Критика традиционализма

всё о философии
Ответить
Аватара пользователя
afa-punk-23
Сообщения: 3038
Зарегистрирован: 23 авг 2008, 21:09

Критика традиционализма

Сообщение afa-punk-23 » 06 май 2018, 19:10

Критика традиционализма

Традиционализм мыслит распад единства мира и предлагает выработать ответ этому распаду в ориентации на вечность. Что очень важно – не на древность, не на расположенный в истории Золотой век, а на Традицию, через которую проявляется Священное.

Здесь возникают первые вопросы. А что такое Традиция? А что такое Священное? И почему с такой уверенностью утверждается какой-то единый традиционализм, я дочь каирского офицера и говорю вам, что всё не так однозначно. На эти вопросы не ответить даже в обширной статье. Но кое-что наметить можно.

Под традиционализмом понимается мысль, выработанная Рене Геноном, Фритьофом Шуоном, Юлиусом Эволой, Мартином Лингсом, Мишелем Вальсаном, Александром Дугиным и другими. Сюда не относят Жозефа Де Местра, Константина Леонтьева, Фридриха Ницше или Ортегу-и-Гассета, т.к. речь идёт об интегральном традиционализме. Где-то с Новым временем (хотя существует иные классификации) мир вошёл в Тёмный Век, когда все иерархические структуры, на которых держалось правильное существование, содрогнулись и постепенно погребли под собой людей. Они в этой каше перемешались, стали неотличимы друг от друга и, в общем-то, перестали быть людьми, потому что таковыми их делала не внутренняя экзистенция, а место в иерархии, которая оказалась уничтожена. Стать человеком можно, прикоснувшись к Традиции (т.е. Священному – чести, иерархии, духу), понимаемой, как противоположность традиции (т.е. Профанному – истории, политике, быту). Традиция означает распространение вечности, а традиция с маленькой буквы наделена человеческим содержанием – посидеть на дорожку, иконам поклониться, отдать честь национальному флагу, рубашку с петухами носить. С каждым днём Священного становится всё меньше, а исторического, людского, социального всё больше. Цель традиционализма в том, чтобы нащупать это Священное, сохранить его, пройдя инициацию и передать дальше. Или выступить вместе со Священным против современного мира. От мыслителя к мыслителю ситуация разнится, но в общих чертах традиционализм выглядит как-то так.

Против традиционализма, если использовать этот термин, который не может адекватно описать всё многообразие течений и группировок, осуждающих современный мир и призывающих ориентироваться на вечность, можно сформулировать несколько положений.

1. Традиционализм – это модернистское изобретение начала ХХ века.
2. Традиционализм – это предтеча «New-Age», а, чаще всего, и есть «New-Аge».
3. Традиционализм – это антиисторично. Отрицая историю, он сближается с постмодернизмом.
4. Традиционализм – это ещё одна ветвь просветительского индивидуализма в духе Руссо.

Об этом и поговорим.

Почему традиционализм, так яростно осуждающий современность, одновременно является её порождением? Интегральный традиционализм родился на исходе XIX-го и в первой половине ХХ веков, в самый разгар Современности. Его зачинателем является француз Рене Генон. В свою очередь на него повлияли французы Жерар Анкосс и полумифический Альбер де Пувурвиль, о которых речь пойдёт чуть позже. Другой корень традиционализма уходит к неоплатоническим мыслителям Возрождения (Марсилио Фичино, Пико делла Мирандола), что тоже, в общем-то, Современность. Ещё корни традиционализма можно найти в немецком романтизме, полностью модернистском течении, который рассуждал о духе, о вызове времени и толпе, критиковал современность и идеализировал прошлое. Так что интеллектуальные корни традиционализма – это XIX-XX и эпоха Возрождения.

Мог ли традиционализм возникнуть в традиционном обществе? Нет, не мог. В мире, где Священное находится на положенном ему месте, традиционализм не нужен. Он, как факт, мог возникнуть только в Современности, причём в крайней форме её проявления – ХХ веке. Человек, живущий в Традиции, просто не знал слова, которым бы мог её обозначить (сам Генон старался не использовать понятие «традиционализм»). Для того, чтобы назвать Традицию Традицией, нужна перспектива, нужен Другой, чтобы посмотреть на Традицию со стороны, а раз на неё можно посмотреть со стороны, значит, Традиция более не пронизывает всё основание мира, значит мир движется к Тёмному веку, значит на подходе Современность. Традиционализм – это взгляд на Традицию людей Современности.

