигенции, в первую очередь творческой и академической, которая, за небольшим исключением, оказалась насквозь продажной. И не только не понимающей, но и не желающей понимать действительных нужд народа и скатившейся на позиции примитивного социал-дарвинизма в объяснении социальных процессов......."

Аватара пользователя
ясенъ
Сообщения: 3049
Зарегистрирован: 18 окт 2009, 17:08

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение ясенъ » 31 дек 2016, 11:18

стихийно объединенные неприятием всего того, что происходит в обществе: распадом государства, усилением социальной поляризации,
проблема. против распада государства, притом того государства, что уже распалось,
они против социальной поляризации, но за уютное, сильное государство.
поэтому, в отличии от 91го, стихийной анархо-баррикады в 93м не было.
отточенное восприятие и дисциплина воображения

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 13 мар 2017, 21:52

Наив - Что Нам Делать

https://youtu.be/pnrA4zWcB4E
Последний раз редактировалось павел карпец 31 авг 2017, 12:22, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 14 мар 2017, 02:07

Чтобы получше разобраться в организованных и неорганизованных общественно-политических движениях города Москвы начала девяностых , предлагаю общественно-политический и исторический обзор СССР шестидесятых - семидесятых - восьмидесятых от известного итальянского историка Джузеппе Боффа .

