Мультикультурное белое превосходство, или Почему небелые люди идут к белым расистам.

борьба с фашизмом
Ответить
Tiratore
Сообщения: 287
Зарегистрирован: 24 сен 2015, 13:56

Мультикультурное белое превосходство, или Почему небелые люди идут к белым расистам.

Сообщение Tiratore » 02 ноя 2018, 17:05

Изображение

Многие украинцы встречали сограждан из числа этнических меньшинств, которые присоединялись к ультраправым националистическим и даже расистским группам. Украинцы армянского, азербайджанского, грузинского или еврейского происхождения, гордо носящие «славянский коловрат» — вполне обычная картина для нашей страны. Нельзя сказать, что последователи дедушки Гитлера или южноамериканского клуба любителей белых колпаков переосмыслили расовую теорию и расширили понятие «белого человека», вовсе нет. Просто ультраправые идеи захватывают людей настолько сильно, что они не замечают их противоречия со своим происхождением. Почему так происходит — вопрос открытый. Это может быть как глубокая ненависть к своей семье и, как следствие, к своим корням, так и затмевающая сознание жажда к эйфорическим чувствам, которые дает причастность к чему-то большому и сильному. В любом случае, даже самое непримиримое неонацистское движение в Украине имеет последователей со смуглыми лицами, карими глазами и темными, курчавыми волосами.

Но это Украина — страна, в которую никто не эмигрирует и где этнические конфликты сводятся к теории еврейского заговора и страхе перед ромским меньшинством. Пожалуй, единственный конфликт, близкий к расистскому, — это ромофобия, котрая недавно вылилась в серию погромов и одно убийство. В остальных случаях расовые теории — это, скорее, увлекательная ролевая игра, в которой славянин из пропащей страны представляет себя не то викингом, не то колонизатором Южной Африки. Без традиционных расистских институтов и массовых идеологических установок позволить себе такую игру может украинец фактически любого этнического происхождения кроме, разве что, африканского.

В странах, практиковавших колониализм, рабовладение и расовую сегрегацию в новейшее время, ситуация несколько иная. Неоднородный этнический состав, ограничения в социальной мобильности для небелых, агрессивное отношение к тем из них, кто не согласен с таким положением вещей, — все это говорит о расистском характере общества при формально равноправных условиях. Самым показательным примером являются США, где ультраправые движения уверены, что небелые люди мечтают захватить и подчинить Америку, уничтожить ее культуру и все цивилизационные достижения. В преддверии президентских выборов 2016 года проблема обострилась, и уже с победой Дональда Трампа идеи отгородиться стеной от Мексики, помещать в концлагеря латиноамериканцев и не впускать граждан мусульманских стран стали официальной политикой новой администрации. Обыденностью стали даже нападения на мусульманок в традиционной одежде, не говоря уже об открытой вражде к идеям гендерного равенства и инклюзивности для афроамериканского населения.

Тем не менее, черные, коричневые и даже азиатские лица все чаще можно заметить на маршах белых националистов. Можно ли сказать, что будущее американских ультраправых мультикультурно?

Изображение
Фото: Twitter, @arunindy

Взгляните на эту фотографию. На ней запечатлены члены движений Patriot Prayer и Proud Boys. Все они демонстрируют жест «ОК», который из дразнилки для либералов, мол, пальцы на самом деле складываются в буквы W(Hite) P(ower), стал новым приветствием альтернативных правых; на одном из парней надета футболка с надписью «Пиночет не сделал ничего плохого» от фирмы «Правые эскадроны смерти». Трое мужчин сзади — небелые, и весь сок в том, что крайний справа — афрокубинец Энрике Таррио, которого можно заметить на маршах и митингах белых националистов. Таррио — далеко не случайный посетитель подобных мероприятий. Он — лидер ячейки Proud Boys в Майами.