Пикантно и то, что традиционализм возник в самом сердце Современности, на Западе. Причём возник в тот момент, когда Запад был колоссально силён и подчинил себе практически весь мир. Логично было бы предложить, что в такой ситуации традиционализм должен был появиться в более «традиционных» обществах Востока. Это был бы мобилизационный ответ на экспансию. Но ничего такого не произошло. Традиционализм это сугубо европейское явление, а если он и касался таких людей, как Ананда Кумарасвами или Сейид Хосейн Наср, то это были люди Запада. Они с детства жили в Европе и США, выучились там и там же преподавали. Вдвойне пикантно, что более «отсталые» общества избрали своим щитом отнюдь не традиционализм, а… социализм. Именно социализм стал тем инструментом, которым более традиционный Восток попытался защититься от более современного Запада. Чем дальше на Восток, тем это нагляднее видно. К примеру, коммунисты Вьетнама после победы дважды предлагали императору Бао Даю важный пост в правительстве. Местные социалистические движения были плотно замешаны на том, что можно назвать традицией с маленькой буквы.

Ну а то, что традиционализм рождён Современностью, награждает его целым букетом венерических болезней. Одной из них является схожесть традиционализма с учениями «New-Age».

Все важные для традиционализма мыслители начинали свой путь с увлечения оккультизмом, магией, эзотерикой, спиритуализмом, язычеством и другими искусственными конструкторами, созданными в салонах ХIХ-ХХ веков. Трудно, как внешне, так и содержательно отличить Ошо от Шуона, а Генона от Рериха. Ведь нужно понимать, что ислам – это не традиционализм, христианство – это не традиционализм, церковь – это не традиционализм, суфизм – это не традиционализм, рыцарские ордена – это не традиционализм. Традиционализм – это всегда эзотерика, это попытка взять из всех «традиций» сокрытые элементы, скрестить их в такое же искусственное, как и Современность, детище, тем самым как-то выжив средь этой смертной любви.

Так, Рене Генон где-то до 1910 года (до 24 лет) плотно увлекался масонами, гностицизмом и мартинизмом. К ХХ веку мартинизм «воссоздал» учитель Генона Жерар Анкосс, считавший себя магом. Это был невероятно популярный каббалист, масон, оккультист эпохи Fin de siècle. Генон в то время был «епископом» т.н. Вселенской гностической церкви, где состоял авантюрист и эзотерик Альбер де Пувервиль. Он не только пристрастил Генона к опию, но подтолкнул отца традиционализма к его важнейшим мыслям о религии. А пока в ходе «посвящения» Генон на спиритическом сеансе говорит с духом последнего Магистра ордена тамплиеров Жаком де Молем. Дух Жака де Моле поведал Генону, что тот должен возродить дух рыцарства, что, в каком-то смысле, и произошло. А вот Фритьоф Шуон создал из европейцев первый суфийский орден «Марьямийа». Позже Шуон прославился тем, что облачался в индейские одеяния и, будучи обнажённым, фотографироваться с девушками в бикини. Под конец жизни, переселившись в США, Шуон стал кем-то вроде суфийского шейха-индейца. Ранний Эвола посещал кружки спиритуалистов, теософов и антропософов. В 1926 году он создаёт эзотерический проект «Ур», занимающийся пропагандой магических практик. Тот же Марк Сэджвик, написавший «Наперекор современному миру», состоит секретарём «European Society for the Study of Western Esotericism». Мартин Лингс являлся европейским суфием, который написал эзотерико-филологический трактат о Шекспире «Секреты Шекспира». По мысли Лингса, искусство пробирает человека только тогда, когда в нём есть отсылка к потаённому миру, который не каждый способен прочесть. Ананда Кумарасвами сплёл воедино индуизм с неоплатонизмом и был чистейшим эзотериком. Александр Дугин начинал в мистическом кружке Евгения Головина. Весь традиционализм вышел из эзотеризма, магизма, оккультизма и, не смотря на его последующую критику, так и не смог избавиться от «New-Age» молодости.