Дж. Боффа . История Советского Союза .
книга Заключение
глава Смещение Хрущева

Сталинизм выживает

Имя Хрущева связано в первую очередь с ХХ съездом . Он бросил вызов Сталину и пересмотрел его наследие ; под этим углом следует прежде всего оценивать его деятельность . Его нововведений было много , и наиболее заметные из них оставили глубокий след в советском обществе . Нельзя сказать , что введенные им изменения не были существенными . И все же , подводя итоги , надо отметить , что Хрущев независимо от своих намерений скорее укрепил сталинскую систему , чем по-настоящему реформировал её . Он изменил не только то , что было в ней самого угнетающего , но прежде всего то , что обусловливало её кризис и могло задушить её ещё при жизни Сталина . Основная часть сталинизма , наиболее жизнеспособная , напротив , осталась неизменной .
В политических дебатах термин "сталинизм " , если он был принят , охватывал различные аспекты сталинской деятельности . Исторически это понятие включает определённую политику , некоторые методы правления и систему довольно последовательных взглядов . Политика - это индустриализация , осуществляемая быстрыми темпами , при помощи механизма накопления , созданного за счёт крестьян и тяжёлых жертв всего или почти всего населения . Эта политика , связанная с самой суровой начальной стадией промышленного развития , была существенно выправлена в хрущёвской период , хотя отдельные аспекты старой системы сохранились и поныне , что обусловлено как военными потребностями , так и давлением отраслей экономики , для которых она была самой выгодной .
Сталинские методы правления нашли своё суровое выражение в жестоком массовом подавлении сопротивления , которое эта политика и её общие концепции встречали у населения , партии , в самых революционных слоях Советского Союза . После войны репрессии стали настолько обычным делом , что применялись для решения любой политической проблемы . В хрущевский период именно в этой области были осуществлены самые глубокие перемены . Эти методы были не только отвергнуты , но и публично осуждены , чтобы сделать практически невозможным их восстановление . Политическая полиция не исчезла , от репрессий отказались не полностью , но сфера их действий была , с одной стороны , резко сужена , с другой - введена в русло законности . Это была хоть и не бесспорная , но все же легальность , подчинённая контролю партийных органов . Эти значительные сами по себе изменения позволили все же сохранить почти нетронутым основное ядро сталинских концепций .
Полувековой экскурс в советскую историю показал , какую форму приняли эти концепции . Стоит напомнить их и синтезировать в том виде , в каком они пережили не только своих создателей , но и самые яростные атаки на двух съездах советских коммунистов . Социализм характеризуется огосударствлением средств производства , всей экономической и социальной жизни . В этом смысле он уже построен в СССР в середине 30-х г.г. Не полностью огосударствленные формы экономики рассматриваются как переходные , предназначенные стать государственной собственностью в будущем , или как нелегальные аномалии .С этой точки зрения общество остаётся "монолитным" в том смысле , что противоречия в нем не могут быть антагонистическими . При последовательном развитии сталинской мысли его государство рассматривается как "всенародное" . Оно в свою очередь , "морально-политически едино" , независимо от существующих внутри него национальных и социальных различий . Следовательно , в этом обществе не может быть политического плюрализма . Его руководящие силы существуют для народа и находятся на службе народа , "не имеют других интересов , кроме интересов народа" . Проявление несогласия , по определению , есть нечто "чуждое" народу .
Общество организовано в сильное государство , сильное в классическом смысле , причём не последнюю роль играют репрессивный аппарат и армия . Его ведущий структурный орган , его основное ядро - это партия , которая играет "руководящую роль" на всех уровнях не по вручаемому каждый раз страной мандату , а по завоеванному праву , сейчас - по конституционному предписанию . Следовательно , сама партия - государственный институт . Она руководит всеми другими государственными или общественными организациями , которые всегда выступают в роли её "приводных ремней" . Это было справедливо названо "руководством партии" . Партию следует понимать как орден военно-идеологического типа , организацию "лучших людей" , со своей жёсткой иерархией , доктриной , дисциплиной , традициями , определённой степенью секретности при обсуждениях , хотя и меньшей по сравнению со сталинскими годами , и , следовательно , с ограниченным правом доступа к информации , расширяющимся по мере перехода от низших ступеней к высшим .
Партия вооружена своей идеологией , доктриной , которая уже не считается , как вначале , лишь средством анализа общества и ориентации при политическом выборе , а рассматривается как суть истины , которая может быть изменена под воздействием практики , но от которой нельзя "отклоняться" , пока она остаётся в силе . К ней государство не только не нейтрально , но и , само являясь идеологическим , допускает и защищает только партийную идеологию - его официальную идеологию . Эта идеология имеет своих толкователей , стражей , распространителей . Она долго и мучительно формировалась , потому что её источник - марксизм - означает совсем другое : научное исследование общественных процессов и планирование на этой основе преобразования общества . Отсюда непрерывный источник конфликтов и споров . Однако именно потому , что так велико расстояние от исходного пункта до конечного , было бы неверно игнорировать тот вклад , который внёс Сталин приспособлением ,упрощением и интерпретацией идей Маркса и Ленина и своими собственными концепциями .Важно то, что именно этим вызвано её превращение в официальную идеологию Советского государства . Сталин также привнес в идеологию сильный националистический и патриотический акцент , который в ней противопоставлен первоначальному духу интернационализма и образует одну из основных её особенностей .
Вся эта часть сталинского наследия сохраняется и действует в советском обществе . Предлагал ли Хрущев затронуть её ? Пока невозможно дать исчерпывающий ответ , основываясь лишь на его многочисленных публичных и частных высказываниях . О том , что он мог бы расколоть ядро сталинизма , свидетельствуют лишь трагические обвинения ХХ съезда и неудавшемся попытки реформы 1962 г. Однако и сейчас не удаётся увидеть целостно будущее советского общества , способного достаточно активно сопротивляться всем сталинским концепциям и мобилизовать в свою поддержку энергию общественного мнения .
Несмотря на все искажения , сталинизм имел глубокие корни в СССР . Преодолеть и устранить его - весьма нелёгкая политическая задача . Чтобы выполнить её , требуется широкая коалиция общественных сил , активная поддержка широких масс , в первую очередь рабочих и всех трудящихся . Для этого им потребовалась бы более самостоятельная организация , какой не было с 20-х г.г.; она так и не была создана . Однако и этого недостаточно . В этих действиях народные массы должны видеть как залог улучшения условий жизни , так и гарантию защиты и развития национальных , социальных и экономических завоеваний , достигнутых пОтом и кровью . Несмотря на сильную тенденцию к обновлению и известное улучшение внутреннего положения , хрущевское десятилетие ( и не по вине одного Хрущева) так и не смогло добиться удовлетворения всего комплекса потребностей . Оно завершилось при относительном равнодушии масс .
Ограниченная этими рамками деятельность Хрущева показала , что возможна , хотя и робкая , альтернатива сталинизму , возникшая из самой советской истории . В этом её непреходящая ценность . Правление Хрущева сочетало в себе унаследованные сталинские концепции и возродившийся дух оппозиции и сопротивления Сталину , существовавший в прошлом . Они обрели с Хрущевым возможность существовать в советском обществе , свою , хотя и противоречивую , законность .

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 24 мар 2017, 20:46

Пурген - Философия Урбанистического Безвременья

https://youtu.be/dLpCHO9PL-Q
Последний раз редактировалось павел карпец 31 авг 2017, 12:23, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 24 мар 2017, 23:12

