"Палата труда" в межвоенной Литве, или из истории профсоюзного соглашательства.

история анархизма
Ответить
Tiratore
Сообщения: 257
Зарегистрирован: 24 сен 2015, 13:56

"Палата труда" в межвоенной Литве, или из истории профсоюзного соглашательства.

Сообщение Tiratore » 18 июл 2018, 18:49

Автор приводимого ниже отчета - Винцас Растянис (1905-1982), политик журналист и редактор. В 1931-1935 годах он был генеральным секретарем правившей в Литве партии "Таутининков". 17 июля 1940 года был арестован и до начала войны находился под следствием. Из тюрьмы был освобожден в начале войны. В 1941-1942 году был прокурором Шяуляйского округа; позже - адвокатом. В 1944 году уехал на Запад. Умер в США. Рассказ взят из его собственноручных показаний, данных им когда советские власти обвиняли его в контрреволюционной деятельности. Эта часть его показаний интересна тем, что проливает свет на первые шаги того, что спустя 60 лет стало идеологией постсоветских профсоюзов.

Текст взят из дела LYA -K58-31729/3. Для упроминаемого ниже Л. Лютермозе это был не первый социальный проект: до этого он был автором проекта под названием "Биржа труда".


"... Официально таутининки объявляли лозунг согласования интересов нанимателя и наемника. Фактический скрытый смысл этого лозунга состоял в том, чтобы вынудить капиталистов благоразумно ограничить свои эксплуататорские аппетиты до предела, оставляющего для рабочих такие минимальные условия жизни, при которых они примирились бы со своим положением, и при которых было бы возможным убедить рабочего, что благодаря покровительству со стороны существующего режима, он получил необходимые улучшения и что другими способами он ничего лучшего достигнуть не может. Несмотря на то, что руководители таутининков пока удовлетворялись полицейскими и организационными мерами, отвлекающими рабочие массы от классовой сознательности, все-таки возникал вопрос о том, что этих мер не всегда будет достаточно и что необходимо какими нибудь видными действиями показать приведение в жизнь лозунга о «согласовании интересов».

Приблизительно до 1933 года ничего конкретного в этом смысле не было решено. Только в 1933 или в 1934 возник проект основания так называемого «Генерального представительства рабочих». Так как профсоюзы из-за революционных тенденций были ликвидированы еще в самом начале режима Сметоны - Волдемараса, и не было ни какой организации, которая отстаивала бы сознательные интересы рабочих, так это «генеральное представительство» и должно было сыграть роль объединенной организации всех рабочих Литвы. В глазах рабочих это «представительство» должно было сыграть роль защитника ихних интересов, а фактически оно должно было эти интересы защищать в вышеупомянутом смысле лозунга о «согласовании интересов».

Инициатором этого проекта был ковенский инспектор труда Лютермоза. (Лютермоза был беспартийный и в политической деятельности неизвестен. Был продолжительное время на должности инспектора труда, присматривающего за исполнением со стороны предприятелей (предпринимателей?) законом установленных условий труда. Основание этого «представительства» было кажется единственным проявлением политической деятельности. В последнее время в политической жизни был неизвестен и мне больше неизвестно чем он в последние годы занимался). Однажды он объявился ко мне, как генеральному секретарю партии таутининков, с переводом текста фашисткой «конституции труда», другой литературой и готовым проектом «Генерального представительства Рабочих». По проекту это представительство должно было состоять из делегатов рабочих избираемых на общих собраниях рабочих. Число делегатов, кажется, было предвиденно по 2 от полных и не полных 500 рабочих или иначе (в среднем кажется предвиделось по 2 делегата от предприятия). Избираемым мог быть каждый рабочий, но чтобы получить право делегата, он должен был быть акцептирован министерством внутренних дел. Таким образом делегатами могли сделаться только те рабочие, которые были приемлемы для министерства, а такими могли быть только не подозреваемые в революционных тенденциях, одним словом, политически благонадежные. Лютермоза гарантировал что рабочие не откажутся избирать делегатов на таких условиях, как изложено будет убедить, что лучше кое что, чем ничего, а необходимость акцептирования (иначе — утверждения выборов) со стороны министерства будет объяснено тем, что это пойдет в пользу самим же рабочим, так как правительство лучше будет считаться с такими делегатами, которым оно доверяет, чем с такими, которые являются врагами правительства.