Ведь о чём центральная идея Генона? Она о наличии некой Примордиальной Традиции. Это комплекс нечеловеческих знаний, абсолютная трансцендентная истина, которая передавалась от «истоков человечества» с помощью ограниченного круга посвящённых лиц. Позже она стала существовать в отдельных духовных практиках, которыми можно и нужно заниматься, чтобы приобщиться к Традиции. Сам Генон выбрал для этого ислам, но не забывал указывать, что это был его личный выбор. К Традиции, как к Риму, ведут разные дороги.

Что это, как не «New-Age»? Тут ведь тоже главенствует идея, что «всё едино», а прийти к Единству можно разными путями. К тому же, «New-Age» говорит, что Всё откроется только знающим. Такая же гностическая нотка есть в традиционализме. Оккультные практики? Все традиционалисты начинали с них, а люди вроде Шуона от всяких псевдо-зикров и не отказывались. Синкретизм религий и духовности? Пожалуйста. Цикличность мира вместо линейки истории? Разумеется. Изменённые состояние сознания? Это и наркотические опыты традиционалистов, и некритические восприятие суфийских практик. Реинкарнация? Кумарасвами в глазах традиционалистов реабилитировал буддизм (они считали его восстанием кшатриев против власти брахманов). В «New-Age» нет чётких правил поведения, так ведь и традиционалисты сплошь друг от друга отличаются. Что является основой учения «Новой Эпохи»? Теософия, с которой были связаны все первые традиционалисты. Чем занимался тот же Эвола? Он изучал йогу, алхимию, буддизм, авангард, герметизм… А что изучают новоэпохальцы? Вопрос риторический.

Безусловно, различия есть и они немаленькие, но сколько сходства!

То есть нужно ставить вопрос так: где кончается секта и личности вроде Бога Кузи и начинается традиционализм? Чем Павел Глоба отличается от Фритьофа Шуона? Почему на спиритическом сеансе Генону может явиться дух Магистра ордена тамплиеров, а инициатический центр в цыганском таборе на вокзале таким правом не обладает? Где границы? Нет их. Разделение и не провести, потому что традиционализм резко выступает против истории и историзма, что забавным образом сближает его с постмодернизмом.

Ведь что такое традиция? Латинское слово «traditio» означает передачу. Сохранять традицию – это сохранять передачу чего-либо. Следовательно, мы можем говорить о том, что передаёт Традиция и как она это передаёт. В первом случае упор на историю не требуется – можно ограничиться феноменологическими (то есть, «что это такое») вопросами, но отвечая на вопрос «как это передаётся» мы не может обойтись без фактуры: преданий, фольклора, религиозных практик, быта, цивилизаций прошлого и т.д. Ведь Священное, о котором говорят традиционалисты, существует не в воздухе, а проявляется через вполне определённые социальные институты, иерархию, Платонополис, жрецов, воинов… И вот тут-то у традиционалистской школы начинаются не просто проблемы, а настоящий провал. Потому что если разбирать то, что традиционалисты напридумывали о прошлом, об ариях, полой Земле и древних цивилизациях, то можно понять, что речь идёт о суфиях вроде Фоменко и Носовского. Но на этот разбор понадобился бы отдельный текст.

Важнее, что традиционализм яростно критикует историзм. Это принцип, когда история понимается, как знание о том, что, понимая прошлое, можно определить будущее, потому что все в этом мире развивается, тогда как традиционная, ещё гесиодовская оптика предполагает движение от Золотого Века к Веку Канализации. Но традиционалисты не рушат саму схему историзма, а лишь переворачивают его, как блин на сковородке. Если классический историзм смотрит на время, как на процесс развития, то традиционализм смотрит на него также, но заменяет прогресс на регресс. Историзм – мир движется от плохого к хорошему, и эти процессы можно предсказать. Традиционализм – мир движется от хорошего к плохому, и предсказывать здесь нечего. Никакого преодоления историзма у традиционализма не возникает. Речь лишь об антитезисе. Зато традиционализм неожиданно сближается со своим оппонентом постмодернизмом. Тот тоже смотрит на историзм, как на конструкт Запада. И здесь Эвола с Фуко (в пику историзму писавшему, что настоящее определяет прошлое) заявляют схожие вещи: современное понимание истории придумала европейская цивилизация, замешанная на христианстве. Во всём виноват авраамизм, предложивший линейное развитие времени, которое не подходит для изучения иных обществ. А традиционалисты добавляют, что там, где есть история, не может быть вечности, потому что вечности не бывает там, где есть Начало и Конец.