глава " СССР сегодня"
Брежнев и стабильность.
Хотя мы и отважились довести историческую реконструкцию до такой даты , как 1964 г. , продолжить её невозможно , так как более поздние годы - часть нашего настоящего . В заключение мы можем только перечислить некоторые проблемы , которые с точки зрения прошлого кажутся важными для СССР сегодня .
Последнее 15-летие не было периодом застоя . Страна развивалась , её развитие было особенно интенсивным в области экономики и позволило достичь важных производственных результатов . Экономика отстает от американской , а по некоторым показателям и от западноевропейской , но она была укреплена и уравновешены настолько , что могла превратить СССР в колосс современного мира . Однако этот рост , сохранивший достаточно высокие темпы , не означает , что все прошлые проблемы решены . Эффективность осталась неудовлетворительной , рентабельность вложенных средств ниже , чем в других странах . Расширение потребления и производства материальных благ воспринимается как настоятельная потребность . В пятилетке 1971- 1975 г.г. они считались первоочередными по отношению к производству средств производства . Однако на практике , как уже было в прошлом , изменения тенденции не произошло - как из-за нового преобладания более традиционных направлений , так и из-за постоянного отставания отраслей производства материальных благ .
Нововведением послехрущевского руководства было обязательство оздоровить сельское хозяйство . Немало крупных преобразований проведено с этой целью . Все более значительная масса капиталовложений направляется в деревню , чтобы интенсифицировать сельское хозяйство и дать ему не только машины , но и удобрения , электроэнергию , мелиорацию , широкую сеть ирригационных каналов - все многочисленные факторы современного аграрного развития . Сельскохозяйственным предприятиям , и в частности колхозам , снова предоставлена большая самостоятельность , а также право в определённых рамках развивать предпринимательскую деятельность . В первую очередь новое руководство гарантировало крестьянам сохранение их маленьких личных хозяйств . В 1969 г. впервые за 35 лет состоялся III съезд колхозников , который дважды обещал созвать , но так и не созвал Хрущев . Съезд одобрил новый типовой Устав колхоза . Отменена старая система оплаты по трудодням , и осуществлен переход к помесячной гарантированной оплате , её денежная часть росла по отношению к натуральной . Пенсии и отпуска стали получать и колхозники . Они получили и своё скромное политическое представительство через Советы колхозов . Особый план разработан для возрождения нечерноземных земель Центральной России . Улучшилась и стабилизировалась эксплуатация целинных земель . Наконец , одновременно с продолжающимся обменом удостоверений личности колхозники также получили паспорта , свидетельство гражданства , разрешившее наконец им свободный выезд из деревни .
Итак , можно сказать , что самые давние требования деревни были постепенно выполнены , по крайней мере частично . Результаты оказались противоречивыми не потому , что не было движения вперёд - оно было , но совершенно недостаточное . Сбор зерна становился все более нестабильным , зерно стали постоянно импортировать . Нехватка продуктов в продовольственных магазинах остаётся весьма ощутимой . Упадок сельского хозяйства очень глубок , его привыкли считать второстепенной областью экономики , и это чувствуется несмотря на новые планы .
Экономический рост позволил СССР укрепить свои вооруженные силы и подтянуть традиционно отстававшие рода войск , например флот , настолько , чтобы добиться если не равенства , то по крайней мере стратегического равновесия с США . На этой основе снова завязался и развился диалог - соревнование с Америкой ( не только тогда , когда проявилось поражение Америки во вьетнамской войне , которая отбросила Москву и Вашингтон в противоположные стороны ) . Проблемы , оставленные в Европе второй мировой войной , завершились взаимным признанием существующей реальности . СССР сумел удовлетворить и другие свои потребности . Его экономика по большей части интегрировалась в мировую , и он смог рассчитывать на значительные зарубежные кредиты , выше тех , какие он мог использовать в самые напряженные периоды прошлого ( исключая 1941-1945г.г.) . Несмотря на маленькую "холодную войну" с Китаем , напряженность уменьшилась , безопасность страны гарантирована . СССР имеет все необходимые средства защиты ; было признано , что он способен реально защитить себя в современной большой войне .
Главным направлением внутри страны в послехрущевские годы стала обширная и длительная работа по упорядочению законодательства . Постепенно был принят целый ряд полезных законов , касающихся самых разных сторон общественной жизни , в чем уже долгое время испытывало потребность советское общество . Напомним , что это было одним из требований XX съезда . Начатая при Хрущёве , эта работа велась с большим размахом после его ухода . На вопрос , что-же было воплощено в советском законодательстве , можно дать один ответ : это были именно сталинские концепции , на основе которых создавалось советское общество . Кульминацией этого процесса стала новая Конституция 1977 г., органично отразившая и торжественно подтвердившая эти концепции . Действительно , характерной чертой сталинского правления было долгое отсутствие подобного юридического оформления концепции . Поэтому было бы не правильно говорить лишь о простом развитии сталинского наследия . Однако даже сталинизм не мог бы выжить без законов . Он нуждался в них , чтобы сохранять и усиливать свои основные черты . На законодательной деятельности отразилось более широкое явление , которое один американский историк проницательно назвал "глубоко консервативным духом " , ставшим характерным для СССР в последнее 15-летие . Под консервативным духом он понимает "сентиментальную связь с собственным прошлым , с привычным и знакомым , инстинктивное предпочтение традиций и существующей ортодоксии , страх перед новым как потенциальной угрозой и хаосом ". Этими настроениями явно проникнуты не только руководящие круги общества , но и достаточно широкие слои населения . Эта тенденция означает, что наконец достигнуто нормальное положение , и она соткана из многих элементов : гордости за достигнутые после мучительного напряжения результаты прошедших десятилетий ; законного желания воспользоваться их плодами , какими бы скромными они не казались ; понятной усталостью от трагических страданий прошлого и судорожных хрущевских нововведений ; наконец , страхом , что новые потрясения могут вызвать конфликты , за которые придётся дорого заплатить , как уже случалось в прошлом .
Это не означает , что в стране преобладает чувство спокойного удовлетворения . Однако нужно учитывать , что значила для гражданина возможность впервые за несколько десятилетий жить в своём доме - теперь уже он есть у большинства ,- то есть в маленьком , но полностью своём жилище , куда он вечером возвращается к семье , друзьям и телевизору , или - это чувствуется не менее остро - социальное обеспечение , наконец достигшее значительных масштабов , стабильная занятость , труд не на износ , всеобщее пенсионное обеспечение , гарантированная помощь в случае болезни или других трагических случаях жизни . На этой основе стало возможным молчаливое социальное согласие , даже если вознаграждение остаётся почти нищенским , а общий уровень жизни ниже , чем во многих других странах .
Когда Хрущева сместили , в Москве снова был провозглашен принцип коллегиального руководства . Совсем недавно люди , хорошо знавшие СССР , были готовы предположить , что это решение принято надолго . Факты опровергли это мнение . Конечно , произошли некоторые , хотя и немногие , персональные изменения в олигархии , принявшей наследие Хрущева . Брежнев постепенно возвысился над своими коллегами . Для него в 1966 г. был восстановлен , хотя и без неограниченной власти , сталинский пост Генерального секретаря , в тот момент снова введенный в Устав партии . ( По этому случаю и президиум ЦК снова стал называться Политбюро .)Эта должность остаётся полностью обособленной от должности Председателя Совета Министров . Однако , находясь на посту Генерального секретаря , Брежнев в 1977 г. занял и пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР , которому новая Конституция дала бОльшие прерогативы и больше блеска , чем в прошлом , приравняв реально к посту главы государства . Однако в общем страной правят те же люди , хотя с годами они стали самыми старыми по возрасту руководителями в мире . Такая стабильность , с одной стороны , отражает установившееся политическое равновесие , которое в своё время помешало Хрущеву проводить политику реформ , с другой - является результатом сознательной ориентации , обещающей стране прогресс без потрясений и глубоких конфликтов , к чему , в сущности , и стремятся новые руководители .