Движение называет свою идеологию «западным шовинизмом». Это гордость быть частью «величайшей культуры», отказ «извиняться за создание современного мира», что бы это ни значило, и тоска по временам, когда «девочки были девочками, а мужчины были мужчинами». Ее приверженцы уверены, что «быть гордым за западную цивилизацию сегодня — все равно что быть искалеченной черной лесбиянкой-коммунисткой в 1953», то есть считают себя жертвами репрессивного режима и приветствуют в своей среде только мужчин («всех, кто родился с пенисом»). Отличительной особенностью Proud Boys является подчеркнутый антикоммунизм — они винят левых во всех возможных бедах.

На их сайте можно встретить агитацию подобного рода: «Как спасти Америку: запретить тюрьмы, раздать оружие, легализовать наркотики, отменить социальную помощь, закрыть границы, чтить жен-домохозяек, славить предпринимательство, отменить правительство». Похоже на стандартный набор современного американского либертарианства, одной из лазеек для распространения идей альт-райта за границы этой интернет-субкультуры и связанных с ней ультраправых групп.

Изображение
Энрике Таррио (слева), глава ячейки Proud Boys в Майами. Фото: Twitter, @ShelleDione

«Моя семья родом из коммунистической страны. Единственная истинная свобода — это свобода предпринимательства», — говорит в интервью Daily Beast Таррио, чей профиль в Инстаграмме наполнен призывами «убивать коммунистов». Антикоммунистическую и антилевую позицию он объясняет негативным опытом членов своей семьи при режиме Фиделя Кастро.

Как сообщает The Nation, Proud Boys — одна из тех правых групп, которая в целях популяризации переходит на более умеренный политический язык, заменяя расизм заковыристой идеей «биокультурного разнообразия». Это позволяет им находить отклик в значительно большей, мультирасовой группе американцев среднего класса, которые ни за что не присоединятся к Ку-Клукс-Клану, но имеют предрассудки относительно иностранцев и частично поддерживают повестку Трампа. Отход от этнического национализма к его менее фанатичной версии, которая апеллирует к нелегальному статусу иностранцев или низкой культуре небелых людей, а не к цвету кожи, позволяет движениям вроде Proud Boys и Patriot Prayer привлекать к себе не только белых. Этнические меньшинства в их рядах как бы доказывают, что с идеями о превосходстве белой расы их ничего не связывает.

Действительно, пещерного расизма в агитации Proud Boys нет. Движение формально открыто для всех, независимо от расы, вероисповедания и сексуальной ориентации, а также отказывается от ярлыка «альт-райт», что подчеркивается в их манифесте. Единственные, кого они не приемлют в своей среде — это женщины. Чернокожий глава ячейки в Майами даже говорит, что основания расовая проблема, с которой они сталкиваются, — это слишком малое количество белых участников, так как почти все — небелые. Правда, их групповые снимки говорят о противоположном.

Изображение
Гэвин Макиннес, основатель движения Proud Boys. Фото: SBS

Помните претенциозного американского комика и бывшего начальника журнала Vice Гэвина Макиннеса? У него еще был фильм о том, как правильно цеплять женщин, драться, нюхать героин, изменять беременной жене и вообще быть настоящим мужчиной. Так вот, Макиннес — основатель Proud Boys. «Это мультирасовое братство с тысячами последователей по всему миру, — описывает комик свое движение. — Единственное требование для членства — быть биологическим мужчиной и верить, что Запад — круче всех».

ВВ свое эссе «Я не расист, сексист или гомофоб, ты, сучий ниггерский пидор» этот клоун утверждает, что делать обобщения на основе расистских стереотипов — не расизм: «Расизм — это отрицать возможность исключений… Выступать против свиданий своей дочери с черным парнем — это тоже расизм. Что, если он принят белыми дантистами? В таком случае это будет просто белый парень в черной шкуре». Время от времени он делает расистские или антисемитские высказывния, после чего оправдывается неким «контекстом», из которого нельзя выдергивать его слова.