Что же предполагает такая посылка? В том и проблема, что она ничего не предполагает. Традиционализм рождал и рождает всего две вещи – либо просвещенческий традиционализм в «духе» Руссо, либо романтический эскапизм.

Ведь кем были все (!) традиционалисты? Они были интеллектуалами-одиночками, которые писали книги, вращались в закрытых кружках, да занимались просвещением. Даже Эвола, имевший связи с фашизмом и нацизмом, так и остался для этих движений белой вороной. Отрицание же историзма приводит традиционалистов к эскапизму. Ведь если мир должен прийти к упадку и снова возродиться, то зачем его спасать? То, что произошло – это естественно. Так и должно быть. Это предопределено самой логикой Традиции. Поэтому не нужно суетиться и мельтешить. Нужно занять позицию наблюдателя, хранить в себе ростки Традиции и пытаться жить, как полагается воину или брахману в эпохе Упадка. То есть это опять же существование в атомарном обществе и индивидуализм Возрождения. Невозможно быть рыцарем без рыцарского ордена. Невозможно быть брахманом без соответствующей институции. А этого традиционалисты создать не могут. Да этого никто создать не может.

Всё, что традиционалисты смогли предложить – это концепция осёдланного тигра. Как её можно популярно изложить? Конечно же, с помощью народной русской частушки: «В лесу раздавался топор дровосека. Гонял дровосек топором гомосека. Устал, обессилел, упал дровосек... c улыбкой залез на него гомосек...». В данном случае абстрактный нонкомформист-гомосек – это правый анарх, а дровосек – тигр, то есть современный мир, которого рано или поздно оседлает хитрый гомосек. Концепция сама по себе неплоха, но она рождает всё тот же эскапизм, побег в выдуманные миры и в Традицию, которая не вылезает из компьютерного кресла. Кто-нибудь знает сегодня интересных правых анархистов? Нет, не знает. Потому что их нет. А почему их нет? Потому что они по ту сторону экрана хранят Традицию в себе.

Единственный традиционалист, который чего-то добился на практике – это Александр Дугин. Если брать под корень, то Дугин это второй (после Генона) традиционалист. Чувствуется, как сейчас усмехнулся читатель, но только Дугину удалось выйти из рамок банального просвещения, создать интеллектуальное движение и даже иметь кое-какое (небольшое) влияние на политическую власть в России. Но вот кроме Дугина сегодня нет никого. Есть либо скучнейшие пасынки сына Гелия – Сперанская, Коровин, за которых просто стыдно, либо молодая поросль, которая Дугина боготворит или ненавидит, реализуя тем самым Эдипов комплекс. По итогу остаётся пустота, где в бороду смеётся хитрый Дугин. Кстати, один из аргументов против традиционализма – он не умеет смеяться. Традиционализм патологически серьёзен. Шутит только молодёжь, но чаще в духе портвейна «777». Юмор в традиционализм принёс Дугин, который мог остроумно разложить песню Кати Лель.

И это не только лишь шутка. Ведь традиционализм – это порождение Современности. Он вышел из того же корня, из которого вышел «New-Age». И рождает традиционализм такой же тип людей, какой рождает «New-Age» – эзотерических юношей и девушек, начитавшихся Блаватской и Трисмегиста, которые вместо геноновского опия употребляют циклодол. Традиционализм обречён воспроизводить отражение постмодерна, не в силах его ни преодолеть, ни даже высмеять. Сегодня можно оседлать тигра, уйдя во внутреннюю эмиграцию, можно проповедовать или отшельничать, но невозможно стать рыцарем. Для этого необходим Орден. А его нет. Только и остаётся, накатив портвейна, вызвать дух Жака де Моле.

Источник: паблик "Под корень"

Ответить

Вернуться в «Философия»