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 01 апр 2017, 16:00

Последний раз редактировалось павел карпец 31 авг 2017, 12:24, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 01 апр 2017, 18:08

Цена консервативной политики .

Однако за стабильность нужно платить . СССР за неё расплачивается прежде всего отсутствием взаимосвязи с национальной культурой или по меньшей мере с самыми заметными , жизненно важными или просто беспокойными её проявлениями . Диссидентство , распространившееся в поздний хрущёвской период среди деятелей культуры , больше не исчезало . Это явление не привело к каким-либо изменениям . Беспокоит неизбежный в рамках сталинской идеологии отказ признать за ним право на гражданство в обществе , признать его роль критического стимула роста , а не врага заключенного в гетто , которого то с трудом терпят , то жестоко подавляют . Неспособность властей вести диалог с миром культуры вне рамок ортодоксальной идеологии вызвала новую эмиграционную волну представителей интеллигенции , стоящих вне активного диссидентства . Это горестная утрата для культурного достояния страны . Однако недовольством охвачены достаточно широкие слои советской интеллигенции , значительное большинство которой живёт и действует в стране , стесненной ограничениями цензуры . Есть свидетельства нового паралича исторических исследований , который наступил после многообещающего развития первой половины 60-х г.г. Паралич не коснулся только культа Отечества , потому что ни в одной стране невозможен прогресс без серьёзного изучения прошлого ( в СССР , между прочим , памятные даты отмечаются продолжительными празднованиями с воспеванием славы Родины , что идейно сплачивает общество ).
Противоречие между идеологией и культурой связано с неудовлетворенной потребностью в политической демократии , появившейся после Сталина , что отразилось на противоречивых решениях известных съездов . Советское общество осталось иерархическим . Это утверждение не является предвзятым или чуждым природе и истории СССР , как до сих пор считают в Москве . Резолюции послехрущевских съездов действительно побуждают , хотя и в патерналистских формах , к большему участию граждан в управлении государством и в экономике . Нельзя отрицать , что страна нуждается в этом . Тем не менее такое участие развито слабо .
Круг тех , кто принимает участие в выработке решений , расширился . Мнение инженерно-технических работников приобрело большее влияние . Сами "приводные ремни" государства стремятся действовать менее однообразно . Сеть их "активистов" то есть лиц , помогающих осуществлять их функции , достаточно разветвлена . Вокруг конкретных проблем экономики , образования , социального обеспечения , труда сейчас проходят , по крайней мере среди компетентных лиц , более свободные дискуссии , чего никогда не было в прошлом . Само коллегиальное руководство стало не столько источником верных или ошибочных указаний обществу сверху , сколько местом посредничества и высшего арбитража между разными и противоречивыми стимулами , интересами , группами давления . Однако публичных дебатов довольно мало . Нет политических споров в печати . Высшая иерархия остаётся недоступной и окутанной тайной . Выборы - формальность . Сам тип отношений между правителями и управляемыми отражает длительное отсутствие демократических обычаев . Решения продолжают спускать сверху , не предоставляя широким массам граждан возможность влиять на них , - это влечёт за собой распространение политической апатии , безразличия или инерции .
Сталинизм дорого обошелся не только самой стране . Сильно уменьшилось идейное влияние СССР именно тогда , когда Советский Союз достиг максимума своей силы . Это влияние было достаточно сильным , когда страна была слабой и изолированной . Тогда внешний мир активно защищался от" заразы " его пропаганды . Сейчас Советское государство устаревшими запретами защищается от чужих мыслей , хотя волны революции , которые потрясли и изменили старую Россию , распространились повсюду среди народов , увлекая за собой все новые социальные слои и новые политические силы .
Даже в странах , которые остались союзниками СССР и находились в его политическом и военном подчинении , СССР не мог добиться абсолютной гегемонии . Наоборот , в этих странах стали подвергать сомнению сталинскую систему . В Чехословакии назревший конфликт , наиболее ярко проявился среди самих коммунистов . Правительство СССР предприняло военное вмешательство , боясь что пример Чехословакии может оказаться привлекательным не только в странах Восточной Европы , но и в самом Советском Союзе . В Москве вспомнили венгерский прецедент , не поняв , что наряду с общим для обеих стран стремлением к большей самостоятельности существуют и глубокие различия в политической эволюции обеих стран . То , что в 1956 г. называли крайней мерой , к которой пришлось прибегнуть только из-за катастрофы , превратилось в своеобразную норму поведения между социалистическими странами . На этот раз с этим не могли согласиться даже те , кто тогда счел интервенцию меньшим злом .