В подобном видении расизм принимает свою латентную форму, которая, однако, полностью соответствует его функциональному значению: социальный шовинизм, тяга к сильным и успешным, отвращение к слабым и угнетенным. По мнению небелых членов Proud Boys, никакого расизма в Америке больше нет, а все жалобы на неравенство — это зависимость от социальной помощи, отсутствия сильных лидеров и губительная вера в Демократическую партию, которая навязывает людям комплекс жертвы. Чернокожий глава региональной ячейки Proud Boys Таррио не видит расизма и в том, что полиция убивает черных парней в 9 раз чаще, чем белых:

«Это все хип-хоп культура, которая прославляет такой стиль жизни — наркоторговля, перестрелки… Это очевидно, что у вас будут более высокие показатели преступности. Это очевидно, что у вас будет много внимания от полиции и много конфликтов с ней».

Другие небелые почитатели Proud Boys, Patriot Prayer и прочих уличных ультраправых групп, связанных с альт-райтами, придерживаются похожего мнения. Фактически они представляют новое лицо ультраправых — этот феномен называют «мультикультурное белое превосходство».

К примеру, чернокожая пуэрториканка Элиза Санчез, посетившая марш «Свобода или смерть! Против левого насилия», утверждает: «Если черные будут совершать больше убийств, больше ограблений, больше краж, больше насильственных преступлений… Вот почему можно увидеть, что черные имеют много проблем с полицией».

Дэвид Нопел, чьи родители нелегально проникли в США из Мексики, говорит: «США не идеальны, но мы до черта лучше, чем другие страны… Я очень патриотичен».

Самоанец Тузитала Тоуз, правая рука лидера Patriot Prayer Джои Гибсона (кстати, наполовину японца), назвал себя «коричневым братом Дональда Трампа» после стычки с антифашистами, во время которой он избил человека, бывшего вдвое меньше него. И он, и его начальник отрицают связь организаций с белым национализмом, хотя местные антифашисты регулярно опознают на их мероприятиях членов неонацистских группировок.

Программист Эндрю Жао из семьи китайских физиков, которые перебрались в США, считает себя фанатом Трампа и заявляет: «Нам нужно больше патриотизма. Очень много либералов не любит Америку».

Изображение
«Ненавижу левых и расизм»; участники Марша Свободы, 4 августа 2018, Портленд. Фото: Brendan O’Connor

Посетитель «Марша свободы» Proud Boys и Patriot Prayer, черный мужчина средних лет по имени Джеймс, рассказал в интервью The Nation, что это все похоже на борьбу Мартина Лютера Кинга. «Похоже, что эти ребята находятся в противостоянии, и я хочу встать рядом с ними… Здесь нет расистов, я не испытал ничего, кроме любви. Расисты не позволили бы меньшинствам присоединиться к себе», — объяснил он. Что до флагов расистской рабовладельческой Конфедерации, то Джеймс видит в них не более чем символ Южных штатов. Он также добавил, что якобы левые наговаривают на них плохое, потому что получают деньги от Джорджа Сороса.

75-летняя иммигрантка из Колумбии Леонор Феррис так и вовсе рассмеялась, услышав вопрос об идеях превосходства белой расы: «Я латинос! Как они могут быть белыми супремасистами? Посмотрите на мою кожу. Я не белый супремасист, я люблю людей. Я люблю все цвета». Однако при этом женщина выступает против нелегальной иммиграции, утверждая, что приезжие «засоряют улицы» ее любимых США.

Ещё один участник марша, афроамериканец Уилл Джонсон, спросил корреспондента издания: «Я что, похож на белого супремасиста? У меня же есть дреды!» Он также добавил, что Хиллари Клинтон настолько сильно выступает за аборты, что даже поддерживает убийство новорожденных. «Либеральные медиа, которые против страны, которые враги американского народа — они скрывают это, потому что не хотят, чтобы об этом узнали люди». По его мнению, США нуждаются в стенах, защищающих от иммиграции.