Эти делегаты должны были составить «представительства» и собираться примерно 2 раза в год для обсуждения главных интересов рабочих в общих чертах. Они же должны были избирать со своей среды «совет» представительства» не большой численности, который должен был собираться чаще и вырабатывать конкретные проекты для нормирования социального положения рабочих, имея в виду принципы обсужденные на пленуме. Но несмотря на первую степень недоверия рабочим, которая была очевидна из требования подтверждения делегатов, здесь выказывалась вторая степень недоверия — тоже предвиделось подтверждение выборов. Затем совет должен был избирать постоянное правление, из 3 или 5 лиц, которое должно быть постоянно занято руководством деятельности «представительства». Здесь также предвиделось или подтверждение или назначение представителя из представленных министру трех кандидатов. И все же после такой трехстепенной отборки, это «представительство» должно было играть роль только совещательного органа при министерстве внутренних дел. Это обстоятельство предвиделось объяснять таким образом, что все-таки представительство будет иметь большее значение, чем частная организация.

Таким способом конструировалась подложная «защита» интересов рабочего класса с надеждой, что рабочие за неимением лучшего, согласятся и на это. В пояснительном изложении проекта указывалось и то, за что «представительство» должно будет «бороться». Это были некоторые изменения наболевших мест закона об условиях труда, введение посреднических органов на случай недоразумений между нанимателем и наемником, введение установки со стороны правительства минимальных норм зарплаты для отдельных предприятельств и т. д. Этого считалось пока достаточно для примирения рабочих с положением и даже предполагалось этим завоевать симпатии рабочих существующему режиму.

Я нашел этот проект вполне соответствующий интересам партии. Лютермоза, т. е. автор проекта заявил, что на реализацию этого проекта он уже заручился согласием своего непосредственного начальника — директора социального департамента Шостакаса, но не удалось уговорить министра внутренних дел Рустейки, который опасался, что этим только будет создан официальный орган бунтовщиков. (Шостакас — директор социального департамента пробыл до последнего времени, в течении около 13 лет. Я неоднократно указывал председателю партии Тубялису, что на этом посту нужен человек более интересующийся социальными вопросами, так как Шостакас к этим вопросам был совсем равнодушен и неизменно целые вечера и ночи проводил за картами. Лютермоза получил быстрое согласие на проект, думаю, только потому, что проект был совсем готовый и не надо было задумываться. Рустейка — отставной полковник, бывший до Статкуса директором политической полиции, после министром, в последнее время вицебурмистром г. Каунаса, Образ мышления его напоминает примитивного среднего помещика царского времени. Характеризовали его, что задачу своего пребывания министром сводит к охранению Сметоны на посту президента).

Поэтому Лютермоза обратился ко мне, чтобы я передал проект Тубялису и помог его реализовать. Тубялис сначала тоже принял это скептически, но впоследствии согласился и убедил Рустейку.

Проект был реализован кажется вполне так, как рассказано и первое заседание было обстановленно торжественно а печать получила от министра вн. дел инструкцию впредь уделять большее внимание на выдвижение деятельности этого «представительства», отмечать пользу его для рабочих и описывать удовлетворенность рабочих основанием его.

При реализации а также и при составлении этого проекта с Лютермозой близко сотрудничал Шулайтис, который стал во главе этой институции и остался на этом посту до последнего времени. (Шулайтис — бывший наборщик в типографии, бывший член правления или предсадатель профсоюза рабочих печатной отрасли, будучи наборщиком кончил высшее юридическое образование и в кругах рабочих раньше был известен, как активный деятель ликвидированных сметоновским режимом профсоюзов).

В начале деятельности этого «представительства» оно не имело нужных средств. Воспользовавшись случаем я направил в пользу «представительства» 10 000 литов, которые предложил пожертвовать на нужды партии таутининков представитель чешской фабрики «Шкода» отст. ген. Крауцявичус по случаю полученого им заказа на оборудование сахарной фабрики. Впоследствии деятельность этого представительства велось на государственные средства, так как вскоре оно было реорганизовано в Палату Труда, действовавшей на основе специального закона.

Так как я после реализации первого проекта удалился с поста генерального секретаря, так и не имел больше контакта с этой институцией. Мне только известно, что Палата Труда привела в жизнь в проекте предвиденные реформы, занималась организацией разнородного забавления рабочих и до некоторой степени достигла желанных результатов в смысле отвлечения рабочих от революционного движения, хотя истиным доверием среди рабочих и не пользовалась".

Автор предисловия и публикации документа Э. Бальчунас (Литва)
http://aitrus.info/node/5123

Аватара пользователя
павел карпец
Сообщения: 2484
Зарегистрирован: 23 дек 2013, 18:39

Re: "Палата труда" в межвоенной Литве, или из истории профсоюзного соглашательства.

Сообщение павел карпец » 18 июл 2018, 19:35

Эта часть его показаний интересна тем, что проливает свет на первые шаги того, что спустя 60 лет стало идеологией постсоветских профсоюзов.
Имеется ввиду ФНПР ?


Ответить

Вернуться в «История»