Закат идейного влияния можно лучше показать на отношениях между СССР и коммунистическим движением . В 1969 г., когда Москва сумела наконец созвать международное Совещание коммунистических и рабочих партий , которое не удалось Хрущеву в 1964 г., представители многих партий не приехали , и даже приехавшие не были единодушны к моменту его окончания . Конфликт с Китаем обострился . Несмотря на сближение с Югославией , остались существенные разногласия между двумя правительствами . После вмешательства в Чехословакии выявились разногласия с основными западноевропейскими компартиями . Таким же образом складывались отношения с компартиями других частей мира . Однако это не означает , что сталинизм остался в своих первоначальных границах . Мы говорим не только о странах , где его насадил Сталин , хотя нельзя не отметить , что он и там нашёл своих сторонников . Многие из основных сталинских понятий , укоренившихся в СССР , начали самостоятельную жизнь в других частях света . Детальный анализ этого явления - не наша тема . Однако некоторые общие замечания необходимы . Самый значительный пример - Китай . Конфликт между двумя странами привёл к глубоким политическим противоречиям , как внешним , так и внутренним , но он вызвал не противопоставление общих концепций , а лишь споры и обсуждения их толкования и применения . Конечно , китайское общество при отдельном историческом анализе нельзя рассматривать также как и советское . Различия в прошлом и настоящем весьма значительны . Однако Китай не только защищал в полемике имя Сталина . Он принял его основные идеи , которые и среди китайцев встретили сильное сопротивление : социализм как полное огосударствление экономики ; партия как руководящий институт государства ; характер строя в Китае , весьма соответствующего собственным военным традициям ; наконец , провозглашение единой национальной идеологии , аналогичной советской , с сильным акцентом на национализме (" идеи Мао Цзэдуна") как силе , объединяющей страну .
Аналогичные тенденции в той или иной степени встречаются не только в Китае и не только в странах руководимых коммунистическими партиями . Их жизнеспособность не может быть результатом лишь их насильственного навязывания проявляющим строптивость народам . Они были исторически зрелым ответом на некоторые решающие проблемы современного мира , в частности на две из них . Первая - становление и самостоятельное развитие народов , долгое время находившихся в стороне от прогресса , а теперь стремящихся быстро преодолеть свою историческую отсталость ( среди них были и народы России , которые , хотя и не жили в полностью отсталой стране , находились по старому ленинскому определению , "на полпути между Европой и Азией " ). Вторая проблема - самоутверждение общества , состоящего из широких масс , а не отдельных личностей или узких кругов , общества , пробуждающегося к политической жизни , где преобладают коллективные интересы и устремления над старыми индивидуалистическими , неспособными мобилизовать силы , достаточные для создания и использования в больших масштабах современных средств производства . Эти ответы не обязательно самые эффективные , но именно их история нашего века до сих пор давала нам в самых разных частях мира . Мы видели на примере СССР не только пределы таких ответов , но и их цену и результаты . В общем сталинизм был порожден связью и одновременно , как это часто бывает , конфликтом между идеей социализма , возникшей на промышленно развитом Западе , и националистическим движением народов , не знавших этого пути развития .
Риторика сталинской пропаганды с её высокопарными выражениями , весьма далекими от революционной символики 20-х г.г. , также превратилась в привычный язык как в Москве , так и в Пекине , как в Пхеньяне , так и в Гаване , как в Алжире , так и в Каире . Однако это международное распространение собственных официальных концепций является слабым утешением для советских коммунистов . Там , где эти концепции распространились и стали , как в России , выражением экзальтированного национального чувства , их питательной средой становятся противодействие советскому стремлению к гегемонии или подтверждение собственных , не менее гегемонистских амбиций . Страны , в которых сталинизм пустил крепкие корни ( не только Китай или Корея , но и Румыния и Албания ) , имеют самые глубокие разногласия с СССР ; в случае с Китаем разногласия доходят до военного конфликта .