Изображение
Иллюстрация: David Michael Miller

Но почему так происходит, и падкая на либертарианские идеи небелая молодежь фактически идет к альт-райтам, не замечая их пещерного расизма, выливающегося в нападения мусульман и небелых?

«Многие из этих молодых ребят, особенно из IT-сферы, которых засосал белый национализм, начинали в старших классах как любители Айн Рэнд», — объясняет связь между либертарианцами и расистами исследователь ультраправых движений Дэвид Ньюерт, автор книги «Альт-Америка: подъем крайне правых в эпоху Трампа». По его мнению, альт-райты нацелены на мужскую аудиторию 15-30 лет, подпитывая их чувства мужского ресентимента и ксенофобии. Многие небелые молодые люди присоединяются к ним, поскольку выросли на консервативных ценностях, популярных в среде меньшинств — их переход на ультраправые позиции стал гораздо проще благодаря поддержке этого движения Дональдом Трампом, подчеркивает исследователь.

Как считает доцент Йельского университета Даниель Мартинез ХоСанг, исследующий ультраправые движения, мультикультурализм стал нормой для американского общества, и неудивительно что у него появился консервативный и ультраправый сегмент. По его убеждению, присутствие небелых людей в ультраправой среде снимает с традиционного для США расизма множество вопросов, делая его более гибкой и популярной силой. «Людям трудно понять, как язык доктора Мартина Лютера Кинга и борьбы за гражданские права используют для оправдания позиций, прибегающих к фашистским методам и насилию», — заключает исследователь.

По мнению журналиста Брендона О’Коннора, освещавшему «Марш свободы» для The Nation, движения наподобие Proud Boys и Patriot Prayer не особо радикальны — их больше волнует, как сохранить статус кво, не выходя за рамки трампизма. «Их политическая арена ограничена интернетом и порой улицами, где, не имея ни дисциплины, ни стратегии, они сводят свою активность к спонтанным и громким действиям: дракам с антифашистами, нападениям на прохожих, преследованиям мирных людей и призывам разбивать головы о бетон. Вот что они делают», — пишет О’Коннор.

Эти тенденции частично перекликаются с тем, что мы можем наблюдать в Украине. Популяризация ультраправых движений происходит похожим образом — за счет воззвания к консервативным ценностям, сочинения разнообразных теорий заговора, борьбы с ненавистным «коммунизмом», спортивно-патриотической и псевдокриминальной активности. Все это легко находит отклик в сердцах множества молодых людей, большинство из которых никогда бы не поддержало откровенно расистских идей, и не желает слышать о гитлеристском прошлом своих кумиров.

Расизм как составная часть идеологии ультраправых в Украине строго ограничен и подаётся только той аудитории, которая готова его принять и понять. Благодаря такому гибкому подходу мы никогда не увидим популярного клона НСДАП — вместо партии с монолитной расистской идеологисей строится зонтичная сеть движений с самыми разными идеологиями ультраправого спектра. Партии «Национальный корпус» и ВО «Свобода» никогда официально не заявят о необходимости вождистской диктатуры, ненависти к мусульманам, африканцам или азиатам, но такие вещи неофициально распространяются аффилирированными организациями среди футбольных фанатов и субкультурных неонацистов.

Подобная тактика укрепляет позиции ультраправых и делает их популярнее, правда, при этом размывает неонацистскую повестку более приличными право-консервативными фразами. Как показывает американский опыт, привлечение небелых людей в движение, служащее превосходству белых, а также отказ от радикальных заявлений, не делает общую политику демократичнее. В итоге получается отвратительный мутант с дюжиной голов, которые могут говорить все что угодно, в то время как его клыки и клещи разрывают людей на части. В наших широтах этот мутант может стать ещё ужаснее, и лучше бы нам вовсе не допускать его развития.
https://www.nihilist.li/2018/10/29/mult ... oshodstvo/

Ответить

Вернуться в «Антифашизм»