Аватара пользователя
ясенъ
Сообщения: 3049
Зарегистрирован: 18 окт 2009, 17:08

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение ясенъ » 03 апр 2017, 13:32

павел карпец
где автор или ссылка, ты эту рухлядь ведь не сам написал?
Upd: это тот же джузеппе? ты нарыл реально заскорузлое дерьмецо.
Диссидентство , распространившееся в поздний хрущёвской период среди деятелей культуры , больше не исчезало . Это явление не привело к каким-либо изменениям .
уверен?
отточенное восприятие и дисциплина воображения

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 04 апр 2017, 08:46

ясенъ

Джузеппе хоть впечатление трезвомыслящего человека производит .
А у тебя голова конопляная .
ясенъ писал(а):диссидентство
Я сам диссидент

Аватара пользователя
ясенъ
Сообщения: 3049
Зарегистрирован: 18 окт 2009, 17:08

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение ясенъ » 04 апр 2017, 10:43

на меня заскорузлый навоз впечатления трезвомыслия не производит.
а конопляная голова - вообще-то комплимент.
чисто как диссидент диссиденту скажу, конопляная голова - это у ли перри, джона леннона, мика джаггера, михаила барзыкина и многих других людей, близких к пику нормальности.
так что мерси, хоть ты это явно пытался использовать это за ругательство.

ну так как насчёт цитатки, привело ли диссидентство к изменениям, как ты считаешь?
отточенное восприятие и дисциплина воображения

NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение NT2 » 04 апр 2017, 11:50

павел карпец писал(а):диссидент
это как совмещается с анархизмом?

Аватара пользователя
ясенъ
Сообщения: 3049
Зарегистрирован: 18 окт 2009, 17:08

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение ясенъ » 05 апр 2017, 10:52

паша пошутил, он никак не диссидент. А вот я диссидент. Это общественное движение ближе других к анархизму.
Смысл этого слова - несогласный с позицией официальной власти.
отточенное восприятие и дисциплина воображения

Дубовик
Сообщения: 7125
Зарегистрирован: 14 дек 2007, 23:33

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение Дубовик » 05 апр 2017, 15:02

NT2 писал(а):
павел карпец писал(а):диссидент
это как совмещается с анархизмом?
Советский диссидент 1960-1980-х = "Власть, выполняй свои законы!"

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 05 апр 2017, 16:12

диссидентство
Вопрос терминологии .

Аватара пользователя
ясенъ
Сообщения: 3049
Зарегистрирован: 18 окт 2009, 17:08

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение ясенъ » 05 апр 2017, 17:39

Дубовик писал(а):Советский диссидент 1960-1980-х = "Власть, выполняй свои законы!
приняв эту формулировку, можно не заметить, что для диссидентов первична не власть и не законы, а стремление любыми доступными методами порушить репрессивный аппарат, вернуть людям воздух свободы, очистив от пропаганды. Если копнуть историю - слово обозначало "не придерживающийся официальной государственной конфессии", самое распостранённое значение задолго до совка, например, "поляк - некатолик". Вообще не было в позднем совке до возрождения анархизма движения ближе к анархии, чем диссидентство. И анархисты в 80-х вновь выросли именно благодаря диссидентам.
отточенное восприятие и дисциплина воображения

Дубовик
Сообщения: 7125
Зарегистрирован: 14 дек 2007, 23:33

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение Дубовик » 05 апр 2017, 19:19

ясенъ писал(а): самое распостранённое значение задолго до совка, например, "поляк - некатолик".
Если "диссидент" = "не католик", как это было изначально, то либо Брежнев - диссидент, либо надо пользоваться не устаревшими значениями, а смотреть на современную явлению суть. И тогда придем к тому, что провозглашали сами диссиденты: "Власть, выполняй свои законы".

NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение NT2 » 05 апр 2017, 20:37

Дубовик писал(а):Советский диссидент 1960-1980-х = "Власть, выполняй свои законы!"
вот именно это и имею ввиду.
павел карпец писал(а):Вопрос терминологии
ни при какой терминологии "диссидент" не равнозначно термину "революционер", даже наоборот, диссидетство связывается с эволюционизмом, а еще крепче - с иллюзиями будто дескать существует такой феномен в природе как "государство свободы и справедливости".

Аватара пользователя
ясенъ
Сообщения: 3049
Зарегистрирован: 18 окт 2009, 17:08

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение ясенъ » 05 апр 2017, 21:19

Дубовик писал(а):либо Брежнев - диссидент
повнимательней, брежнев-не поляк, потому никак не диссидент в старом значении.

а изначальный смысл слова знать необходимо, чтоб понимать оттенки. Например определение диссидентов, как людей, объединённых лозунгом "власть, соблюдай свои законы" никак не вяжется ни со статьёй о тунеядстве, ни со статьёй об измене родине, по которой сажали диссидентов. Эти непокорные люди, культивируя вольнодумство, особо не ориентировались ни на ук, ни на конституцию, сами интуитивно определяли по ситуации, какие советские законы преступны, а какие справедливы.
отточенное восприятие и дисциплина воображения

Дубовик
Сообщения: 7125
Зарегистрирован: 14 дек 2007, 23:33

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение Дубовик » 05 апр 2017, 22:47

ясенъ писал(а): а изначальный смысл слова знать необходимо, чтоб понимать оттенки. Например
Например, "шаромыжник" происходит от обращения наполеоновских офицеров друг к другу: "Шер ами".
И чо? Начнем доказывать, что обращение "шаромыжник" - уважительное?

NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение NT2 » 05 апр 2017, 23:20

Дубовик писал(а):обращение "шаромыжник" - уважительное?
как и понятие "демагог" - первоначальное значение начисто вытеснено тем, что имеется в обиходе.

некоторых терминов даже немного жалко, но важна не форма, а ее наполнение, по наполнению судим. Оттенки тут уже не играют роли, разве что для нужд эрудиции "в себе".

Дубовик
Сообщения: 7125
Зарегистрирован: 14 дек 2007, 23:33

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение Дубовик » 06 апр 2017, 08:03

ясенъ писал(а): статьёй об измене родине, по которой сажали диссидентов.
Хотя бы один пример назовете?
Мне известно, что диссидентов сажали преимущественно по статье об антисоветской агитации.

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2502
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение павел карпец » 06 апр 2017, 08:07

NT2 писал(а):
павел карпец писал(а):Вопрос терминологии
ни при какой терминологии "диссидент" не равнозначно термину "революционер", даже наоборот, диссидетство связывается с эволюционизмом, а еще крепче - с иллюзиями будто дескать существует такой феномен в природе как "государство свободы и справедливости".
1. Диссидент , букв. - " несогласный" . Революционер же несогласный априори .

2."Государство свободы и справедливости" - это иллюзия вдохновлявшая на борьбу целые армии революционеров , а не одних советских диссидентов .

3. Почему вообще такой ажиотаж вокруг диссидентства ?

Дубовик
Сообщения: 7125
Зарегистрирован: 14 дек 2007, 23:33

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение Дубовик » 06 апр 2017, 08:23

ясенъ писал(а): для диссидентов первична не власть и не законы, а стремление любыми доступными методами порушить репрессивный аппарат, вернуть людям воздух свободы, очистив от пропаганды.
Ну и где примеры "любых доступных методов"? Диссиденты - если мы говорим именно о диссидентах (Сахаров, Хельсинкская группа и проч.) - всегда действовали подчеркнуто легально, апеллируя к советскому законодательству, включая ратифицированные в СССР акты международного законодательства.
ясенъ писал(а): Вообще не было в позднем совке до возрождения анархизма движения ближе к анархии, чем диссидентство. И анархисты в 80-х вновь выросли именно благодаря диссидентам.
Я помню такое "дело Родионова и Кузнецова", - я в нем достаточно активно участвовал. Сейчас оно практически забыто, а напрасно. Там было два момента: 1) это первое уголовное дело против анархистов, доведенное до суда (и обвинительного приговора) (первое после сталинско-брежневских времен, конечно) и 2) дело начали "коммунисты" (в апреле 1991), а закончили "демократы" (в апреле 1992).
Такк вот. Когда это дело возникло, мы обращались ко всей относительно многочисленной в Москве и Ленинграде среде старых диссидентов. Практически все они отказались поддерживать анархистов, именно потому, что это были анархисты. Сергея Ковалева, - я сам с ним не встречался, передаю слова человека, который ходил к нему, - буквально трясло от злости при одном упоминании слова "анархисты". А Ковалев уж - диссидент из диссидентов: член Хельсинской группы, несколько лет в лагере и ссылке (а на тот момент, так, на минуточку, - председатель Комитета по правам человека при Верховном Совете).
Кампанию за освобождение Родионова и Кузнецова поддержала только одна диссидентка, которая подписала соответствующее письмо к общественности. К своему стыду, я уже не помню ее фамилию; кажется, это была Людмила Алексеева.
Очень активно кампанию поддержала Новодворская. Но она сама себя не считала диссиденткой ни в настоящем, ни в прошлом, о чем прямо говорила, в т.ч. и при мне. Она была - политическая оппозиция советской власти, а не диссидент-улучшатель советской власти.
Довольно много нам помогли люди из СМОТ (Свободное межпрофессиональное объединение трудящихся, подпольный профсоюз начала 1980-х по образцу польской "Солидарности", который попытались восстановить в начале 1990-х). Но они тоже не считали себя диссидентами: "мы - синдикалисты", так они говорили (не "анархо-", а "просто" синдикалисты).
Неожиданно для нас кампанию очень активно поддержала "Память" Сычева (их уже было несколько, тех "Памятей"). Но и Сычев себя не считал диссидентом, он был русским националистом.
А диссиденты поддержали "родную советскую власть" против "преступных анархистских действий" (вот эти три слова - прямая цитата из Ковалева).

NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение NT2 » 06 апр 2017, 09:49

павел карпец писал(а):1. Диссидент , букв. - " несогласный" . Революционер же несогласный априори .

2."Государство свободы и справедливости" - это иллюзия вдохновлявшая на борьбу целые армии революционеров , а не одних советских диссидентов .

3. Почему вообще такой ажиотаж вокруг диссидентства ?
1) первоначальное значение уже ушло.

2) о том, кто революционер в конечном счете, судим по его отношению к власти; ставший властником революционер перечеркивает все то, что сделал революционное; но у диссидентов ПРАКТИЧЕСКИ ОТСУТСТВУЕТ революционность, они за реформы, за "ответственных державников", а саму революцию поливают грязью, как правило

3) происходит смешение понятий, что дает преимущество демагогам (тоже ведь изначально "демагог" = "народный заступник", а не бессовестный лгун)

NT2
Сообщения: 4625
Зарегистрирован: 30 июл 2014, 12:24

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение NT2 » 06 апр 2017, 10:05

Дубовик писал(а):Диссиденты - ... - всегда действовали подчеркнуто легально, апеллируя к советскому законодательству
т.е. в характерную черту диссиденства вписываем "культ к законности", преклонение перед "правовым государством" (всякие там "верховенство права" и "верховенство закона"), а государство ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ исключает население от формулирования, редактирования и утверждения законов, законотворчество - ПРЕРОГАТИВ (монополия) власти, а во власти даже при "демократии" избранных непосредственно жалкое меньшинство, подавляющая свора - назначенцы.

как такое вяжется с идеями анархии, Павел?

о советских диссидентах много говорили по "Радио Свобода", "Свободная Европа", "Дойче велле", "Голос Америки" - всех их я слушал еще со школьных лет на превезенном отчимом из Египта радиоприемнике "Айва" с фильтрами смущений (фильтр умудрялся отчасти понижать сигнал глушилок).
Давали слово и самим диссидентам, в годы перестройки - почти только они говорили.
Из всех что-то доброе, да и то в специфической плоскости, я слышал только от Якова Кротова, да пару раз неясный реверанс к анархизму от Сергея Довлатова.
Признаю, меня это сильно сбивало с толку - этот без преувеличение КУЛЬТ к законности, при ясном понимании, что законы пишутся элитами против интересов "простолюдия". Очевидно диссиденты считали себя "непризнанной элитой" и сильно сердились за то, что власть их мнение игнорит, а даже и "притесняет" за это "свободно высказанное мнение".
(то, что власть сглупила - отдельный вопрос; многих диссидентов власть могла легко приручить - и потом она это сделала; на Западе своих диссидентов, которые есть, вполне удачно интегрируют в систему вешанья лапши на уши населению - некоторые до министров и сенаторов поднимались, Йошка Фишер из Германии приходит на ум)

Аватара пользователя
ясенъ
Сообщения: 3049
Зарегистрирован: 18 окт 2009, 17:08

Re: Август 1991 . Опрос .

Сообщение ясенъ » 06 апр 2017, 10:51

Дубовик писал(а): по статье об антисоветской агитации.
ок. я попутал. если не за измену родине, а за антисоветскую агитацию - ну тогда это однозначно доказывает их преданность государственной системе и идеологии. Антисоветская агитация - это, как мы все знаем, не по анархии.
отточенное восприятие и дисциплина воображения

Ответить

Вернуться в «Политика»